Главная » 2012 » Февраль » 4 » И ПОДНИМАЛИ СТЕНЫ МАСТЕРА...
18:02
И ПОДНИМАЛИ СТЕНЫ МАСТЕРА...

И ПОДНИМАЛИ СТЕНЫ МАСТЕРА...

 

С развитием артиллерии в XVII в. более мощными становятся дерево-земляные укреп­ления, в которых, как отме­чали современники, «вязнут пушечные ядра». В это время прежние традиции оборонного зодчества продолжают мона­стыри. Этому также немало способствовали обострившиеся классовые противоречия, кре­стьянские   восстания   и   войны.

Основанный в середине XIV в., суздальский Спасо-Евфимиевский монастырь стано­вится во второй половине XVII столетия одним из крупнейших монастырей-феодалов государ­ства. В это время он владел обширными вотчинами, ему принадлежало 10300 крепост­ных крестьян. Обладая солид­ной экономической базой и де­шевой рабочей силой, Спасо-Евфимиевский монастырь с 1660 г. по 1664 г. заменил де­ревянные оборонительные соо­ружения  каменными.

Более чем на километр про­тянулись на кручах левого берега Каменки его мощные кре­постные стены с двенадцатью башнями. Центральное место в южном фасаде крепости зани­мает главная башня с проезд­ными воротами. Ей зодчие уде­лили особое внимание. Прямо­угольная в плане, с размерами 16х15,3 м, она поднимается на двадцатидвухметровую вы­соту и завершается четырех­гранным шатром. В монастырь ведут две арки входа разной величины, устроенные в ниж­нем ярусе башни и как бы придавленные к земле её ог­ромной массой. Большие воро­та, обрамленные полуваликом, являлись, как правило, проезд­ными, меньшие - пешеходны­ми. Постепенно наращивая пышность декора к верхним ярусам, мудрый зодчий словно специально замаскировал мно­жество бойниц среди налични­ков, аркатурных поясков и все­возможных карнизов, придав сугубо военной и тем более монастырской постройке «мир­ское  обличив».

Восточная стена располага­лась с равнинной, более легкой для приступа стороны крепо­сти и поэтому была сделана выше остальных. Заметное внимание зодчий уделил распо­ложенным здесь башням, по­скольку возле них пролегала большая торговая дорога на Ростов. Ярославль и Костро­му. Впечатление стройности усиливает многогранное пост­роение их объемов, с лопатка­ми на ребрах. Узкие грани про­резаны двумя рядами круглых бойниц. Нарядность карнизной части придают сдвоенные на­личники, сквозь которые смот­рят щели бойниц. Высокие деревянные шатры со смотро­выми площадками на угловых башнях перебивают монотон­ность протяженных стен, при­давая фасаду крепости зри­тельное вертикальное движе­ние и живописность всему ар­хитектурному комплексу.

Спокойствием и монументальностью отличается запад­ная стена, возведенная на вы­соком и крутом берегу реки. Естественный рельеф местно­сти, обеспечивающий трудность приступа, обусловил строитель­ство стен и башен несколько меньшей высоты по сравнению с другими: Две средние, круг­лые в плане башни имеют по одному ряду круглых бойниц, машикулей, амбразуры даль­него боя. Из угловых граненых Вашей наиболее интересна вы­сокая юго-западная. Ее гроз­ный, словно монолитный две­надцатигранный столп опоясы­вают на разных уровнях четы­ре тонких полувалика, между которыми располагаются не­большие  отверстия  бойниц.

Пространство между башня­ми занимают прямолинейные стены, благодаря чему возле крепости нет непростреливаемых зон. Для ведения любой стрельбы по противнику стены снабжены тремя уровнями бой­ниц. Подобное устройство кре­пости отвечало требованиям тактики XV—XVII вв. ведения активной обороны. С внутрен­ней стороны вдоль стен на уровне верха машикулей уст­роена каменная площадка бо­евого «моста». Ее поддержи­вают  полуциркульные арки.

Создавая мощное оборони­тельное сооружение, зодчий ни на минуту не забывал о его художественных качествах. Разнообразие форм и объемов башен, их богатая декоратив­ная обработка значительно смягчают грозный и устрашаю­щий облик крепости.

Девичий Покровский монас­тырь, основанный в середине XIV в., был тесно связан с ве­ликокняжеским московским до­мом. К концу XVII в. он стал богатым монастырем-феода­лом, которому в середине XVIII в. принадлежало 7427 душ   крепостных  крестьян.

