Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Родословные » Демидовы » Товарищество В.Ф. Демидова. (Вязники. Льняные фабрики.)
Товарищество В.Ф. Демидова.
РэмовичДата: Четверг, 03.10.2013, 21:19 | Сообщение # 1
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Вязниковская газета «Ярцевский льнянщик» 7 ноября 1938 года.



Тревожные дни фабрикантов Демидовых

Через два месяца исполнится 51 год со дня забастовки ярцевских прядильщиков. В 1887 году фабрикант Демидов ввел на фабрике новое правило о надзоре за заведениями фабричной промышленности.

Это правило скрывало за собой строгий, невыносимый режим работы и снижение зарплаты рабочим.

Капиталист Демидов, в целях извлечения больших прибылей для своего кармана, разработал новые расчетные книжки, которые вместе с выработанными к ним «правилами внутреннего распорядка» сжимали рабочего в кулак, требовали от него, ходить в струнку" — ставили в невыносимые условия: за брак, прогул, опоздание увольняли, штрафовали и т. п.

14 января терпение рабочих лопнуло. Поднявшийся шум на крутилках, потом переносится во все цеха фабрики. А в 19 час. 25 мин. Владимирскому губернатору летела телеграмма № 100. «Рабочие разбивают фабрику, портят машины, избили конторщика, директора сбежали с фабрики, доступу на фабрику нет. Прошу хотя две роты и ввести на ночь в городе патруль от войск. Ожидаю на телеграфе распоряжения. Исправник Семенов".

15-го января две роты 11-го пехотного Псковского полка, которые стояли в Вязниках, и прибывших два батальона 12-го пехотного Великолуцкого полка ввели на фабрике порядки.

Всех переписать, выявить бунтарей и после вечерней зари (т.е. после 9-ти часов вечера) прекратить всякое хождение — таково было указание царских прихлебателей.

Помощники губернатора Дурнова весь день сидели на телеграфе и каждый час сообщали начальству.
«До сего времени зачинщиков и наиболее выдающихся в беспорядках обнаружено 20 человек, из них арестовано 9 человек, остальные разыскиваются. Исправник Семенов».

А полицейские ищейки разыскивали… 63 рабочих, не считая малолетних, высланы много на места родины.
Эти рабочие указаны как неблагонадежные из 665 оставшихся. Следствие продолжается. Расправа с зачинщиками и «неблагонадежными» продолжалась.

«…11 человек зачинщиков допрошены и привлекаются судебной властью к уголовной ответственности… заключены в тюрьму».

Октябрьская революция стерла с лица земли капиталистов, помещиков, уничтожила самодержавие.
Октябрь в корне изменил положение рабочего и сделал его хозяином фабрик и заводов, хозяином всей Советской страны.

Сейчас рабочие работают на себя, на свой класс, на свое отечество.

Оцифровка статьи – Константин Целоватов и Владимир Цыплев. 2013 год.
 
РэмовичДата: Четверг, 03.10.2013, 21:36 | Сообщение # 2
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Забастовка рабочих на Ярцевской фабрике

