Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » 300-ый километр » ВЯЗНИКИ » ЦК компартии Белоруссии в Вязниках. (1941-1943 год.)
ЦК компартии Белоруссии в Вязниках.
РэмовичДата: Воскресенье, 08.12.2013, 13:11 | Сообщение # 1
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Статус: Offline
Ищем сведения по малоизвестному факту эвакуации в годы Великой отечественной войны в Вязники Центрального Комитета Коммунистической партии Белоруссии. 

Пока нет данных и в каком здании располагался в Вязниках ЦК компартии Белоруссии.

Основной источник информации - мемуары Петра Захаровича Калинина. 

«Партизанская республика» — это воспоминания одного из видных партийных работников Белоруссии Петра Захаровича Калинина. В годы Великой Отечественной войны он был секретарем Центрального Комитета Компартии республики и начальником Белорусского штаба партизанского движения.
 
РэмовичДата: Воскресенье, 08.12.2013, 13:12 | Сообщение # 2
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Статус: Offline
Поиск и находка источника - К.Ю. Целоватов.

Калинин,
Петр Захарович

Партизанская республика
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Калинин П. З. Партизанская республика. — М.: Воениздат, 1964.
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/russian/kalinin_pz/index.html
Иллюстрации: http://militera.lib.ru/memo/russian/kalinin_pz/ill.html
OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
 
РэмовичДата: Воскресенье, 08.12.2013, 13:18 | Сообщение # 3
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Статус: Offline
Партизанские бригады занимали города

Пора зрелости

... В Центральный Комитет Компартии Белоруссии я возвратился в начале января 1942 года. Он находился тогда в районном центре Вязники, неподалеку от Горького.


Группа ЦК в то время насчитывала около тридцати человек. Остальные были либо в действующей армии, либо в тылу врага.Первым у здания районного Совета мне встретился председатель Президиума Верховного Совета Никифор Иванович Наталевич. Он рассказал, кто еще из членов ЦК входит сейчас в группу: Иван Семенович Былинский, Григорий Борисович Эйдинов, Тимофей Сазонтович Горбунов, Николай Ефремович Авхимович и ряд других товарищей.

— Правда, они почти все время в разъездах, — заметил Никифор Иванович. — Выезжают то в штабы Западного и Калининского фронтов, то в Москву, в Наркомат обороны... [86]

Дня через два мы собрались обсудить некоторые неотложные вопросы. Как и прежде, оставалась по существу не решенной проблема связи с подпольными партийными организациями и партизанскими отрядами.

Правда, Центральный Комитет уже располагал определенными данными о боевых действиях партизан на территории некоторых областей. Информация поступала в основном через управления Наркомата обороны от спецотрядов и десантников, забрасываемых во вражеский тыл. А о том, что делается в прифронтовых районах, в ЦК регулярно сообщали из разведотдела 3-й Ударной армии, членом Военного совета которой в то время был П.К. Пономаренко. Но нам необходима была, как воздух, непосредственная связь с командованием партизанских отрядов и с руководителями подполья.На заседании бюро ЦК приняли решение обратиться в Государственный Комитет Обороны СССР с просьбой отозвать из тыловых частей Красной Армии и с промышленных предприятий некоторых бывших партийных и советских руководящих работников БССР, чтобы потом направить их в тыл немецко-фашистских войск для руководства партийным и комсомольским подпольем. Мне бюро поручило договориться в Наркомате обороны и Наркомате внутренних дел СССР о выделении для связи с партизанами хотя бы небольшого числа портативных радиостанций.В Наркомате обороны вопрос решился довольно быстро. Мне обещали в ближайшее время выделить 10–12 раций и столько же радистов. Но предупредили, что сделают это только при условии, если общее руководство радиосвязью с партизанами возглавит их представитель. Нас вполне устраивало такое решение. Своими радистами мы не располагали.

В Народный комиссариат внутренних дел СССР мы поехали вместе с Наркомом внутренних дел БССР Сергеем Саввичем Бельченко. Принимал нас начальник одного из управлений — высокий темноволосый полковник лет тридцати восьми. Он прежде всего поинтересовался, хорошо ли мы знаем командиров партизанских отрядов и секретарей райкомов партии, которым собираемся послать рации? Можно ли вообще им доверять? [87]

Мы заверили, что все товарищи — надежные. Даже рассказали биографии некоторых из них.Потом полковник вышел из кабинета, оставив нас одних. А когда вернулся, сказал:

— С начальством вопрос «утрясен». Дадим вам под вашу личную ответственность пятнадцать раций и пятнадцать радистов. А за то, что мы выделяем вам аппаратуру и специалистов, вы должны откомандировать в наше распоряжение семьдесят пять ответственных партийных работников — не ниже, чем секретарей райкомов и заведующих отделами обкомов партии. Можно направлять и некоторых хорошо проверенных инструкторов обкомов. Мы используем их на работе в органах.

