Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » 300-ый километр » ВЯЗНИКИ » КЛЯЗЬМА (История и судоходство)
КЛЯЗЬМА
РэмовичДата: Вторник, 30.04.2013, 14:55 | Сообщение # 1
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Статус: Offline
Заметки краеведа
Из истории пароходного движения по Клязьме
Река Клязьма является естественной границей Южского района в его южной части, отделяя район от соседней Владимирской области. Около 200 дней в году от города Коврова и до устья река судоходна (вскрывается в среднем в половине апреля). В половодье Клязьма разливается до 7—8 километров в ширину.
В конце прошлого и начале XX века (публикация 1988 года – В.Ц.) на Клязьме было оживленное пароходное движение.

Началом пароходного движения по реке Клязьме следует считать конец мая 1877 года, когда по ней прошел первым рейсом пароход шуйского купца Попова. Для сравнения небезынтересно знать, что в 1818 году на Волге было всего четыре парохода, а пассажирское движение по ней открылось лишь в 1859 году. Затем плавали по Клязьме пароходы М.И. Катенина, родственника поэта пушкинской эпохи П.А.  Катенина,  о котором Пушкин упоминает в романе «Евгений Онегин».
М.И. Катенин  — «дворянин-американец, бывший то уездным предводителем дворянства, то председателем земской управы, то лесопромышленником, то строителем разборных деревянных домов «по-американски», пустил в 1885 году несколько плоскодонных пароходов по Клязьме. Но вскоре «прогорел» на этом деле. В 1886 году по Клязьме плавал, пароход Катенина, арендованный у последнего местным вязниковским купцом Дикушиным. До пуска Катениным пароходов по Клязьме товар на Нижегородскую ярмарку шел лишь на барках, которые содержал Захаров из Глушиц.
Регулярного товаро-пассажирского движения по Клязьме не было.
Постоянные рейсы открыл в конце 80-х годов М.Е. Николаев, «крестьянский сын, кулак, родом из Фоминок Вязниковского уезда. В 1891 году к нему присоединился судовладелец Щербаков. У Щербакова было три товаро-пассажирских парохода: «Деятель», «Энергичный» и «Трудолюбивый». Ходил также и буксир «Веста».
Любопытны воспоминания Николаева о его соперничестве на Клязьме с Щербаковым («Мои воспоминания»,     Вязники, 1901 г,). Они рисуют яркую картину капиталистической конкуренции судовладельцев на Клязьме:
«...С проведением железных дорог на барках дел становилось все меньше и меньше. Тогда мне пришлось купить по случаю три старых парохода за 18000 рублей, а вслед за тем я решился выстроить свой новый пароход. Мои пароходы стали ходить по Клязьме, а так как до сих пор на Клязьме пароходов не было, то дело наладилось было очень хорошо. И пассажиров, и товара для перевозки было очень много. Но как-то на нашем пароходе проезжал нижегородский купец Щербаков. Наш пароходный капитан рассказал ему, что наше дело — золотое дно, и стоит только выстроить большие мелководные пароходы, и деньги можно будет загребать лопатой. Щербаков вскоре же построил три парохода и переманил к себе нашего капитана.
Началась между нами конкуренция. Товар стали возить за полцены, а пассажиров чуть не даром, только иди да садись. Вся команда новых пароходов стала насмехаться над нами:
«Эй, Николаев, причаливай свои пароходы к берегу. Будет им работать — наработались!».
Их пароходы были, действительно, сильные и удобнее наших. Перегоняя наши пароходы, они всегда кричали нам:
«Где вам за нами гнаться? Разве вы не видите, что мы куда сильнее вас!»...
Три года продолжалась между нами конкуренция, и оба мы  потерпели  убытку тысяч по тридцати. Наконец, мне удалось объяснить  Щербакову, что   дела его идут гораздо хуже, чем он думает, и что  его   служащие ведут его к разорению.
