Главная » Статьи » СТАРЫЙ ДОБРЫЙ СОЦРЕАЛИЗМ » Мои материалы

...И СТАЛ ХЛЕБОРОБ СОЛДАТОМ

«Никто не забыт, ничто не забыто»

…И СТАЛ ХЛЕБОРОБ СОЛДАТОМ

Колхоз имени 1 Мая Гороховецкого района. История в биографиях фронтовиков. Авторы - Г.С. Зудилов, В.Р. Цыплев

Многие страницы Великой Отечественной войны заполнены уже историками, краеведами, членами молодежных клубов «Поиск». Ветеранами написаны мемуары. И все-таки, сколько героических имен, целых семей, целых деревень скрыто временем! Из таких и Крутово—маленькая деревенька о тридцати четырех дворах на западной окраине Гороховецкого района. 34 двора, а 48 уроженцев этой деревни ушли в окопы, на море, в небо войны. Два Героя Советского Союза, видные военачальники, 150 боевых наград Родины—это тоже маленькая деревня Крутово о тридцати четырех дворах. Григорий Сергеевич ЗУДИЛОВ—один из авторов этого текста, тоже воспитанник этой деревни, тоже был на фронте от первого до последнего дня, но о нем позднее будет еще сказано...

ОТЕЦ И ЧЕТЫРЕ СЫНА

После обильных дождей, прошедших в начале месяца, пошли в рост хлеба. Травы поднялись — на загляденье и первый солнечный погожий день обещал на всю предстоящую неделю сенокос. Он и радовал какой-то необъяснимой романтикой, и настораживал, — как-никак работа по тяжести первая после труда пильщика и кузнеца.

В воскресенье 22 июня 1941 года в березовой роще «ЗЕЛЕНИНО» с самого утра, по обычаю, гуляла молодежь. Частушки-прибаутки, хороводы-пляски... Пятнадцать деревень сходились сюда наряды показать, «коленца» отломить на зависть соседям, а то и на кулачки парням сойтись под визги девчат. Крутовские всегда здесь были заводилами. Задиристыми слыли, до драки дело не допускали, но молодецкую удаль показать были непрочь в любой день.

Погуляли и на этот раз по-доброму, от души. В деревню 'возвратились гурьбой, с песнями и, разгоряченные, долго не могли взять в толк, отчего, вдруг, люди все от мала до велика столпились возле колхозного правления. Новость потрясла. Война.

Уже в понедельник, на другой день деревня провожала первых своих солдат. Провожали, как исстари водится, всем миром. Уходили те, кто еще не нюхал пороху и те, кто прошел мировую, революцию, финскую. Ушел на фронт участник гражданской войны, один из организаторов колхоза Федор Алексеевич ЗУДИЛОВ. В этом очерке часто встречается фамилия ЗУДИЛОВЫХ. Как и во всех русских деревнях в Крутово много однофамильцев. По существу— все они близкие, да дальние родственники, но только на долгих зимних посиделках перебирали старики кто кому, в каком колене... Такова фамилия КУЗНЕЦОВЫ, КРОНШТАТОВЫ, СОЛИНЫ... Такова и фамилия— ЗУДИЛОВЫ.

Федор Алексеевич ЗУДИЛОВ прошел сталинградское пекло, получил тяжелое ранение, но на первой же комиссии заявил медикам: «только в действующую армию». И выдюжил крутовец. До самого Берлина дошел с боями. До самого последнего дня. Велика была радость Татьяны Алексеевны ЗУДИЛОВОИ, когда с полей сражений вернулся муж, вернулись все четыре сына. И только позже, через годы узнала мать какие пути-дороги выпали им: Василию, Ивану, Алексею и Александру — сыновьям Федора Алексеевича ЗУДИЛОВА.

...Это было под Бологое. На зенитную батарею, где Василий ЗУДИЛОВ служил наводчиком, поступило оперативное сообщение: немецкое командование, следя за перемещением наших войск, за ближайшим аэродромом усилило разведку с воздуха. Необходимо срочно прервать линию утечки информации, «закрыть» аэродром.

Вражеский самолет-разведчик Ю-88 появился внезапно. Шел он на низкой высоте, стараясь бреющим полетом обезопасить себя. Но всего несколько секунд понадобилось наводчику Василию ЗУДИЛОВУ, чтобы поймать в перекрестие фюзеляж врага. Выстрел зенитки был точен. Приказ был мастерски выполнен.

Под Старой Руссой среди взрывов шел Василий ЗУДИЛОВ со своим зенитным орудием впереди пехоты. Прямой наводкой, под стать артиллеристам-самоходчикам, громили они живую силу и технику врага. Не закончились фронтовые дороги Василия и 9 мая 1945 года. На Дальнем Востоке он бил японских милитаристов, не раз вспоминая рассказы односельчан Ивана Афанасьевича и Ивана Алексеевича ЗУДИЛОВЫХ, которые еще в 1905 году получили в этих же краях по Георгиевскому кресту. Другая война, другое время и 1905 год не повторился. Японцы были наголову разгромлены, а на груди Василия Федоровича стало одной наградой больше.