— Боюсь, что в ближайшие дни не сможем этого сделать, — осторожно ответил я полковнику. — Большинство партийных работников в действующей армии, а некоторые — во вражеском тылу. Думаю, нам не разрешат их отозвать.

— Дело ваше. В противном случае не получите ни радиостанций, не радистов.

— Как же так? Ведь мы обратились к вам по рекомендации секретаря ЦК ВКП(б) товарища Андреева. Он сказал, что вы обязаны помочь партизанам...

Полковник как-то безразлично посмотрел на меня, встал из-за стола и направился к массивному сейфу, стоявшему в противоположном углу кабинета.

— Соглашайтесь, Петр Захарович, — шепнул мне на ухо Сергей Саввич. — Иначе ничего не получим. А людей все равно придется выделить.

Хотя я не представлял, каким образом мы сможем выполнить требование представителя НКВД, пришлось согласиться.Через некоторое время мы все же получили рации. Все пятнадцать радистов с аппаратурой были немедленно направлены к партизанам. Постепенно связь налаживалась.

Но тут неожиданно возникла новая трудность. Рации оказались недостаточно мощными. Об установлении двусторонней связи на дальние расстояния нечего было и думать.

Мы обратились за консультацией к связистам штаба Калининского фронта.

— Если установить приемо-передаточную радиостанцию [88] где-нибудь вблизи самого западного участка фронта, — сказали специалисты, — то связь можно будет поддерживать с большинством наших партизанских отрядов и подпольных организаций. А для переговоров с абонентами отдаленных районов придется прибегать к дублированию...

20 марта снова состоялось заседание бюро ЦК Компартии Белоруссии. На нем обсуждались меры по улучшению руководства партизанским движением. Шел разговор и о связи.

— Пора нам кончать с кустарщиной, — сказал секретарь ЦК Григорий Борисович Эйдинов. — Думаю, что налаживание связи следует поручить специальной группе ответственных товарищей.Предложение Г.Б. Эйдинова поддержали все члены бюро. Зачем, действительно, связью заниматься чуть ли не всем работникам ЦК, если это дело можно поручить небольшой группе людей, освободив их на время от других обязанностей?В состав так называемой Северо-Западной оперативной группы по налаживанию связи с партизанскими отрядами и подпольем вошли ответственные работники ЦК Компартии Белоруссии Л.Я. Горелик и Н.А. Красовский, наркомторг А.С. Шавров, председатель Минского горсовета К.И. Бударин, секретарь Белостокского горкома партии В.Р. Романов и другие. Возглавил группу Григорий Борисович Эйдинов.

Вскоре оперативная группа, обосновавшись в полосе действий 3-й Ударной армии, приступила к работе. К тому времени войска 3-й и 4-й Ударных армий в результате зимнего наступления продвинулись далеко на запад. В районе Великие Луки, Демидов они почти вплотную подошли к Белоруссии, а на участке Усвяты, Велиж даже вклинились на территорию республики.В первый период нашим товарищам для приема донесений из-за линии фронта пришлось пользоваться армейскими радиостанциями. Это было крайне неудобно: из-за большой занятости армейских связистов и по ряду других причин очень важные оперативные материалы нередко поступали в ЦК Компартии Белоруссии с запозданием. И все-таки теперь мы знали гораздо больше и точнее о том, что делается в тылу вражеских войск. По указанию ЦК Компартии партизанские отряды и подпольные партийные организации усилили не только боевую, но и разведывательную деятельность.

Не менее важным для нас было установить живую связь с партизанами и подпольщиками. Причем мы решили использовать не только посыльных.

В конце марша, примерно числа 25-го, пришел ко мне Виталий Романович Романов и говорит:

— Собираюсь, Петр Захарович, недельки на две отправиться за линию фронта. Хочется самому увидеть, как живут партизаны и подпольщики. Пусть побываю только в Витебской области, и то хорошо.

— Что ж, решение правильное, — согласился я. — Мало мы пока знаем о нуждах и настроениях наших товарищей, работающих за линией фронта. А без этого нельзя по-настоящему ими руководить.Через несколько дней Виталий Романович был уже за линией фронта. Ему удалось побывать в отрядах М.Ф. Шмырева, Я.З. Захарова, Д.Ф. Райцева, М.Ф. Бирюлина, С.Т. Воронова, М.И. Дьячкова, встретиться со многими подпольщиками, оставленными Витебским обкомом партии для работы в тылу немецко-фашистских войск, побеседовать со связными партизанских отрядов Сиротинского, Лиозненского, Полоцкого, Богушевского и ряда других районов.