Товарищества В.Ф. Демидова в январе 1887 года

Исследователи отмечают, что изучение массового рабочего движения как коллективных действий лиц наемного труда с целью удовлетворения своих материальных интересов, общественных потребностей и активного преобразования действительности в последние полтора десятилетия столкнулось со множеством конъюнктурных сложностей и сменой научных приоритетов1. Тем не менее, и сейчас остается острая необходимость в заполнении имеющихся в исследовании этой темы лакун.
Рассмотрение механизма прохождения стачки, основанное на использовании официального делопроизводства местных органов губернского управления, а также государственных законодательных актов, позволяет выяснить причины и характер противоборства между рабочими и предпринимателями, определить основные направления политики правительства по рабочему вопросу.
Закон 3 июня 1886 г. «О надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих и об увеличении числа чинов фабричной инспекции»2, важность которого признавалась всеми современниками, публицистами, историками открыл новую эру во взаимоотношениях рабочих и предпринимателей. А.А. Микулин считал, что этот закон «краеугольный камень ныне действующего законодательства»3. В.П. Литвинов-Фалинский указывал на то, что в основу взаимоотношений «были положены начала договорного права со многими однако изъятиями, исключающими равенство договаривающихся сторон»4. М.И. Туган-Барановский отмечал, что «этот закон коренным образом изменил условия найма рабочих и самое положение рабочего на фабрике, совершенно уничтожил прежнюю неограниченную «свободу труда»5. С.И. Каплун уже годы спустя утверждал, что новый закон вводил во внутреннюю фабричную жизнь «некоторую «конституцию», известные строго определенные правовые взаимоотношения между предпринимателями и рабочими, которые обязательны для обеих сторон под угрозой кары»6.
Это было 19 февраля 1861 г., только для рабочих, положившее конец хозяйскому произволу на фабриках и заводах. В первой части закона устанавливались права и обязанности сторон при заключении трудового договора или, как в то время говорили, договора о найме между рабочими и предпринимателями. Вторая часть закона, озаглавленная «Правила о надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих», содержала требования и определяла порядок осуществляемого контроля, который распространялся только на Петербургскую, Московскую и Владимирскую губернии.
Закон 3 июня 1886 г. возлагал особую ответственность на рабочих и предпринимателей за нарушение общественного порядка на фабриках и заводах. Новый закон изменял и дополнял ст. 1359 и 1359(1) Уложения о наказаниях, запрещавших самовольное понижение заработной платы рабочим до истечения срока найма или производство с ними расчета не деньгами, сопровождавшееся нарушением общественного порядка, определяя наказание для виновных в этом заведующих фабрик в виде ареста до трех месяцев. Рабочие за организацию и участие в стачке также подвергались уголовному наказанию: подстрекавшие заключению в тюрьме на срок от 4 до 8 месяцев, остальные - от 2 до 4 месяцев. Если стачка сопровождалась уничтожением или повреждением фабричного имущества, а также насилием и принуждением окружающих к прекращению работ, то виновные в этом рабочие наказывались тюремным сроком от 4 месяцев до 1 года и 4 месяцев. Кроме того, за самовольный отказ от работы до истечения срока найма рабочие подвергались тюремному заключению сроком до 1 месяца и за умышленное повреждение промышленного оборудования сроком до 3 месяцев.
Согласно «Правилам о надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих» общий надзор за соблюдением на фабриках и заводах должного благоустройства и порядка возлагался на губернаторов и должен был осуществляться при содействии вновь учреждаемых губернских по фабричным делам присутствий, чинов фабричной инспекции и полиции.
Согласно циркулярам Министерства финансов, в обязанности фабричных инспекторов входило расследование под грифом секретно причин рабочих волнений.
При получении сведений о возможных или готовящихся забастовках они должны были немедленно явиться на место событий и принять меры по предотвращению или прекращению беспорядков путем примирения сторон и экстренно, по телефону или телеграфу, сообщить об этом своему начальству7.
На основании Положения о государственной охране, высочайше утвержденного 14 августа 1881 г. в случае волнений рабочих на фабриках и заводах начальник Губернского жандармского управления обязан был выяснить целесообразность возбуждения преследования виновных за нарушение вышеуказанного закона8. Уездные исправники, в свою очередь, также должны были следить за соблюдением общественного порядка и спокойствия на территории контролируемого ими участка.
В январе 1887 г. на одном из крупных льняных производств Владимирской губернии Ярцевской фабрике Товарищества В.Ф. Демидова, расположенной в двух верстах от г. Вязники, произошли серьезные беспорядки, явившиеся следствием издания закона 3 июня 1886 г.9 Владимирское губернское по фабричным делам присутствие, исполняя требование нового закона, утвердило образец расчетной книжки, обязательный при найме рабочих, и разослало эти книжки всем фабрикантам Владимирской губернии, вменив им в обязанность раздать эти книжки каждому служащему на фабрике рабочему не позднее 31 декабря 1886 г. Отпечатанные в Шуйской типографии за подписью уездного исправника экземпляры расчетной книжки были получены на фабрике лишь в конце декабря.
По случаю наступивших праздников, а затем выдачи зарплаты рабочим за декабрь, происходившей в первых числах января, фабричная контора не смогла приступить к раздаче книжек нового образца до 10 января, и в этот день около 100 человек приняли их без всяких возражений. Но на следующий день рабочие, особенно крутильщики, посчитали введение новых правил для себя чрезмерно стеснительным. До директора фабрики Лаврентьева дошли слухи, что крутильщики не хотели принимать книжки и желали остаться на фабрике на прежних условиях. Несколько человек из крутильного отделения, уже получившие книжки, возвратили их обратно в контору, объяснив, что их заставили это сделать другие рабочие, угрожая избиением. Новые расчетные книжки содержали выдержки из закона относительно ответственности рабочих за стачку, умышленную порчу машин, прогулы, дурное поведение и т.п.
Например, указывалось, что общая сумма штрафов рабочего не должна была превышать одной трети всего заработка. До издания нового закона рабочим выдавались расчетные книжки с правилами, составленными хозяевами фабрики. В этих правилах об обязанностях рабочих было сказано весьма неопределенно, а именно, что за свои проступки рабочие подлежали наказанию по закону, а за порчу материала, машин и дурную выработку подвергались взысканию по усмотрению заведующего фабрикой. К этим правилам рабочие настолько привыкли, что не обращали никакого внимания при ежегодной перемене книжек. Рабочие Ярцевской фабрики по единогласному их отзыву были вполне довольны своим положением. Получая достаточный заработок, они подвергались ничтожным штрафам. За три последних месяца 1886 г. рабочие на Ярцевской фабрике получили 49727 рублей, из которых с них было удержано всего 269 руб., что составило пол копейки с одного рубля. Рабочие при рассмотрении новых правил, подстрекаемые зачинщиками, рассуждали так, что за порчу машин их будут сажать в тюрьму, а вычеты из заработной платы будут всегда производить в размере одной трети. Так как фабричная книжка была подписана одним фабричным инспектором, а ее печатание было разрешено шуйским исправником, зачинщики убедили общую массу рабочих, что новый закон фальшивый, что на нем нет ни печатей, ни гербов, ни подписей начальства. В свою пользу подстрекатели привели доказательство, что законы в Шуе не печатаются. 12 января по приглашению фабричной администрации на фабрику приехал Вязниковский уездный исправник Семенов и стал убеждать рабочих в том, что книжки, выданные конторой, были настоящие, просил не волноваться и дождаться фабричного инспектора, который должен был объяснить возникшее недоразумение. Рабочие как будто бы послушались исправника, но на следующий день снова возобновились сходки и совещания. 14 января в час по полудню начались беспорядки в крутильном отделении. Директор правления Брюханов и исполнительный директор Лаврентьев, остановив паровую машину, пытались поговорить с рабочими о новых расчетных книжках, но вынуждены были скрыться с фабрики в силу угрожавшей им опасности из-за буйства рабочих, которые начали настоящий погром фабрики. Крутильщики и чесальщики обошли фабричные отделения, где еще продолжались работы, и потребовали их прекратить. Сами мастера уговаривали рабочих уйти из корпуса, надеясь этим спасти машины от разрушения.