Тогда только Щербаков согласился упорядочить наше дело. Мы установили расписание, по которому наши пароходы должны были ходить поочередно»...
Щербакова Николаев в конце концов выжил с Клязьмы, но в 1910 году у него появился новый соперник в лице Качкова, до зтого работавшего лишь на Оке. В результате конкуренции между ними снова выиграл Николаев. Обанкротившись, Качков продает пароходы и уезжает в Московское  пароходство.
Вскоре между судовладельцами начинается новая борьба, на сей раз между Николаевым и южским фабрикантом В.А. Балиным. У Балина к этому времени было два старых парохода «Зинаида» и «Матвей», да у Качкова купил довольно хороший для того времени двухпалубный товаро-пассажирский «Успех».
У Николаева пароходы были лучше, но жидковаты были у него капиталы против балинских (с 1908 года основной капитал товарищества А.Я. Балина увеличился с пяти миллионов до шести миллионов рублей, т. е. по сравнению с 1885, годом основания товарищества, капитал увеличился вдвое).
Чтобы «вытряхнуть» конкурента, Балин начал сначала снижать цены за проезд и провоз товара, а потом дошел до того, что стал возить пассажиров бесплатно да еще и одаривал каждого французской пятикопеечной булкой и даже, как утверждают, стаканом водки.
Николаев продает свои пароходы и становится управляющим пароходством у Балина. Конечно, добившись своего, Балин установил те цены, какие ему нравились, так как, стал теперь единственным Окско-Клязьминским пароходчиком.
Летом 1915 года товарищество А.Я. Балина покупает торгово-пассажирский пароход «Благодарный». История этого парохода такова: 6 ноября 1914 года три лица, а именно Павлов Т.П. (бывший заведующий торфоразработками), Кирьянов К.М. (бухгалтер, бывший крестьянин из Московской губернии) и Николаева М.Н. заказали пароход за 65000 рублей (в рассрочку) судовому заводу Яковлева в д. Базовке Балахнинского уезда. Приняв пароход 23 июня 1915 года, они сдали его в аренду, а затем и продали за 70000 рублей товариществу Балина.
Кроме «Благодарного» в 1915 году товариществу принадлежали: «Успех» — товаро-пассажирский (куплен у Качкова), «Николай» — буксирный, «Южа» — буксирный, «Опыт» — буксирный (был арендован у Яковлева за 5000 рублей), «Мария» и «Наследники» — оба товаро-пассажирские (плавали в основном по Оке). По Клязьме ходили еще и старые пароходы «Зинаида» и «Матвей».
Всего за навигационный период 1915 года было перевезено груза 1494956 пудов, выручено 137114 рублей 49 копеек. Стоимость отопления пароходов составила 26748 рублей 37 копеек.
Вниз по Клязьме пароходы ходили до Нижнего Новгорода (теперь город Горький). Проездная плата на пароходах была следующей:
Южа — Нижний Новгород: первый класс — 2 рубля 75 копеек, второй класс — 2 рубля 25 копеек, третий класс — 1 рубль 30 копеек.
Вязники — Нижний Новгород: первый класс — 1 рубль 60 копеек, второй класс — 1 рубль 30 копеек, третий класс — 65 копеек.
Товарищество Балина владело пароходами до 8 февраля 1918 года, когда речной флот был национализирован (отсюда и название пристани «8 февраля»).
До проведения железной дороги до пристани (раньше она называлась просто «Балинской») товаро-пассажирские пароходы ходили на Нижний Новгород от Холуйской пристани (три километра выше «Балинской»).
Холуйская пристань — очень старая пристань: открыта около 1760 года. Долгое время являлась местом продажи хлеба, привозимого с Волги, не только для селений южского края, но и для городов Шуи и Иванова. Пароходы от Холуйской пристани отходили в 4 часа утра, приходили в Нижний Новгород на другой день в 3—4 часа утра, находясь в пути вместе с остановками 23 — 24 часа. Останавливались пароходы в следующих пунктах: Балинская пристань, Мстера, Вязники, Гороховец, Горбатов, Дуденево, Нижний Новгород.