Иван — второй сын Федора Алексеевича, участвовал в тяжелейших оборонительных боях под Киевом, а затем и под Москвой.

От блокадного Ленинграда, сначала моряком, потом командиром саперного отделения, до Рейхстага прошел сын Алексей. Он дважды был ранен, получил орден Славы III степени, четыре боевых медали и стал одним из тех, кто поставил свой автограф на серой колонне Рейхстага.

Осенью 1943 года пришла очередь и четвертого сына Александра. В танковом корпусе служил молодой автоматчик. Под вражеским огнем форсировал Днепр, Неман, Березину, на танковой броне врывался в города Восточной Пруссии, штурмовал Кенигсберг.

...Мужчины вернулись с наградами домой, да и хозяйке— Татьяне Алексеевне было чем гордиться: к ордену «Материнская слава» добавилась медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.».

В НЕБЕ ВОЙНЫ

На аэродроме под Вильно встретили войну два брата-авиатора: Иван Сергеевич и Григорий Сергеевич ЗУДИЛОВЫ. Иван — летчиком-истребителем на самолете «Чайка», Григорий — воздушным стрелком-радистом на бомбардировщике СБ-2. В первый же час войны Иван сбил вражеский самолет, вылетев по тревоге на прикрытие города. Григорий в этот же, первый час, бомбил вражеские колонны войск, вероломно нарушивших нашу государственную границу. Спустя месяц, боевые пути братьев разошлись. В одном из первых боен Иван Сергеевич таранил «Мессершмитт-109». Он сражался и небе Смоленщины, под Москвой и всюду проявлял мужество и героизм. В феврале 1942 года Иван Зудилов—уроженец маленькой деревни Крутово был представлен командованием к званию Героя Советского Союза. 373 боевых вылетов совершил он до конца войны, сбил 30 самолетов противника, бомбами и ракетами, огнем пушек и пулеметов уничтожил более 2 тысяч офицеров и солдат, сжег 400 вражеских автомашин и вагонов с боеприпасами, вывел из строя 20 артиллерийских орудий. Бывало, до пятнадцати боевых вылетов совершал он в день, дрался, случалось, с шестнадцатью самолетами врага.

...Выдалось как-то Ивану Зудилову, выполняя специальное задание, пролетать над родной деревней. И сейчас крутовцы помнят, как, сделав круг, перед Крутовской школой сел самолет. Сбежались жители деревни, ученики высыпали из школы... Каковы же были удивление и радость, когда узнали летчика со звездой Героя на груди, узнали парня из своей деревни. Пришел, запыхавшись, на встречу и его дед. Улетая, Иван ЗУДИЛОВ пообещал землякам, что не пощадит себя в борьбе с фашистами и призвал односельчан    всеми силами помогать фронту.

Боевые маршруты братьев Ивана и Григория ЗУДИЛОВЫХ вновь сошлись под Курском И теперь уже до самого Берлина братья летали рядом. «Ястребки» заместителя командира полка Ивана ЗУДИЛОВА, так вырос бывший рядовой летчик, прикрывали вылеты бомбардировщиков полка, где на флагманской машине летал стрелок-радист Григорий ЗУДИЛОВ. Не раз, подлетая к линии фронта, в эфире звучали голоса братьев на одной радиоволне. Григорий просил по радио надежней прикрыть от вражеских истребителей, а старший брат требовал: «точнее бомбите цель, за хвост не беспокойтесь». Более 100 боевых вылетов совершил Григорий. Штурмовал артиллерийские позиции аэродромы, железнодорожные станции и скопления войск. Последние бомбы войны их экипаж сбросил на фашистский Рейхстаг, одними из первых так своеобразно расписавшись на нем.

Рассказ об этой семье ЗУДИЛОВЫХ был бы неполон, если не сказать еще об одном брате — Леониде. Был он бронебойщиком в войсках НКВД, участвовал в сражениях на Кавказе, частях III Украинского фронта, после ранения окончил военное пехотное училище.

В январе 1942 года ушел на войну отец братьев ЗУДИЛОЗЫХ— Сергей Иванович. Тоже прошел тяжелейшими боями, тоже был ранен и получал награды. Двадцать шесть орденов и медалей привезли после войны кавалеру ордена «Материнская слава» Наталье Васильевне ЗУДИЛОВОИ ее муж и три сына. «Семья семьи краше» — говорили крутовцы, когда случалось теперь собраться на общие торжества.