Рабочие в количестве 150-200 человек подошли к конторе, часть из них ворвалась в помещение и напала на двух служащих И.Н. Орлова и И.Е. Сахарова, которые пытались уговорить толпу прекратить бунт. Рабочие сильно избили конторщиков и стали крушить конторское имущество. Все конторские книги, хранившиеся несколько лет, были разорваны и разбросаны по полу10.
Затем толпа прошла по всем фабричным корпусам и произвела сильные разрушения. Вокруг всех зданий фабричных корпусов были раскиданы в разных направлениях расчетные книжки, выданные рабочим. В здании, где размещались чесальное, приготовительное, крутильное, мотальное и сушильное отделения, а также слесарные и столярные мастерские и контора фабрики, в окнах были разбиты стекла и выломаны рамы. Были повреждены четыре сновальни, поломаны газовые рожки и обрезаны приводные ремни. У станков были обломаны деревянные части, медные валики у крутильных машин раскиданы. В магазине запасных материалов были испорчены краски, расхищены свечи, медные шурупы и литая бронза. В чесальном отделении пострадал исходный продукт производства - лен. В столярной мастерской все ящики под верстаками были взломаны, и часть разного инструмента расхищена. Остались нетронутыми только казармы для рабочих и жилые помещения для служащих 11.
Уездный исправник по ходу событий несколькими телеграммами сообщил губернатору о случившемся, который тотчас распорядился командировать на фабрику фабричного инспектора и начальника Владимирского губернского жандармского управления. С разрешения губернатора в 10 часов вечера по вызову исправника на фабрику прибыли две роты солдат из местного военного гарнизона. При виде войска рабочие разбежались, и к 12 часам ночи 14 января порядок был восстановлен12.
Большинство рабочих разошлось по домам из 2600 человек, работавших 14 января, ночевать в фабричных казармах осталось только 650 человек.
Утром 15 января на фабрику прибыли губернатор, фабричный инспектор и представители судебной власти, вечером командированные из Владимира два батальона Великолуцского полка. Ремонт фабрики и привидение в порядок всех механизмов продолжался две недели, и работы были возобновлены 29 января. Войска с фабрики были выведены 19 января13.
Предварительное следствие обнаружило зачинщиков и руководителей стачки, а также всех участников беспорядков, принимавших участие в повреждении фабричного имущества. Судебное следствие по делу о стачке на Ярцевской фабрике Товарищества В.Ф. Демидова выявило, что еще за несколько дней до начала беспорядков между рабочими начали ходить слухи, что новый закон, объявленный в расчетных книжках, фальшивый, и поэтому их принимать не следует. В распространении этих слухов деятельное участие принимал рабочий-прядильщик Г.А. Мухинский. Ему - человеку грамотному, доверяли многие рабочие, среди которых о нем сложилось мнение, как об адвокате, знающем все законы. Он главным образом и убедил рабочих не принимать новых расчетных книжек.
При погроме в толпе выделялся Ф. Григорьев, который собрал вокруг себя боевой отряд из 200 рабочих14. Среди наиболее ярых подстрекателей оказался Н.О. Гулящев, который был привлечен по делу о Морозовской стачке и участвовал уже в третьей забастовке15.
В качестве обвиняемых в стачке, сопровождавшейся насилием и повреждениями фабричного имущества, к суду были привлечены 22 человека, и выступили 77 свидетелей. Все обвиняемые отрицали свою вину. Суд установил, что единственной причиной к стачке было нежелание рабочих подчиняться новому закону 3 июня 1886 г. Смысл этого закона зачинщики стачки извратили перед другими рабочими, распуская слухи о его фальшивости, и тем самым произвели волнения и те беспорядки, последствием которых стало прекращение работ на фабрике в течение двух недель.
Признавая улики, выявленные следствием, достаточными к обвинению всех привлеченных по настоящему делу в качестве обвиняемых в преступлении, предусмотренным п. 3, 4 Отд. III Правил 3 июня 1886 г. и на основании п. 1, 3 ст. 771 Устава уголовного судопроизводства, ст. 38, 39, 129, 134 и 135 Уложения о наказаниях прокурор Владимирского окружного суда передал дело Владимирскому окружному суду без участия присяжных заседателей.
26-27 марта 1887 г. Владимирский окружной суд в публичном заседании, открытым в г. Вязники под председательством товарища прокурора В.Р. Власенко, в составе членов суда С.И. Веселовского и В.С. Андреева, с прокурором П.С. Товарковым и без участия присяжных заседателей, постановил: восемь человек (И.Г. Ларионова, В.П. Крючкова, Ф.Г. Ларионова, А.Е. Воронина, Ф.А. Чумакова, А.Е. Крошкина, И.С. Захарова) заключить в тюрьму на 1 год и 4 месяца, семь (Н.М. Меньшова, А.С. Коновалова, О.Г. Миронова, В.А. Алексеева, К.Е. Борисова, П.Т. Борисова, С.П. Ермолаева) на 8 месяцев, одного (Г.С. Климова) на 6 месяцев, двоих (И.И. Хомякова, Г.А. Мухинского) на 4 месяца, еще двух (К.А. Мизгилева, П.И. Игнатьева) на 2 месяца, В.И. Сенькова на 3 месяца, А.А. Абрамова на 1 месяц16.
На приговор 18-ти обвиняемым присяжный поверенный Гладков подал в Московскую судебную палату апелляционную жалобу, в которой ходатайствовал об отмене приговора суда на том основании, что в действиях подсудимых не заключалось деяния, предусмотренного законом о стачках, т.к. рабочие в своих требованиях не принуждали фабрикантов к повышению заработной платы или изменению других условий найма до истечения срока договора, а, заключив договор о найме с правлением фабрики с 10 октября по Пасху 1887 г., отказались принимать новые условия 14 января 1887 г. и хотели остаться на старых. По мнению защитника, деяния подсудимых могли быть подведены под понятие буйства, нарушения общественной тишины и драки, а не под понятие стачки. Однако, Московская судебная палата, признав жалобу не заслуживающей уважения, приговор Владимирского окружного суда оставила в силе, т.к. рабочие Ярцевской фабрики не имели никакого основания и права при введении новых правил считать свой договор, заключенный с 1 октября 1887 г., нарушенным, и должны были беспрекословно принять новые правила, устанавливавшие, по мысли законодателя, лучшие гарантии для спокойствия общества и государства17.
Директор правления Ярцевской фабрики В.В. Демидов считал, что рабочие на фабрике были всегда довольны установившимся там порядками и никогда никакого недовольства не заявляли. Более того, в конце ноября 1886 г., когда фабрика перешла с 13-часового рабочего дня на 9-часовой, в результате чего дневной заработок упал на 30%, правление товарищества пошло рабочим на уступки, оставив заработную плату без изменения, неся при этом определенные убытки18.
По мнению директора фабрики Б.Л. Лаврентьева, беспорядки начали рабочие крутильного отделения, где люди были молодого возраста и более развиты. Причиной возмущения стало непонимание нового закона, о смысле которого фабричная инспекция не успела разъяснить19. Внешнее их несоответствие с образцом, скрепленным подписями всех членов фабричного присутствия, вызвало серьезные сомнения рабочих в подлинности закона, напечатанного в предлагаемых им книжках, взять которые они отказались. Рабочие выступили не против нового закона, а против хозяев, которые, по их мнению, спрятали настоящий закон, что сближало их с крестьянами, также искавшими настоящую волю после опубликования «Положений 19 февраля 1861 г.».
Волнения и забастовки, наблюдавшиеся во Владимирской губернии в конце 1886 - начале 1887 гг., которые сопровождались беспорядками, часто были спровоцированы непониманием и безграмотностью рабочих. Они явились следствием стихийного социального возбуждения, царившего на фабриках и заводах во время введения в действие закона 3 июня 1886 г., коренным образом изменившего традиционный порядок фабричной жизни.

