Главная » Статьи » КРАЕВЕДЫ » ЕРОФЕЕВ Юрий Николаевич

1611 год. Ярополческая волость.

1611 год. Ярополческая волость.


...Отряд стрельцов подошел к острогу у Медвежьего острова на Яике. Острог встретил их выстрелами. Там, за спинами казаков, скрывались И.М. Заруцкий, Марина Мнишек, Ворёнок и «монах Григорий» — иезуит Григорий Мело, находившейся при «Маринке» в последний период ее жизни. Стрельцы обложили острог. Перевес был на их стороне. Чтобы спасти себе жизни, казацкие атаманы выдали Заруцкого стрелецким командирам. Под стражей его отправили в Москву. Там он в августе 1614 года умер  мучительной смертью — посажен царскими палачами на кол. Воренок был повешен. Судьба Марины Мнишек оказалась несколько иной - но это уже другой, особый сюжет.

...Так закончилась легендарная эпопея Ивана Заруцкого и Марины Мнишек. А несколько раньше судьба этих людей пересекалась с вязниковской историей, с историей Ярополческого края.

В трудном, кровавом, переломном для судеб России 1611 году в пределы Ярополческой волости вошли «черкасы» Ивана Заруцкого. Чтобы цель вступления черкасов в Ярополческую волость стала ясной, кратко напомним общую ситуацию на Руси. Как в калейдоскопе, промелькнули, один за другим, цари и «царики» Смутного времени: Борис Годунов — Лжедимитрий I — Василий Шуйский — Лжедимитрий II... Бесчинствовала польская шляхта: поляки, пришедшие на Русь якобы для поддержки Лжедимитрия, теперь перешли к прямой интервенции и решали, кому царствовать в Москве — королю Сигизмунду или его сыну Владиславу.

Но были и патриотически настроенные силы. Спасать столицу, «для очищения московского» от поляков, собралось «земское», общенародное ополчение, которое в истории называют «первым» (потому, что потом было второе, во главе с Мининым и Пожарским) В это первое ополчение входили дворянские отряды Прокопия Ляпунова, остатки старых стрелецких частей. Были казачьи отряды под командованием князя Трубецкого. Третьей силой, стоящей в ополчении особо, — «черкасы» Ивана Заруцкого.

Что это был за человек? Лично знавшие Заруцкого сообщали, что к детстве он побывал в плену у крымских татар, из плена бежал, пристал к донцам. Это был статный, красивый казак, недаром он стал последней привязанностью «гордой полячки» Марины Мнишек. Гетман С. Жолкевский, сталкивавшийся с Заруцким неоднократно, дает ему такую характеристику: «Неугомонная голова: ему доставало сердца и смысла на все, особенно если предстояло сделать что-нибудь злое». Русский автор «Иного сказания» добавляет: «И сей был не храбр, и сердцем лют, но нравом — лукав». Это «лукавство», беспринципность Ивана Заруцкого проявлялись в течение всего Смутного времени: он, в зависимости от того, как распределялись силы, то и дело переметывался из одного лагеря в другой. Он появился в Центральной России во время восстания Болотникова — пришел в ряды повстанцев. Но восстание подавлено — и Заруцкий уже в стане Лжедимитрия II служит «боярином» при его дворе. После этого — присяга королю Сигизмунду, стал «паном Иваном Заруцким», сражался против русских в Клушинском сражении. Опять перешел к Лжедимитрию II. А в 1610—1611 годах его отряд входил в первое земское ополчение, он - «московский служилый рохмистр», он в одном ряду с Ляпуновым, Трубецким — и все-таки отдельно от них.

То же непостоянство у Заруцкого и в делах личных. В молодости женился на девушке своего круга, видимо, казачке (имени ее не сохранилось). Выбившись в «большие люди» — постарался отделаться от жены, при первой же возможности отправил ее в монастырь, сына пристроил ко двору Лжедимитрия.