Я с нетерпением ожидал возвращения Романова. И не потому, что мы не располагали сведениями об отрядах, в которых он побывал. О них было известно уже многое. Нас интересовало другое. Когда Виталий Романович уходил за линию фронта, Центральный Комитет Компартии Белоруссии дал ему специальное задание: как можно детальнее изучить тактику партизанской борьбы и особенности действий диверсионных групп. Надо было обобщить накопленный опыт и ознакомить с ним другие отряды.

И вот В. Р. Романов наконец возвратился. Пришел он, помнится, поздно ночью, а на рассвете мы уже слушали его доклад. Тогда было не до отдыха.Поделившись впечатлениями о встречах с партизанскими вожаками и с подпольщиками, Виталий Романович сказал:

— В некоторых отрядах не хватает оружия и боеприпасов, особенно взрывчатки. Из-за этого партизаны в последнее время снизили боевую активность. [90]

— А как у них с теплой одеждой? Хорошо ли питаются? Есть ли медикаменты и бинты для перевязки раненых? — посыпались вопросы к Романову. И он обо всем обстоятельно доложил.

Виталий Романович рассказал, что население хорошо заботится о своих защитниках, доставляет им все, что возможно. Суражский район находится под полным контролем партизан. В колхозе «Чырвоная гаспадарка», Комаровского сельсовета, для партизан создан специальный фонд зерна и других сельскохозяйственных продуктов. Недавно там на общем собрании выступил командир отряда Минай Филиппович Шмырев. Он призвал колхозников дружно провести весенний сев, оказывать и впредь посильную помощь партизанам. Колхозники горячо поддержали все его предложения.

В Суражском районе создан подпольный партийный центр во главе с И.Ф. Бардианом и райисполком, который возглавляет комиссар одного из партизанских отрядов И.Ф. Миканенко. Они руководят всей хозяйственной деятельностью, организуют агитационно-массовую работу среди населения.

— А вот медикаментов и перевязочных материалов партизанам не хватает, — сказал В. Р. Романов. — Тут им нужно помочь, и как можно быстрее.Виталий Романович доложил и о других трудностях.— И все-таки партизанская борьба с каждым днем становится активнее и решительнее, — продолжал он. — В нее включаются все новые и новые массы рабочих, колхозников, служащих, интеллигенции. Так обстоит дело не только в Витебской области.Силу партизанского оружия по-настоящему осознали и враги. Немецко-фашистское командование снабдило всех своих солдат и офицеров специальной памяткой, в которой говорилось: «Партизаны в бою решительны, применяют внезапные действия. Отряды часто меняют места расположения, всегда выставляют сильное охранение. Их оружие и ночью готово к действию. Партизаны действуют дерзко».

— Уж если фашисты заинтересовались тактикой партизанской борьбы, — заметил Романов, — значит, им действительно крепко достается.

Потом, после официального отчета В.Р. Романова о «командировке» во вражеский тыл, мы не раз беседовали[91] с ним о партизанских делах. Много интересного рассказывал он о тактике действий отрядов и диверсионных групп, о героизме партизан.Боевой опыт, по крупицам собранный Романовым за время пребывания в тылу врага, мы изучили, обобщили, сделали его достоянием многих партизанских командиров. Центральный Комитет представил также отличившихся в боях партизан к награде. А герои, можно сказать без преувеличения, имелись буквально в каждом отряде.

Очень хорошо помню рассказ В.Р. Романова о славных боевых делах воспитанника ленинского комсомола Михаила Сильницкого.

В партизанский отряд Данилы Райцева Сильницкий пришел в первые месяцы Великой Отечественной войны. Сначала он ничем не выделялся среди других. Разве только исполнительностью. С огоньком выполнял любое задание.В боевом расчете Михаил значился пулеметчиком. Но когда требовалось, он первым шел в разведку и всегда возвращался с ценными сведениями. Не раз приводил он и «языков». Если его просили рассказать, как он действовал, Сильницкий неохотно отвечал:

— А что тут рассказывать? Подкараулил фашиста, схватил и привел в отряд. Теперь его допрашивают. Вот и все.

Отважный, скромный, молчаливый, но всегда готовый выручить товарища — таким знали партизаны Мишу Сильницкого...
 
РэмовичДата: Воскресенье, 08.12.2013, 13:38 | Сообщение # 4
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1325
Статус: Offline
Судя по тексту, приведенному выше, ЦК Комартии Белорусскии в Вязниках размещался в здании Вязниковского райкома партии на Советской улице.

Вот это здание. Оно сохранилось в том самом виде, в каком было построено в начале 20-го века, таким оно было и в годы войны.

 
Форум » 300-ый километр » ВЯЗНИКИ » ЦК компартии Белоруссии в Вязниках. (1941-1943 год.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Рейтинг@Mail.ru