ПУТИ-ДОРОГИ

Мы поставили перед собой нелегкую задачу, — в небольшом материале рассказать о фронтовиках-крутовцах. Ну, если не очень подробно о каждом из сорока восьми (об одних уже писалось, о других — известно пока мало) то основные вехи проследить, — обязательно.

В ходе подготовки материалов к печати случались и находки. Так было с Василием Мичуриным... У Василия Ивановича Мичурина награды нс только фронтовые. Уже в мирные дни знатный механизатор награжден орденом Трудового Красного Знамени. На его груди бронзовая медаль ВДНХ СССР. медаль за «Преобразование Нечерноземья РСФСР». Он награжден юбилейной медалью в год 100-летия со дня рождения В. И. Ленина. Есть о чем рассказать пионерам родной крутовской школы, и с неизменным вниманием слушают ребята о пяти ратных наградах гвардейца войны.

В конце 1942 года семнадцатилетним пареньком направлен был Василий Мичурин в военную школу. Здесь изучал он наводившую на фашистов страх ракетную установку «Катюша». Успешно окончил школу и стал орудийным номером в составе 85-га гвардейского полка. В боях при окружении фашистской группировки под Сталинградом было его боевое крещение. А потом не раз их батарея сокрушительными ударами прокладывала путь пехоте, не раз под бомбами вражеской авиации после залпа «катюш» их батарее приходилось срочно менять боевые позиции. Отважного бойца после формирования части направляют наводчиком новой, более мощной установки, которую солдаты называют любовно «Андрюша». Василий Мичурин рассказывал ребятам на встречах о том, как принимали его в комсомол в окопах в разгар Сталинградской битвы, о штурме Берлина, о разгроме немецкой группировки, пытавшейся уничтожить восставшую столицу Чехословакии — Прагу.

Все свои пути-дороги Василий Иванович неоднократно вспоминал. Об одном не знал до сих пор фронтовик: от самого Сталинграда шла за ним еще награда. Так случилось, что при переформировании части Василий Мичурин не узнал о награждении, а потом погнали немцев все дальше и дальше от Волги, И вот теперь, спустя 40 лет, награда нашла бойца. Мы связалпсь с военкоматом, и было решено вручить ее крутовцу в родном колхозе в дни празднования юбилея Победы.

...Круто и неожиданно порой складывались военные дороги крутовцев. Степан Николаевич НАУМОВ (Солин) работал перед войной в Горьковском автозаводе, в совершенстве знал автомобиль. Боевое крещение он получил автоматчиком под Ленинградом, после госпиталя был автомехаником роты батальона химзащиты, участвовал в Курской битве, форсировал Днепр, дошел до Берлина.

«Поставить дымовые завесы!» — раздавался приказ об угрозе воздушного нападения и черные клубы дыма плыли над вокзалом, над переправой, над аэродромом, заслоняя видимость, скрывая от врага объекты. Славой обессмертили себя «химики-дымари» на самой передней линии атаки. Они ползли с дымовыми шашками. Рядом с саперами, прокладывавшими проходы в минных полях, первыми преодолевали реку, чтобы прикрыть форсирующиеся части. Часто погибая, они спасали тысячи атакующих танкистов, мотострелков, пехотинцев. Степан Николаевич из тех, кто остался живым в этом пекле передней линии боя.

Его брат Иван Николаевич, конструктор завода поначалу воевал наводчиком 45 миллиметрового противотанкового орудия. В ожесточенном бою под Великими Луками ему удалось подбить немецкий танк, но и сам он был тяжело ранен. От смерти спасло лишь земляное укрытие, которое они выкопали заранее. Может быть этот случай и вдохновил ветерана впоследствии написать стихи о фронтовой лопате. В них есть слова:

Мы с тобой шагали вместе, Много строили дорог, Без тебя. солдат на фронте Обойтись никак не мог.

После госпиталя Иван Николаевич как опытный специалист был направлен  в батальон по ремонту танков, где и служил до дня Победы.

Да. Фронтовые пути-дороги неисповедимы. Служил боец в пехоте. Ранение, госпиталь, новая часть, а иногда и... новая воинская специальность.

...Пятью наградами отметила Родина боевой путь Ивана Михайловича ЗУДИЛОВА. Был бойцом лыжного батальона, артиллеристом, дошел до Берлина.

Воевал и сын его, Василий. По «дороге жизни», через Ладожское озеро прибыл он в блокадный Ленинград. Исхудалые, голодные люди встретились с бойцами в городе на Неве. Все, что было в солдатских вещмешках с «большой земли» сразу же отдали детям. Ненавистью к фашистским извергам наполнялись души советских солдат. Василий ЗУДИЛОВ отчаянно сражался в обороне, а потом участвовал в прорыве ленинградской блокады. Наводчик артиллерийского противотанкового орудия не раз смотрел он смерти в лицо. За месяц ожесточенных боев пол Лугой от их батареи осталось всего два человека. 26 февраля 1944 года был тяжело ранен и старшина Василий Иванович ЗУДИЛОВ. Уже в госпитале ему вручили орден Славы.