Исторические документы сви­детельствуют, что уже в кон­це XVI в. часть монастырских стен была каменная, а во вто­рой половине XVII в. прово­дилась их реконструкция в связи с расширением террито­рии. В то время сооружены новые каменные стены и баш­ни, часть из которых была перестроена в XVIII в. Однако, в отличие от рассмотрен­ной Спасо-Евфимиевской кре­пости эти укрепления были сделаны небольших размеров, ибо служили в основном для ограждения территории обите­ли. Вместе с этим часть стен не утратила конструктивных приемов больших оборонитель­ных сооружений.

Пара северных шатровых ба­шен относится к XVII в. Их широкие, квадратные в плане основания с лопатками по уг­лам, легко держат сильно при­ниженный восьмерик, увенчан­ный восьмигранной пирамидой шатра. Значительно большей нарядностью отличаются башни XVIII в. Прямоугольные и многогранные, с круглыми ро­зетками бойниц, широкими ло­патками на ребрах и сдвоен­ными, наличниками верхних амбразур дальнего боя, они уподобляются восточным баш­ням соседней Спасо-Евфнмиевской крепости, которые, веро­ятно, и служили зодчему жен­ской обители  примером.

Таким образом, не являясь сколь-нибудь грозным оборони­тельным сооружением в XVII в., стены и башни Покровского монастыря стали простой ог­радой, выполненной в архи­тектурных формах, заимство­ванных из  местного  зодчества.

Также нельзя назвать кре­постными и двухшатровые во­рота Ризоположенского мона­стыря, основанного еще в на­чале XIII столетия. Построен­ные суздальскими зодчими Ма­миным, Шмаковым и Грязновым в 1688 году в южной «пе­редней» стене, обращенной к городу, ворота замыкали пер­спективу главной улицы поса­да (ныне ул. Старая). Нижний большой прямоугольный объем, прорезают две арки входа неодинаковых размеров. Над во­ротами пара шатров, грани ко­торых украшают ложные слу­хи. Маленькие, изящных форм луковичные главки увенчивают постройку. Интересные по объемно-пространственной компо­зиции, преизрядно украшенные всевозможными деталями из лекального кирпича и полихромных изразцов, ворота получили жизнерадостный, праздничный архитектурный образ, присущий скорее элементам дворцовых построек того времени, нежели    монастырской   ограде.

Северная и западная стены монастыря оставались в XVII в. деревянными, а южная и вос­точная в 1688 году выстроены каменными высотой более пя­ти метров. В восточном пряс­ле ограды, на границе Ризопо­ложенского и Троицкого мона­стырей в конце XVIII в. пос­тавлена небольшая башня, во­рота которой веди в монастырь со стороны ярославской доро­ги. На скромный четверик, по­крытый тесом, поставлены один на другой два восьмерика. Грани  нижнего украшены неглубокими нишами с арочным        завершением       и фигурным полуваликом да простеньким карнизом сверху. Покрытая деревянным ле­мехом главка когда-то опира­лась на барабан, украшенный синими изразцами. Впечатление легкости всей постройке прида­ет   широкая арка  ворот.

Похожие входные ворота стояли в низкой каменной ог­раде Александровского мона­стыря. Но их отличает боль­шая тяжеловесность и массивность  объемов. Подводя итог, следует заме­тить, что из всех монастырских оград в Суздале лишь крепост­ные стены Спасо-Евфимиевсксго монастыря являются насто­ящим оборонительным соору­жением. Стены и башни ос­тальных монастырей: Ризоположенского, Александровского, Васильевского и Покровского были не что иное, как ограды территории, выполненные в традициях древнерусского оборонного зодчества, исполь­зованием декоративных прие­мов, характерных для суздаль­ской архитектуры того времени.

Подобные черты единства со­вершенно различных по назна­чению гражданских, культовых и оборонительных сооружений объясняются еще и тем, что одни и те же мастера, как пра­вило, строили и монастырские и гражданские постройки.

 

 А. ВАРГАНОВ,

аспирант Московского

архитектурного  института.

 

 НА РИСУНКЕ,

сделанном с литографии 1861 г.,

общий вид Спасо-Евфимиевского мо­настыря.

Рис. Ю. Ткачева.

Прикрепления: Картинка 1
Категория: Смежная информация | Просмотров: 402 | Добавил: Рэмович