Руководителям земского ополчения пришлось решать много текущих задач. Одна из, них — как прокормить служилых людей из Смоленска, Вязьмы, Дорогобужа и других приграничных городков. Выросшие у беспокойной пограничий черты, смоляне с малолетства привыкали к седлу, к сабле, были первоклассными стойкими воинами, вошли в русское войско в качестве боеспособных частей с самого начала Смуты й теперь находились в глубине России. Но в 1610 годы их родина, смоленская земля, оказалась занятой поляками - интервентами. Смоленские и дорогобужские служилые люди оказались без поместий, без дворов, без пропитания Руководители земского ополчения приняли решение заново «испоместить» их, наделить новыми поместьями. Вот этот эпизод и оказался связанным с судьбой Ярополческой волости, потому что именно в нашей Ярополческой волости предполагалось «испоместить» этих служилых людей.

Однако значительная часть Ярополческой волости еще при Василии Шуйском была уже отдана новому хозяину — князю Ф.И. Мстиславскому, село Минино на месте нынешнего Ярополья то же имело хозяина — Прокофия Измайлова. Все подати, все поборы взимались с ярополческих крестьян исправно, и сажать себе на шею еще одних, новых помещиков ярополческие крестьяне желания не имели. Они решили просить помощи. У кого? Обращаться к главным руководителям первого ополчения было бессмысленно — предложение наделить смоленских служилых людей поместьями в Ярополческой волости исходила именно от них. Семья Мстиславских в отдаленной от Москвы волости власти имела немного, местные воеводы — тоже. Решили снестись с Заруцким.

«Черкасские» отряды Заруцкого явились немедленно. Они «выбили» несостоявшихся помещиков из ярополческих деревень. Те были вынуждены отойти в арзамасские места и «испоместиться», тоже не без трудностей, там. О том, как смоляне в Ярополч и в Арзамас ходили, кратко упоминал поэт прошлого века Л. Мей, знавший в деталях историю с перемещением дворян. Впоследствии эти «служилые люди» влились в ополчение Минина и Пожарского.

А как оценить акцию Заруцкого? Помещики «выбиты», просьба ярополческих крестьян удовлетворена. Ну, чем не народный заступнк? Нет, если оценивать ситуацию объективно, «лукавый» черкашенин и здесь выступил против общерусского единства. Между Москвой и патриотически настроенным Нижним оказалась полоса «ничьей» земли — Ярополческая волость. Уход «выбитых» служилых людей ярополческим крестьянам пользы не принес: на их место после черкасов немедленно хлынули «воровские люди» — бродячей шайки казаки, юртовские татары, — образовавшие лагерь в Вязниках и грабившие окрестные деревни. Эти отряды, ставшие за спиной Москвы, долго еще заставляли действовать с оглядкой и московских воевод. А «Ярополческую волость разорили, крестьян мучали и ломали и огнем жгли, и многих до смерти порубили... и оттого казачьего разорения Ярополческая волость стала пуста...»

Читателя может заинтересовать дальнейшая судьба Заруцкого. О ней сказано в самом начале. Когда татарским князем Урусовым на поле был зарублен Лжедимитрий II, Заруцкий взял под свою опеку Марину Мнишек и ее сына от «тушинского вора» — «Ворёнка» (у него было имя — Иван, но в народной памяти он остался вот под этим прозвищем — Воренок). Воренка Заруцкий, решил выдвинуть в качестве нового — еще одного — претендента на русский трон. Этот опасный политический ход стоил Заруцкому жизни. Сразу же после избрания на престол царь Михаил Романов, «как принял скипетр державы государства своего», послал бояр и воевод «за изменники, за Ивашком Заруцким».

Заруцкий заметался, стараясь пробиться к своим старым покровителям — полякам. Царские воеводы перерезали ему кровавую дорогу. Он резко изменил маршрут н ушел в Астрахань, думая наладить контакты с персидским шахом. После недолгого сидения в Астрахани Заруцкий вынужден был уйти на реку Яик, в глухие казацкие крепи…

Так вязниковский край в начале XVII века оказался на острие политических событий.

Ю. ЕРОФЕЕВ, краевед.

Статья была опубликована в вязниковской газете «Маяк» 1 октября 1986 года. Оцифровка и сверка текста – В.Р. Цыплев. Январь 2013 года.

Категория: ЕРОФЕЕВ Юрий Николаевич | Добавил: Рэмович (12.01.2013)
Просмотров: 666 | Теги: Вязники, Ю.Н. Ерофеев, Архив Цыплева, 17 век, ярополч