...Не много пришлось воевать лейтенанту-пограничнику Михаилу Ивановичу ЗУДИЛОВУ. Он служил в знаменитой, легендарной теперь, Брестской крепости и ранен был во время налета фашистской авиации в первые же дни войны. После госпиталя был направлен работать в родные края в органы НКВД.

ВМЕСТЕ С МУЖЧИНАМИ

Не только на колхозных полях и фермах хотели приблизить день Победы крутовскне женщины. Анна Федоровна Кронштатова — учительница местной школы и Ирина Васильевна Кузнецова, которым пришли извещения о гибели их братьев, подали заявление с просьбой отправить на фронт. Пришла повестка явиться в райвоенкомат «с кружкой, ложкой…», но комиссия вдруг наложила «вето» — «по здоровью не проходите». Огорчению девушек не было предела.

Только Ольге Фурычевой удалось добиться своего. С фронта инвалидом вернулся ее брат Андрей и девушка считала, что обязана с винтовкой в руках отомстить за раны брата.

По окончании курсов шоферов ее направляют под Москву в авиадесантную часть.

... Это случилось в одном из боев на Западной Украине. Полк нес большие потери. Все больше и больше искалеченных бойцов, вынесенных с поля боя, ждали отправки в тыл. Машина Ольги ФУРЫЧЕВОЙ подвозила в это время боеприпасы на передовую, ей и приказано было отправить в медсанбат раненых. Один рейс, другой... На предельной скорости возвращается она по узкой разбитой снарядами дороге к передовым частям и, вдруг, — впереди взрыв вражеского снаряда, машина на полном ходу падает в воронку, Ольга вылетает из кабины. Ранения были очень тяжелыми.

...По выписке из госпиталя девушка отказалась от демобилизации. Но о машине и думать было нечего с переломами, которые даже сегодня, через 40 лет дают о себе знать, ио поваром в боевом стрелковом полку она служила до мая 1945-го, участвовала в освобождении Будапешта и Вены. Не раз с тяжелым термосом, рискуя в любую минуту оказаться на мушке снайпера или угодить под минометный обстрел, ползла Ольга в окопы. Снова была ранена и снова вернулась в строй. До Берлина дошла отважная крутовская девушка, получила пять боевых наград и знак «Гвардеец». Отомстила она за Андрея, помогала приближать Победу и другому брату — Степану, который от Великих Лук до Кенигсберга, а потом от Монголии до Порт-Артура воевал в окопах второй мировой войны.

ШЛИ КРУТОВЦЫ В БОЙ

Когда мы готовили этот материал, Степан Фурычев — брат Ольги прислал письмо, в котором рассказал несколько эпизодов фронтовой биографии. Он пишет: «Наша батарея 122-мил-лиметровых орудий 195 артиллерийского полка отбивала танковые атаки на подступах к Великим Лукам. Враг бросил на нашу батарею 20 танков. Семь машин мы подбили прямой наводкой, но и у нас два орудия были разбиты. В нашем расчете в живых остались только я и наводчик. Мы подбили еще три танка, остальные повернули назад. Тем самым был удержан важный рубеж. За этот бой меня наградили медалью «За отвагу».

Очень тяжелый был бой под Витебском. Наши войска окружили несколько вражеских дивизий, которые бросили все силы, чтобы прорваться. Командир выдвинул две батареи, в том числе и нашу, на прямую наводку. Бой шел не на жизнь, а на смерть. У нас, артиллеристов, была заповедь «Умри у орудия, но ни шагу назад». И сколько враг не бился, а ему пришлось поднять белый флаг. В этом бою я был ранен и отправлен в госпиталь. После сражения меня представили к ордену Отечественной войны II степени».

Скупые, скромные строки ветерана, а за ними — солдатский подвиг. Не посрамил чести родной деревни и Виктор Иванович Харин. С первых месяцев войны и до Победы, он в действующей армии. После окончания военно-офицерского училища воевал командиром минометной роты. Особо отличалось его подразделение в боях под Кенигсбергом. В наградном листе на Виктора Харина сказано: «Наступающим частям Советской Армии преграждало путь разлившееся от весеннего паводка длинное озеро, и когда началось его форсирование, огонь вражеских автоматчиков и артиллерии наносил храбрецам урон. Надо было подавить фашистов. В создавшейся тяжелой ситуации капитан Харин проявил высокое тактическое мышление. Оценив обстановку, он быстро выдвинул роту к южной окраине озера и с фланга открыл сокрушительный огонь по гитлеровцам. Минометчики его роты уничтожили более 200 солдат и офицеров врага. Путь наступающим был открыт». За личное мужество и военное искусство крутовец Виктор Харин был награжден орденом Александра Невского.