Из Нижнего Новгорода пароходы отходили в 4 часа дня, приходили на Холуйскую пристань в 20 часов на другой день, находясь в пути 28 часов. Из Нижнего на Холуйскую пристань ходили большие товаро-пассажирские пароходы, как «Успех», «Благодарный», «Мария» и «Наследники».
Зимовали суда в Глушицком затоне на Клязьме. «Весной до спада воды (с апреля до половины мая) большие пароходы ходили вверх до Коврова. Река еще не была полностью очищена ото льда. В это время па пристани в Коврове скапливалось много южан, в основном студентов из Владимира, Коврова и других городов, в надежде побыстрее добраться домой на весенние каникулы. Но иногда приходилось ждать парохода сутками, так как случалось, что его где-нибудь затирало льдами..
После спада воды сообщение с Ковровом поддерживалось лишь при помощи буксиров.
Товаро-пассажирские пароходы, но меньших размеров, после окончания рейсов на Ковров поддерживали сообщение лишь между Вязниками и Нижним Новгородом, а в дальнейшем только лишь между Вязниками и пристанью «8 февраля» (Балинской).
В 20—30 годах пассажирское сообщение между Вязниками и Шуей поддерживалось при помощи буксирных пароходов, которые водили барку, специально приспособленную для перевозки пассажиров и к условиям плавания по Тезе. Первая такая барка была построена в 1920-х годах и названа была «Идеей».
Пароходному движению на Клязьме мешали частые мели, поэтому фарватер реки чистился землечерпательными машинами.
По сведениям 1857 года на Клязьме в пределах Южского района и вблизи его были следующие мели: Городецкая (в 18 верстах от города Коврова вниз по реке); Кисаровская (около Кисаревского перевоза — Ковровский район); Венецкая (в 14 верстах ниже Городецкой, около с. Венец); Толмачевская (в 4-х верстах от устья Тезы); Крутицкие (две) — в 2-3-х верстах ниже Толмачевской); Глушицкая и Пустынская мели (вблизи Крутицких, ниже их).
На мелях фарватер показывали проходящим судам многочисленные бакены, а на берегах соответствующие сигнальные установки.
В конце 50-х годов прошлого столетия (19-го века – В.Ц.) в целях предупреждения увеличения мелей был построен на реке Клязьме ряд плотин, обложенных камнем, но они мало помогали: мели появлялись на 1—2 километра ниже.
Издавна шли разговоры о более коротком, а следовательно, и более дешевом пути сообщения с Волгой по Клязьме.
В сентябре 1917 года на совещании Московского округа путей сообщения было предложено приступить к шлюзованию Клязьмы по всему ее течению. В городе Коврове предполагалось сооружение речного порта, затона для зимовки судов. Но начавшаяся гражданская война помешала этому. Летом 1929 года Клязьма вновь обследовалась, вновь ставился вопрос о ее шлюзовании. Стоимость работ определялась в 40—50 миллионов рублей. Путь с Волги до Москвы по Клязьме должен был сократиться не менее чем на 200 километров.
В 1950-х годах пассажирское сообщение по Клязьме между Южей (пристанью «8 февраля») и Вязниками осуществлялась при помощи парохода «Робеспьер». Ежедневно пароход отходил от пристани «8 февраля» в 4 часа утра и прибывал в Вязники в 7 часов. Пассажиры успевали на 9-ти часовой пригородный поезд до Горького.
В связи с открытием регулярного (2 рейса в день) автобусного    сообщения Южи с Ковровом и Новоклязьминском, пристань «8 февраля» прекратила свое существование. Сейчас до Вязников водное сообщение по Клязьме производится от Глушицкой пристани (2 раза в наделю).
В настоящее время на бывшей пристани «8 февраля» находится туристическая база Южской фабрики.
Богатая природа и спокойно несущая свои воды красавица Клязьма создают прекрасные условия для отдыха приезжающих сюда летом туристов и южан.