Примечания:

1. Пушкарева И.М. Возвращение к забытой теме: массовое рабочее движение в начале XX века //Отечественная история. 2007. № 3. С. 101.

2. ПСЗ-III. Т. VI. № 3769.

3. Микулин А.А. Фабричная инспекция в России. 1882-1906. Киев, 1906. С. 11.

4. Литвинов-Фалинский В.П. Фабричное законодательство и фабричная инспекция в России. СПб., 1900. С. 100.

5. Туган-Барановский М.И. Избранное. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историческое развитие русской фабрика в XIX веке. М., 1997. С. 399.

6. Каплун С.И. Охрана труда и ее органы. 2-е изд. М., 1922. С. 53.

7. Устав о промышленном труде. Пг., 1915. С. 263.

8. ГАВО. Ф. 704. Оп. 1. Д. 205.

9. ГАВО. Ф. 108. Оп. 1. Д. 400. Т. 1-2.

10. Там же. Т. 1. Л. 275.

11. Там же. Л. 302.

12. Там же. Л. 273, 274.

13. Там же. Л. 2-7.

14. Там же. Л. 277.

15. Там же. Л. 296.

16. Там же. Л. 221.

17. Там же. Л. 401-404.

18. Там же. Л. 226, 269.

19. Там же. Л. 270, 271.

С.Р. Глазунов, г. Владимир
 
РэмовичДата: Четверг, 03.10.2013, 21:39 | Сообщение # 3
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Василий Федорович Демидов

Прикрепления: 8131912.jpg(11Kb)
 
РэмовичДата: Четверг, 03.10.2013, 21:49 | Сообщение # 4
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline


Мемориальная доска о стачке на стене бывшей Большой Демидовской фабрики. Фото Владимира Цыплева.
Прикрепления: 9076116.jpg(144Kb)
 
РэмовичДата: Четверг, 03.10.2013, 21:52 | Сообщение # 5
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
ДЕМИДОВ Александр Васильевич (1872, Вязники-1947, Париж). Домашнее образование, затем окончил Московское Императорское Техническое училище. Фабрикант. Мануфактур-советник. Директор Товарищества льнопрядильной и прядильной фабрики В.Ф. Демидова. Гласный Вязниковской городской Думы, Вязниковского уездного и Владимирского губернского земских собраний, член Московского общества распространения коммерческого образования. Депутат I Государственной думы Российской империи 1906 года, член финансовой комиссии Думы. В эмиграции жил во Франции. Делегат Российского Зарубежного съезда 1926 в Париже от русской эмиграции во Франции. Член Российского торгово-промышленного и финансового союза. В 1929 на собрании Союза сделал доклад об экономическом развитии России после большевизма.