В январе 1943 года пришла очередь провожать на фронт Федора Григорьевича ТУПЫГИНА и Владимира Ивановича ЗУДИЛОВА. У обоих к этому времени погибли братья, а у Федора — и отец.

Федор ТУПЫГИН до призыва первые месяцы войны работал в родном колхозе: затем валил лес, возил дрова... Потом окончил в Горьком курсы шоферов и в составе полка реактивной артиллерии ему довелось проехать через родную деревню на фронт. Прибыли в самый разгар Орловско-Курской битвы. Именно здесь фашисты надеялись прорвать линию фронта и взять реванш за Сталинград. Никогда не забывал Федор о том, что отец погиб под Сталинградом, отчаянно мстил. Залп за залпом посылал снаряды «Катюши» в ряды наступавших немцев. Это были снаряды, которые подвозил к грозным установкам Федор ТУПЫГИН. Во время форсирования Днепра под Киевом он уже сам был водителем боевой «Катюши», поддерживал реактивными залпами наши войска на Сандомирском плацдарме и особенное удовлетворение испытал, когда его установка громила логово врага - Берлин.

Володя ЗУДИЛОВ с первых дней войны работал в колхозе бригадиром. Хоть и молод еще был, всего 16 лет, но с делом справлялся. Теперь вот, после окончания военного училища громил врага тоже в Курской битве, минометчиком. Мина за миной летели из его миномета во вражеские ряды, нанося им урон. Однако, и сам получил ранение в лицо. Ехать в тыловой госпиталь отказался и залечивал рану в медсанбате. Затем — форсирование Днепра. Прямо с плота он поддерживал минометным огнем автоматчиков. Вот и вражеский берег. Налетели немецкие штурмовики, но и они не смогли ужо остановить высадившихся и стремительно продвигающихся вперед десантников. Здесь, уже на правом берегу Днепра, Володю контузило взрывом бомбы.

В первые же месяцы войны были призваны в армию братья Иван Григорьевич и Федор Григорьевич СОЛИНЫ.

Боевое крещение Иван получил при защите Москвы. Не раз ему, ручному пулеметчику, приходилось на броне наших танков контратаковать противника, прорываться через их ряды, уничтожать его живую силу и расчищать путь пехоте.

Не один десяток фрицев нашли могилу под Москвой от меткого огня его пулемета. Пришлось им остаться там, куда стремились, но только в другом свойстве. В одном из прорывов под Серпуховом Ивана ранило в ногу. После госпиталя он уже воевал в качестве шофера. Эту специальность ему не трудно было освоить, если учесть, что до войны он первым из юношей стал трактористом. Теперь на своем ЗИСе СОЛИН подвозил к передовой боеприпасы. Участвовал он в освобождении Смоленщины, Прибалтики и в Кенигсберге встретил день Победы.

Федор служил пограничником на Дальнем Востоке. Постоянно приходилось быть на чеку. Хотя Япония нам войны не объявила, но редкий день, особенно в период битвы под Москвой, а потом под Сталинградом, обходился без вооруженных провокаций японцев и столкновений, в которых иногда участвовали значительные силы. На рассвете, 9 августа 1945 года Федор СОЛИН в составе войск Дальневосточного фронта участвует в прорыве пограничного укрепленного района и громит японские войска прикрытия. Теперь он уже стал командиром противотанкового орудия. Наступать приходилось в сложных условиях: шли непрерывные дожди, разлились реки. Почти всюду на руках, через горные перевалы, водоемы, приходилось перетаскивать орудия. И сейчас вспоминает ветеран, как на скалистых дорогах японские смертники бросались перед орудиями, чтобы нарушить узкую дорогу и уничтожить артиллеристов. Однако, ничто не могло остановить героев, — 2 сентября Япония капитулировала.

В конце 1942 года и январе 1943 года на фронт ушли сразу девять крутовцев. Среди них был и Александр Иванович СОЛИН. Попал он в зенитную артиллерию; сначала орудийным номером, а потом дальномерщиком. Самые ответственные переправы советских войск через Днепр, Вислу, Одер, Шпрею прикрывал он с однополчанами от вражеской авиации. Двенадцать немецких стервятников сбила их батарея.

После войны, его отец Иван Михайлович, воевавший командиром 150-миллиметровой гаубицы, часто к праздничному застолыо надевал медали «За отвагу», «За боевые заслуги» и подсаживался к сыну. На груди у Александра светился орден Славы и три боевых медали. Мало кто знал в эти минуты, что кроме этих наград хранит их односельчанин восемь благодарностей Верховного Главнокомандующего.       