Г. ФИЛИППОВА.

Материал публиковался с продолжением 31 марта, 2 и 5-го апреля 1988 года в районной газете «Светлый путь» города Южи Ивановской области. Оцифровка, размещение и ссылки – В.Р. Цыплев. Апрель 2013 года.

ИЗ ИСТОРИИ НАШЕГО КРАЯ


КЛЯЗЬМА

Приятно вспомнить, как в дни своей молодости, в начале нашего века, (публикация 1987 года – В.Ц.) в летний знойный день я бросался в чистую прохладную воду Клязьмы и, лежа потом на горячем песке, задумывался над вопросами: «Какой Клязьма была в древности? Кто жил на ее берегах?»
На эти вопросы я получил ответ позднее, от археологов.
В 1928 году там, где, речка Березка втекает в пойму Клязьмы, производились археологические раскопки. Археологи определили, что с левой, восточной стороны Березки, находилось городище древней общины вятичей. С юга оно защищено было водным пространством Клязьмы, а с западной стороны — водным пространством Березки, которая занимала всю ложбину, по дну которой течет ручьем в настоящее время. С третьей стороны городище защищал вал с частоколом, шедшим от берега Березки до берега Клязьмы. Городище имело форму треугольника. За валом находились могильные курганы. Один из них археологи раскопали и обнаружили скелет женщины с бронзовым браслетом на руке. Ступни ее ног были отрублены. Один из археологов читал затем в железнодорожном клубе Петушков лекцию для местного населения. Он объяснил, что вятичи были очень суеверны. Они верили в злых духов, которые вселяются в умершего, в его образе приходят в жилище и приносят несчастья родственникам. Вятичи наивно думали, что злой дух в тело с отрубленными ступнями не вселится, так как на таких ногах дойти до жилища не сможет.
Во времена Киевской Руси Клязьма имела большое значение. Протекая вдоль междуречья Оки и Волги и имея протяженность около 700 километров, она была настоящей водной дорогой.
В Киевской летописи записано, что князь Владимир Мономах в 1108 году основал крепость — город Владимир на Клязьме. Это была первая запись названия нашей реки в официальном документе.
С основанием города Владимира еще более возросло значение Клязьмы. По ней усилилось движение речных судов, плывших с торговой целью. Князь Новгородский Андрей став великим Киевским князем, перенес столицу из Киева во Владимир, а свою резиденцию установил в селе Боголюбово. Так Клязьма стала столичной рекой. Владимирские купцы преодолевали очень далекий путь, бывали в Грузии. При Андрее Боголюбском из Грузии была привезена грузинская вишня. Посаженная на владимирской земле, она прижилась и теперь называется «Владимирка».
Но затем быстро развивавшаяся Москва опередила Владимир в экономическом и политическом отношении и в XI веке стала столицей Руси. Значение Клязьмы упало.
... В 1911—1912 годах можно было видеть на Клязьме баржу, груженую дровами, которая двигалась мимо Петушков. Ее тянул буксирный пароход. Дрова использовались для снабжения ореховских фабрик. Но пароходик часто садился на мель и был заменен вскоре четверкой лошадей в парной упряжке с длинным канатом, конец которого был прикреплен к середине мачты баржи. На лошадях верхом сидели двое мальчишек и свистели трелью и длинным посвистом, да так выразительно, что лошади в кнуте не нуждались. Купающиеся, кои только услышат этот свист, выскакивали из воды с криком: «Соловьи едут!» И убирали одежду с берега.
Примерно с 1915 года движение баржи прекратилось, и Клязьма стала только прекрасным местом для отдыха и рыбалки. В реке водилось много рыбы — щука, лещ, окунь, язь и другие, попадалась даже стерлядь.
Такой была Клязьма в течение довоенного и послевоенного времени. Но в 50-х годах орехово-зуевские и павлово-посадские фабрики стали спускать в Клязьму вредоносные промышленные отходы и очень сильно загрязнили реку. Сейчас загрязнению поставлен заслон. Хочется надеяться, что со временем Клязьма полностью очистится и станет прежней, приятной для отдыха рекой.
И. РОМАНОВ, наш внешт. корр.
Материал был опубликован в газете «Вперед» Петушинского района Владимирской области 15 октября 1987 года.
Прикрепления: 0884411.jpg(130Kb) · 4084564.jpg(199Kb)
 
РэмовичДата: Суббота, 01.06.2013, 15:46 | Сообщение # 2
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Статус: Offline
Еще на сайте "БЫЛОЕ" о Клязьме, пароходстве по ней и притокам в материалах:

Теза: приток Клязьмы. Шлюзы.

Струговой ход по Тезе.

Гороховец и Ярополч.

Вязники - на семи венцах Клязьмы.
 
Форум » 300-ый километр » ВЯЗНИКИ » КЛЯЗЬМА (История и судоходство)
Страница 1 из 11
Поиск:

Рейтинг@Mail.ru