Демидов Андрей Васильевич (1878, Вязники-1926,Прага, похоронен на Ольшанском кладбище). Директор Правления Товарищества льняных фабрик В.Ф. Демидова в Вязниках. В эмиграции жил в Чехословакии. Товарищ председателя Русского торгово-промышленного комитета в Чехословакии, делегат Российского Зарубежного съезда 1926 года в Париже от русской эмиграции в Чехословакии.

Источники:

Боиович-1. [Боиович М.М. Члены Государственной думы (Портреты и биографии). Первый созыв. М, 1906] С. 31;
Чуваков В.Н. Незабытые могилы: Российское зарубежье: Некрологи 1917-1997. М, 1997. Том 2. С. 337.
«Фабрики и заводы и причие промышленные заведения Владимирской губернии». Составил техник Владимирской губернской земской управы инженер-технолог В.Ф. Свирский. Издана в 1890г.
«Санитарное исследование фабричных заведений Вязниковского уезда». Произведено в 1884г. по распоряжению Владимирского губернского земского собрания врачом С.В. Любимским.
«Сводные таблицы санитарно-статистических сведений об осмотренных фабриках и заводах Вязниковского уезда».
«Город Вязники в старое время». Cоставитель С.И. Змеев, 1926г.

Архивы
 
РэмовичДата: Четверг, 03.10.2013, 21:55 | Сообщение # 6
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
В цехах, где прошла стачка рабочих. Фото Владимира Цыплева. 2010 год. Изменилось только оборудование, все остальное сохранилось в прежнем виде конца 19 века.



Прикрепления: 5182575.jpg(162Kb) · 1299905.jpg(147Kb)
 
РэмовичДата: Четверг, 03.10.2013, 22:01 | Сообщение # 7
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Подземный ход, по которому ушло с фабрики руководство во время погрома. Фото Олеси Сауткиной (Владимирская газета "Хронометр"). 2010 год.

Прикрепления: 5263142.jpg(187Kb)
 
РэмовичДата: Четверг, 03.10.2013, 22:06 | Сообщение # 8
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Дом В.Ф. Демидова. Рассказывает научный сотрудник Вязниковского музея Г.В. Штарева. Фото Натальи Цыплевой. 2006 год.

Прикрепления: 6904218.jpg(127Kb)
 
РэмовичДата: Четверг, 03.10.2013, 22:07 | Сообщение # 9
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Первый дом Демидовых в центре Вязников. Фото Владимира Цыплева. 2013 год.

Прикрепления: 5880553.jpg(151Kb)
 
РэмовичДата: Пятница, 04.10.2013, 04:23 | Сообщение # 10
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Особняк Александра Васильевича Демидова в Москве на Садово-Кудринской, 17 - московская неоготика.



Садовая - Кудринская д.17
Особняк А.В.Демидова. 1911 г.
архитектор К.С. Разумов.
Александр Васильевич Демидов (1872 — 2 февраля 1947, Париж) — директор фабрики, депутат Государственной думы I созыва от Владимирской губернии

Из семьи фабрикантов. Окончил Императорское Техническое училище в Москве. Предприниматель, директор правления льнопрядильной и полотняной фабрики товарищества Демидовых в городе Вязники. Мануфактур-советник.

Гласный Вязниковской городской думы,
Гласный Вязниковского уездного земского собрания
Гласный Владимирского губернского земского собрания.
Член Московского общества распространения коммерческого образования.
Председатель Всероссийского общества льнопромышленников, учреждённого в 1906 году. На выборы шёл как беспартийный. От кадетов его отделяло разница в воззрениях на автономию Польши, от "Союза 17 октября" - их слишком правительственное направление.
26 марта 1906 избран в Государственную думу I созыва от общего состава выборщиков Владимирского губернского избирательного собрания. По одним данным — беспартийный, по другим — член фракции Мирного обновления. Член Финансовой комиссии.

Деятель Московского общества распространения коммерческого образования. Владелец особняка в стиле модерн в Москве (построен в 1912 году архитектором К.С. Разумовым Садовая-Кудринская ул., 17).

После октября 1917 эмигрировал, жил во Франции. Делегат Российского Зарубежного съезда 1926 в Париже от русской эмиграции во Франции. Член Российского торгово-промышленного и финансового союза. В 1929 на собрании Союза сделал доклад об экономическом развитии России после большевизма. Предполагают, что работал таксистом. Похоронен в Париже.

ИСТОЧНИК.
Прикрепления: 8757845.jpg(92Kb)
 
РэмовичДата: Вторник, 03.03.2015, 04:25 | Сообщение # 11
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline



Традиции


Идеи и разработки/Традиции/Музей художественных тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина. Личность как объект экспозиции: Демидовы, де Лассаль, Жаккард, Кондрашовы, Ворт

Музей художественных тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина. Личность как объект экспозиции: Демидовы, де Лассаль, Жаккард, Кондрашовы, Ворт

Рынок легкой промышленности №66, 2009

Игнатьева Татьяна Ивановна

Текстильная промышленность России в течение Х1Х века развивалась по всем направлениям отрасли. Не последнее по объему место в музее МГТУ занимают  образцы полотняных тканей. Полотняными фабриками владели в основном русские предприниматели. Один из них - Василий Федорович Демидов  и его текстильное фабричное Товарищество заслуживают особого внимания.