Еще один крутовец, Иван Александрович КРОНШТАТОВ уехал на фронт со своими друзьями Васей и Лсшей Зудиловым. Вместе по льду Ладожского озера прибыли они в блокадный Ленинград. Там их  пути разошлись и Иван Кронштатов орудийным номером на гаубице в районе Пулковских высот подавлял вражескую артиллерию, обстреливающую город Ленина. Возвратился он домой инвалидом после тяжелейшего ранения в обе ноги.

КОМИССАРЫ

Еще до войны ставка Гитлера издала приказ не брать в плен советских политработников, — уничтожать на месте. Ликвидировать веру в победу —эту задачу фашисты ставили выше уничтожения живой силы и техники, понимая значение комиссара в войсках.

В июле 1941-го в числе выпускников Высшей партийной школы по мобилизации ЦК ВКП(б) был призван в армию крутовец Павел Иванович КУЗНЕЦОВ. В первых же боях в Крыму и на Кавказе Павел Кузнецов показал себя отважным комсомольским вожаком и был назначен заместителем командира по политчасти 9-ой гвардейской механизированной бригады. При форсировании Днепра в составе этой бригады Павел Кузнецов и совершил свой подвиг.

Это было под Черкассами. Враг отчаянно пытался задержать здесь наступающие советские части. Ночью перед орошающим боем П. И. КУЗНЕЦОВ провел в подразделениях партийные собрания. Он требовал мужества, отваги от бойцов и одним из первых, увлекая за собой "разведчиков и специально подготовленных автоматчиков, переправился на другой берег Днепра. «Зацепившись» за берег, группа расширила боем плацдарм. Началась переправа бригады. Десятки атак отразили герои, прикрывая переправу основных подразделений. За короткий срок на плацдарме нашли смерть десятки вражеских танков, два самоходных и двадцать пять полевых орудий. До полка потеряли тут фашисты…

За умелое руководство бригадой при форсировании Днепра и личное мужество Павлу Ивановичу КУЗНЕЦОВУ было присвоено звание Героя Советского Союза.

Среди тех, кого мобилизовала партия в самый трудный момент войны был и МИХАИЛ Андреевич ДИКОВ. Участник гражданской войны, член партии с 1925 года. По заданию городского комитета ВКП(б) он создает в городе Комсомольске Ивановской области госпиталь и работает в нем замполитом. Неоднократно подавал он рапорт с просьбой направить его в действующую армию и, наконец, в 1943 голу был назначен инструктором политотдела дивизии. До Берлина дошел отважный комиссар, вернулся с Победой и вновь был на партийной работе.

В АРМЕЙСКОМ И ФРОНТОВОМ ШТАБАХ

Уходит из жизни фронтовик и вдруг за каждым его орденом, которые и одевал он из скромности лишь по великим праздникам, по крупицам воспоминаний, порой по случайно обнаруженной фотографии, найденной реликвии вырастает поистине героический путь. Знали земляки человека и не знали его. Такой получилась и судьба крутовца Петра Андреевича ДИКОВА. Теперь уж не спросить его про орден Богдана Хмельницкого, про два ордена Красной Звезды, про орден Красного Знамени, два ордена Отечественной войны... Не спросить у Петра Андреевича и про орден Ленина. Но нашлись люди, кто помнит его, нашлись его письма, поздравительные открытки. «Нашлась» книга мемуаров генерал-лейтенанта А. К. Блажея, многие страницы которой посвящены П. А. ДИКОВУ.

Как писала газета Белорусского политехнического института, где в последнее время работал Петр Андреевич, «...он удостоен семнадцати правительственных наград, за личное мужество и руководство оперативным отделом армии, а потом и фронта».

Петр Андреевич был четвертым ребенком в семье ДИКОВЫХ. Родился он в 1912 году, рос умным и сильным мальчишкой, и с самого раннего детства мечтал быть военным. Ни кем, — только офицером. И он им стал. Война застала старшего лейтенанта ДИКОВА в служебной командировке. В Одессу, к месту службы, к семье, ему уже вернуться не пришлось.

С первых дней войны офицеру оперативного отдела 9 армии Южного фронта было поручено искать с помощью аэроразведок на ПО-2 маршруты частям, попавшим в окружение в связи с вероломностью нападения гитлеровцев. Однажды, когда справившись с ответственным заданием, самолет ДИКОВА приземлился на аэродроме, в фюзеляже было шестьдесят пробоин. Под шквальным огнем зениток П. А. ДИКОВ пролетел в окруженные войска, указал точный маршрут отхода. В итоге 74 дивизия под Каховкой соединилась с наименьшими потерями со своими войсками. Потом в Николаеве штаб 9 армии вышел из окружения, и старший лейтенант получил свою первую награду — медаль «За отвагу».

Более 60 раз летал в тыл противника. За руководство и личное мужество при уничтожении десанта в предгорьях Кавказа на южном берегу Терека Петр Андреевич награждается орденом Красной Звезды...

Уже с сентября 1943 года П. А. ДИКОВ становится крупным военачальником армейского, а затем и фронтового масштаба. Его назначают начальником оперативного отдела 37 армии. Одна из дивизий именно этой армии, сходу форсировала Днепр, дала трещину, так называемому «Восточному валу» - неприступным оборонительным сооружениям на правом берегу Днепра. Все дни боев за удержание плацдарма «огненной земли» Петр Андреевич был с наступающей дивизией своей армии. По существу до переправы других частей, до ввода в бой танкистов 3-го Украинского фронта, — в огненном вражеском тылу.

Самое непосредственное участие Петр Андреевич ДИКОВ принимает и в разработке, и в руководстве Яссо-Кишиневской операцией. К началу боев за Будапешт он уже—заместитель начальника. оперативного управления 3-го Украинского фронта.

ИМЯ ТВОЕ БЕССМЕРТНО

Десять уроженцев Крутова отдали свою жизнь за общее дело разгрома фашизма. Под пулями вставали они на врага, под снарядами, бомбами, минами вершили свой ратный труд. У каждого из них своя дорога славы и бессмертия.

Неподалеку от Киева похоронен Иван Иванович ЗУДИЛОВ. Сын крестьянина он стал первым в родной деревне учителем. Еще до войны служил в войсках НКНД политруком. Два месяца отважный комиссар участвовал в героической обороне Киева, и погиб он 22 сентября, до последнего патрона защищая штаб полка, попавший в окружение.

В октябре 1942 года в семью Ивана Васильевича ЗУДИЛОВА пришло извещение, что при выполнении боевого задания без вести пропал их сын Николай. До войны по совету Ивана ЗУДИЛОВА Коля поступил в Вязниковский аэроклуб. Последние дни учебы совпали с началом войны к Николай получает направление в полк ночных бомбардировщиков. Служил он на Волховском фронте. Здесь наши части в конце 1942 г. вели ожесточенные бои, основной целью которых был прорыв Ленинградской блокады. Полк летал на разведку вражеских коммуникаций, совершал ночные полеты на бомбометание переднего края вражеских войск. Более 10 раз вылетал Николай, нанося сокрушительные удары с воздуха, принося ценные разведданные. Каждый вылет — героическое единоборство с зенитками, противодействие ночным истребителям.

Так было и на этот раз. Получив задание бомбить живую силу и технику врага.  Николай уточнил со штурманом маршрут и самолет  взлетел.    Пересекли благополучно линию фронта и стали на боевой курс. На цель вышли быстро и штурман сбросил сразу все бомбы. Не успели они взорваться, как небо вокруг самолета вспыхнуло прожекторными лучами. Тот же час загрохотали зенитки. Отжав от себя ручку управления, Николай ввел самолет в пике, но вырваться из щупалец  лучей не удалось. Самолет  вспыхнул, как факел, и стремительно пошел к земле. Спастись советским   летчикам не  пришлось и только позднее, после  освобождения этой местности удалось установить обстоятельства гибели отважного авиатора-крутовца.

На обочине шоссейной дороги Москва - Калинин, возле деревни Жеребцово стоит обелиск. На нем имена бойцов и командиров, погибших здесь в сражении за Москву. Среди них увековечено имя крутовца КУЗНЕЦОВА Алексея Васильевича.

После окончания курсов техников-интендантов, он воевал в одном из полков Калининского фронта. В сложной обстановке оборонительных боев, контратак, стремительного наступления Алексей надежно обеспечивал доставку на передовую боеприпасов, горючего, продовольствия. В условиях зимы, бездорожья обозы отставали, попадали под бомбежку и надо было иметь немалую выдержку, организаторский талант командира, чтобы в этих условиях бесперебойно снабжать передовые части.

В один из дней конца февраля 1942 года с колонной автомашин,   боеприпасами Алексей КУЗНЕЦОВ выехал на передовую в очередной раз.    Зимняя дорога была настольно разбита, что двигаться  было почти невозможно. В одном месте колонна встала. Решили хоть как-то восстановить дорогу. Стали  засыпать воронки и большинство машин удалось протолкнуть. И тут налетели вражеские «юнкерсы», началась яростная бомбежка. Возле  КУЗНЕЦОВА на дороге упала вражеская бомба, взрывной волной  его отбросило и ударило о дерево. Когда к нему подбежал его однополчанин Федор Тупыгин, Алексей был уже мертв.

В боях за освобождение Варшавы 20 января  1945 года погиб Николай Федорович Кронштатов. Перед войной он служил моряком   - дальномерщиком на одном из кораблей Балтийского флота.1 мая 1940 года родители Николая получили письмо от командира и политрука корабля, в котором говорилось: «Наш корабль гордится Вашим сыном, как достойным  воином-моряком Балтики, с честью выполняющим свой долг перед Родиной, перед партией и советским правительством. Мы уверены, что Ваш сын и впредь будет таким же мужественным и беззаветно преданным своей социалистической Родине, готовым в любое время ринуться в бой и разгромить врага».