Дело это было основано крепостным крестьянином Федором Петровичем Демидовым, который еще в 1815 году в слободе Мстёре имел мануфактуру по производству фламандского полотна и равентуха 1. В конце 1820-х годов, откупившись на волю, он переехал в город Вязники, где в 1831 году построил новую полотняную фабрику. После его смерти  дело перешло к  сыну - В. Ф. Демидову, который в 1859 году построил около деревни Ярцево, расположенной рядом с городом Вязники, бумагопрядильную фабрику, перестроенную затем на производство льняной пряжи,  где ручные ткацкие станки были заменены механическими.  С 1870 года производство стало расширяться и совершенствоваться. Была построена еще одна льнопрядильная фабрика с более совершенными ткацкими станками. После смерти Василия Федоровича  в 1882 году наследниками дела стали его сыновья Александр, Андрей и Николай. К ним перешли две льнопрядильные фабрики, на которых насчитывалось 23 тысячи веретен, и льноткацкая фабрика, имевшая 322 механических ткацких станка. Кроме этого, имелась на фабрике и белильня. В 1884 году братья утверждают «Товарищество» с основным капиталом в три миллиона рублей, расширяют и совершенствуют наследованное отцом предприятие. Ими были построены новая красильная фабрика и еще одно ткацкое отделение. В начале XX века Товарищество на своих фабриках имело уже 22124 прядильных и 4116 крутильных веретен, 528 механических ткацких станков, которые обслуживали 2850 рабочих.

На фабриках Товарищества производили разнообразные льняные полотна: очёсочные и льняные пряжи и нитки,  ткани  фламандские, маркизные, балконные, чехловые, равентухи, двунитки,  фильтр-прессные и брезентовые холсты, а также рубашечный, подкладочный, мешочный и упаковочный, материалы. Годовой оборот составлял четыре миллиона рублей. За высокое качество демидовская продукция неоднократно награждалась золотыми и серебряными медалями на выставках в 1833 году в Петербурге, в 1853, 1865 и 1882 годах в Москве, а также в Париже (1889) и в Чикаго (1893).  Необходимо отметить, что участие в отечественных и международных выставках, ярмарках для каждого предприятия, фабрики было очень важным и ответственным делом. Выставки генерировали новые формы культурных, торговых и промышленных контактов, способствовали дальнейшему развитию науки. Инициаторами их в России часто выступали научно-просветительские общества. Выставочный форум предоставлял возможность предприятию заявить о существовании своего производства, представить свою наилучшую продукцию, заключить торговый договор на ее поставку заказчику и, безусловно, заработать деньги. Большие альбомы, на страницах которых  представляли на ярмарках и выставках свои образцы тканей российские и зарубежные предприятия хранятся в тканетеке Музея художественных тканей МГТУ им. А.Н.Косыгина.

Растущее дворцовое строительство в Москве и Петербурге  требовало большого количества предметов убранства, в том числе шелковых интерьерных тканей, мебельных, обойных, гобеленов. В связи с этим активно развивалась русско-французская торговля. Образцы блестящих шелковых тканей в западноевропейской экспозиции музея свидетельствуют о присутствии лионских шелков в России. В последнюю четверть ХVIII века Франция стала признанным европейским лидером в производстве художественного текстиля. Самые лучшие модные ткани приобретались для русских дворцов и поместий именно во Франции. Русский двор - один из самых пышных в Европе - был крупнейшим заказчиком такого товара. Для украшения своих интерьеров русская знать покупала лучшие произведения художественного текстильного ремесла. Но самые красивые узорные шелка во второй половине ХVIII века можно было купить только в Лионе.

Существуют некоторые свидетельства о контактах и связях лионских шелкопромышленников и купцов с русским двором на основании сохранившихся документов, фрагментов (образцов) французских шелков, рисунков. Это дает возможность понять развитие стиля и вкуса в декоративно-прикладном искусстве середины и второй половины 18 века, которые влияли на формирование дворцового стиля эпохи рококо и классицизма.  Рапорты французских торговых представителей в Петербурге  свидетельствуют об объемах тканей, поступавших в Россию. В частности, в 1767 году в Петербургский порт пришел французский корабль, груженный английскими, голландскими сукнами, французским бархатом, тафтой, муаром, газом, серебряными галунами, вышитыми муслинами, лентами всех цветов, гродетурами, гроденаплями на общую сумму 1 750 000 рублей.

В архивах двора Екатерины II Великой хранятся документы, которые содержат даты контактов и имена поставщиков, через которых шла активная торговля придворного хозяйственного ведомства с зарубежными центрами художественного ремесла, в том числе и с Лионом.Известно, что поставки предметов роскоши к русскому двору осуществлялись при содействии известного в то время иностранного купца Иоганна Вейнахта. Он был самым крупным поставщиком, поставлявшим в Петербург произведения прикладного искусства, в том числе известного художника и текстильного мастера Филиппа де Лассаля, рекомендованного императрице Вольтером.