С первых же дней войны враг испытал на себе силу ударов храбрых моряков. В те дни на Балтике создалась сложная обстановка. Наши сухопутные войска с тяжелыми боями отходили на север в Эстонии. Действуя под непрерывными ударами вражеской авиации эсминец «Гордый», на котором служил Николай, помогал сухопутным войскам своей артиллерией: ставил минные заграждения на путях вражеских кораблей и подводных лодок. В июле и августе «Гордый» участвовал в ожесточенных боях за Ригу и Таллин — главную морскую базу флота. Когда силы истощились, корабли было решено вывести в Кронштадт. Однако врагу удалось кое-где поставить минные поля. Вот на одном из них и подорвался эсминец. Часть команды спустилась на лодках. Люди плавали в дымящейся воде. Оставшиеся на гибнущем корабле офицеры и матросы во главе с военкомом сцепили руки, запели «Интернационал» и эсминец скрылся под водой. Вражеская подводная лодка сначала расстреливала плавающих матросов, затем отдельных, и в т. ч. Кронштатова, подобрала. Фашисты надеялись получить разведывательные данные, но не добившись ничего от мужественных матросов, бросили их в концлагерь. Более двух лет переносил Николай страшные издевательства, мучения, пока, наконец, ему с группой товарищей не удалось совершить побег. Они прорвались через фашистские застенки, ночами шли на восток, сумели перейти линию фронта и наградой за неимоверные тяготы была встреча с советскими солдатами.

В сентябре 1944 года в Крутово пришло письмо. Николай написал отцу и про немецкую неволю, и про побег, и о том, что не пощадит жизни, чтобы расквитаться с извергами. Какая была у родных в эти дни радость! Ведь Николай считался пропавшим без вести. Слово свое крутовец сдержал. Четыре месяца пехотинцем дрался он не щадя жизни. В ожесточенном бою под Варшавой Кронштатов погиб.

Письмо Николай писал отцу, но не знал сын, что Федору Ивановичу не доведется прочитать его, что отец с первого года войны сражался на фронте, был п госпитале и после тяжелых ран в мае 1944 года скончался.

Единственный фронтовик вернулся в эту семью живым — Иван Федорович. «За отвагу» был награжден уже храбрый танкист, прошел уже Курскую битву, когда узнал о смерти отца и брата. Уничтожать беспощадно - поклялся Иван, и бил фашистов в Чехословакии, под Прагой, а потом японцев на Дальнем Востоке.

Мемориал на волгоградском Мамаевом кургане. Воздвигнут он в честь беспримерного воинского подвига. Воздвигнут он и в честь автоматчика крутовца Григория Ивановича ТУПЫГИНА, стоявшего здесь насмерть и погибшего под развалинами дома, который он защищал до конца.

Помнят земляки и его сына ТУПЫГИНА Василия, получившего тяжелое ранение в неравном бою с врагами на границе в Молдавии и скончавшегося в госпитале.

Под вражескими бомбами погиб крутовец Василий Александрович ЯКИМОВ. Направляясь на фронт под Калинин, их эшелон попал под налет фашистской авиации.

В легендарной Брестской крепости воевал подвозчиком боеприпасов Александр Васильевич МИЧУРИН. Он заменил у орудия убитого наводчика и отражал атаки до тех пор, пока фашистская мина не оборвала его жизнь.

Не дожил до Победы и фронтовик Григорий Васильевич Кронштатов.

150 наград у крутовцев. Два — Герои Советского Союза. Среди крутовцев—защитники Брестской крепости, участники прорыва Ленинградской блокады, обороны Москвы, Сталинграда, тяжелейшей переправы через Днепр.

Не все еще найдены свидетельства подвигов, не все еще фронтовики, ушедшие после войны, названы по достоинству, но и те факты и имена, которые мы привели в очерке, рассказывают о величии духа жителей маленькой тыловой деревни на самой западной окраине Гороховецкого района, которая в 1950 году вошла в состав объединенного колхоза им. 1 Мая.

Брошюра. Ж 03084 Подписано к печати 12.4.85 г. Гороховецкая типография. Заказ 1125. Тираж 500 экз. Цена 12 коп.

Издатели и авторы: Правление колхоза имени 1 Мая. Г. Зудилов, В. Цыплев.

Фотографии размещены в фотоальбоме сайта. Раздел: ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ, категория: КРУТОВО

 

Категория: Мои материалы | Добавил: Рэмович (17.03.2012)
Просмотров: 954 | Теги: Архив Цыплева, Великая отечественная, Г.С. Зудилов, Крутово