В 1771 г. Екатерина II получила свой тканый портрет и аллегорическую композицию «Екатерина в образе Минервы». За портретами последовали крупные заказы Лассалю и другим лионским художникам. Знаменитые ткани Филиппа де Лассаля украшали стены залов Царскосельского (Екатерининского) и Чесменского  дворцов в Петербурге. Импорт французских художественных шелковых тканей не только удовлетворял потребность русского двора в предметах роскоши, но и непосредственным образом влиял на формирование вкуса и стиля знати в декоре интерьеров. Шелка Филиппа де Лассаля были востребованы и проникали в интерьеры загородных дворцов и усадеб Голицыных, Юсуповых, Шереметевых. Как истинные шедевры шелковой техники ткачества ХVIII века работы мастерской Филиппа де Лассаля представлены в экспозиции музея подлинными образцами шелковых тканей. В этих произведениях не присутствует золото, серебро, бархат - никаких банальных эффектов, - иногда, для ворсистости узора применялась синель.  Но при этом в тканях особыми технологическими приемами созданы сложные и глубокие эффекты, создающие впечатление роскоши. Эти приемы не были защищены патентами, но повторить их было непросто.
Рис. 1. Образец шелковой ткани «Птицы, клетка, зеркало в овале». Фон - саржевое переплетение, узор - брошировка. Мастерская Филиппа де Лассаля. Франция, Лион. 1775 г
Рис. 2. Ткань «Куропатки». Шелк, «волнистый шелк». Фон - cannetille, узор - брошировка. Мастерская Филиппа де Лассаля, Франция, Лион, 1770 г.
Рис. 3. «Лебедь и фазан». Шелк, синель. Узор -  лампас,  брошировка; фон - атлас. Франция, Мастерская Филиппа де Лассаля,  1777-1778 гг.
Рис. 4. Пара голубей и корзина с цветами. Шелк. Узор- лампас, брошировка; фон - репс, атлас. Мастерская  Филиппа де Лассаля, Франция, Лион,  1775 г.

Еще один знаменитый француз - ткач и конструктор  Жозеф Мари Жаккард (1752 - 1834) совершил в 1804 году, подлинную революцию в текстильном мире. Он создал станок, сочетающий все лучшее, что было в изобретениях его талантливых предшественников: Понсона-Верзье, Фалькона и Вокансона. Ж.М. Жаккард изобрел программную машину, управляющую ткацким станком с помощью перфокарт, чтобы воспроизводить рисунки ткани с любой фактурой, сложностью переплетения и цветовой гаммой. Надо отдать и должное англичанину Бреттону, который усовершенствовал отдельные механизмы  станка и заменил их на металлические, после чего появилась возможность с ювелирной точностью ткать портреты, пейзажи, гобелены, копировать живописные полотна и даже документы. Принцип, положенный в основу изобретения Жаккарда, действует в текстильном машиностроении уже более 200 лет, позволяя создавать все более совершенные жаккардовые ткани.
Рис. 5. Жозеф Мари Жакард в мастерской. Шелк, жаккардовое ткачество. Франция,  Лион,  ХIХ в.

В экспозиции музея немало портретов, выполненных в жаккардовой технике ткачества. Помимо потрета самого Ж.М. Жаккарда - это, в частности,  портреты Д. Вашингтона, Петра I, Ф.Лессепса - автора проекта и инициатора строительства Суэцкого канала.

В технике жаккардового ткачества выполнены в 1827 году на шелке портрет и письмо-завещание французской королевы Марии Антуанетты. Один из пяти (!) изготовленных экземпляров, подаренный правительством  короля Карла Х императору Николаю I в память об участии Екатерины II в судьбе семейства Бурбонов в годы революции, ныне хранится в музее университета.
Рис. 6. Письмо-завещание французской королевы Марии Антуанетты. Шелк, жаккардовое ткачество. Франция, Лион, 1827 г.

Русские предприниматели, фабриканты и мануфактурщики, быстро среагировали на изобретение Жаккарда, и уже в 1823 году мастер Каненгиссер наладил выпуск первых жаккардовых станков в России. Портреты шелкопромышленников Кондрашовых, отца и сына, представленные в экспозиции музея, были вытканы на их мануфактуре в первой половине ХIХ века. В 1851 году портрет отца М.К.Кондрашова как образец жаккардового ткачества получает награду «За совершенство исполнения» на международной ярмарке в Лондоне. Русские жаккардовые ткани становятся сильными конкурентами западноевропейских текстильных компаний на всех международных ярмарках.

Рис. 7. Шелковое панно с изображением императора Петра I в образе Плотника на голландской судоверфи. Образец выполнен в жаккардовой технике ткачества в Москве специально для экспозиции политехнической выставки 1872 года

Рис. 8. Портрет московского шелкопромышленника Михаила Кирилловича Кондрашова. Шелк, жаккардовое ткачество, 1851 г.

В музейной экспозиции университета представлено и творчество известного французского кутюрье Чарльза Фредерика Ворта. Дамский наряд из синего репса, узорного шелка, в сочетании с вышивкой, подвесками ручной работы из бисера, бус, стекляруса, узорной тесьмой и с тисненым автографом мастера на сантюре является настоящим произведением искусства.
Рис. 9. Модель дамского платья, выполненая в мастерской «Модный дом Ворта». Франция, Париж, 1892-1895 гг.

Ч.Ф. Ворт утвердил себя как мастер хорошего вкуса и изысканной элегантности. Он превратил ремесло портного в признанный вид искусства. В 1857 году он открыл свою авторскую мастерскую «Модный дом Ворта» (Worth), где одевались дамы, принадлежавшие к элите всех стран Старого и Нового света. С легкой руки Ворта возникла плеяда хужожников-портных: Пакен, Дусе, сестры Кало - в Париже, Иванова, Гиндус, Бризак, а затем Ламанова - в Петербурге.

Произведения декоративно-прикладного искусства, в том числе и западноевропейского, начинают появляться в России только в ХVIII веке. Это были изделия мастеров, предназначенные для украшения жилых и парадных помещений. Если говорить о коллекционировании тканей, то оно началось  во второй половине ХIХ века, когда зарождались музеи прикладного искусства. До этого времени ткань рассматривалась как материал для отделки интерьера создания костюмов, парадных платьев и конечно - текстильного товара Коллекции текстильных образцов в России начали собирать для дворцов и усадеб князя Н.Б. Юсупов, графа И.И. Шувалова, графа  Г.Г. Орлова, а также  баронов Строгановых,  графов Шереметевых, князей Голицыных. Интерес к произведениям прикладного искусства, в частности, к текстильным образцам, способствовал формированию соответствующих фондов в музейных собраниях Москвы и Петербурга. После образования в 1884 году в музейные фонды отделов прикладного искусства начали поступать текстильные предметы из частных коллекций.

Русское ситцепечатное дело первой трети ХIХ века - большое и сложное искусство, в котором были использованы все лучшие достижения российских мастеров текстильного ремесла ХVII-ХVIII вв. В нем были отражены особенности народной культуры, крестьянский быт и формирование культуры города. Немалое количество людей вложили свой талант, желание, способности, знания, чтобы текстильная промышленность России достигла таких высот. И характер этого таланта просвечивает в живом рисунке каждого ситцевого образца, в красочной палитре многоцветного платка, набивной сарафанной крашенины, пестрядиной рубахи.

В орнаментальной композиции русского рисовальщика мы не найдем резких контрастных противопоставлений размеров одних форм другим. Их массы часто близки друг к другу, но не равновелики, в этом можно усмотреть отзвуки классицизма, а его влияние сказывается в четкости раппортных и особенно полосных построений. Безусловно, влияние западноевропейской текстильной школы прослеживается в орнаментальных композициях, но это ограничивается отдельными деталями и элементами.

Очень важным вещественным документом, характеризующим мастерство и художественно-стилистические особенности русских набивных тканей первой половины ХIХ века, являются сохранившиеся фрагменты досок «цветок» и «манер». Существовали «Книги манеров», они еще назывались «Книги для отпечатывания вновь входящих манеров». В такой книге оттиски узоров были выполнены черной, коричневой и красной красками. В основном характер оттисков в «Книге манеров» составляют узоры цветочного и растительного типа - иногда фантастические,  чаще близкие к спокойной красоте природы средней полосы России. Встречаются орнаментальные композиции, как и в древнерусской набойке с ковровым заполнением и с равнозначным заполнением, когда фон и узор играют на равных, а фоновые протоки красивы и декоративны. В этом случае можно прочитать стиль, манеру и авторский характер конкретной личности художника, создателя рисунка.

И еще одну очень важную особенность необходимо отметить. Русские создатели «манер» не стремились к передаче ботанической натуральности реально существующих растительных природных объектов, а стремились представить узорочье ткани, выявляя характерные признаки цветов, растений, чтобы создать фантазию и сказочность. Так вплавлялись с определенной стилизацией элементы восточных огурцов и бобов в русскую набойку. Западноевропейский художник второй половины ХIХ века не позволил бы себе нарушить сходство изображения с оригиналом - это было важным признаком мастерства.

Главная задача музея университета способствовать отражению лучших достижений мирового текстильного искусства на примерах жизни и деятельности известных личностей, что дает возможность решать не только культурно-образовательные проблемы, но и проводить важную воспитательно-просветительскую и учебно-образовательную деятельность. Энциклопедия известных личностей, деятелей, художников, изобретателей, дизайнеров незримо присутствует в экспозиции музея текстильными экспонатами, документами, портретами, подлинными изобретениями.

Можно сказать, что в музее нет старых и древних экспонатов, а есть подлинные свидетельства творчества предыдущих поколений, которые являются высокими образцами для создания современных модных изделий.

Текстильные образцы второй половины ХIХ - начала ХХ в. стали базой для научных работ многих аспирантов факультета прикладного искусства. Самые разнообразные проблемы, касающиеся изобразительных мотивов, орнамента, технологии ткачества, конструирования и декора моделей одежды, нашли место в научных работах, студентов и преподавателей, представленных на научных конференциях. На базе материалов музея преподаватели кафедр университета разрабатывают учебные программы и методики, утверждаются темы дипломных и научных работ аспирантов.

Используя музейные предметы, являющиеся свидетелями исторических событий, появляется возможность реконструировать на документальной основе окружающую среду, события, явления, конкретный образ, воссоздать ушедшую историческую реальность. Существует комплекс характеристик и особых приемов, формирующих среду вокруг каждого экспоната. Но и характер самого экспоната влияет и определяет форму и структуру художественного решения экспозиционного пространства.

История культуры тяготеет к рассмотрению не только событий, сколько к источникам и предпосылкам, создающим события, находящимся в самом человеке с его внутренним миром как с подлинной исторической реальностью. Для истории культуры события и деяния отдельных личностей и общности в целом только тогда важны, когда результаты деятельности доступны к изучению и оставляют ценный источник для последующих поколений.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Равентух (raventuch-нем.) или равендук (ravendoek-гол.) - ткань простого полотняного переплетения (без текстильного орнамента)  из пеньковой пряжи (шла на корабельные паруса, полевые палатки и солдатские плащи), льняной пряжи (шла на живописные холсты,  чехлы и занавески).  Чисто льняной равендук, который иногда ошибочно называли канифасом, производятся и ныне как "льняной холст". До конца 1950-х годов его широко использовали в СССР для шитья одежды, оформления интерьеров, характерный сероватый фон нередко украшался вышитыми цветочными орнаментами или отделывался мережками. К началу 1960-х годов эта традиция исчезла из городского быта - прим. ред.

Московский государственный текстильный университет (МГТУ) им А.Н.Косыгина
 
Форум » Родословные » Демидовы » Товарищество В.Ф. Демидова. (Вязники. Льняные фабрики.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Рейтинг@Mail.ru