Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » 300-ый километр » ВЯЗНИКИ » Кошкин-Вязниковцев В.А. ("Вязники, древний Ярополч, родовая вотчина бояр Кошкиных...")
Кошкин-Вязниковцев В.А.
РэмовичДата: Понедельник, 29.04.2013, 09:18 | Сообщение # 1
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Книга "Вязники, древний Ярополч, родовая вотчина бояр Кошкиных, дедина Российского Императорского дома"
 
РэмовичДата: Понедельник, 29.04.2013, 09:18 | Сообщение # 2
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Книга "Вязники, древний Ярополч, родовая вотчина бояр Кошкиных, дедина Российского Императорского дома"
 
РэмовичДата: Понедельник, 29.04.2013, 09:45 | Сообщение # 3
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
В. К. ТРУТОВСКІЙ.
ѲЕДОРЪ КОШКА.
МОСКВА 1915.
Изъ Сборника въ честь Л. М. САВЕЛОВА

[1] Такъ обозначены номера страницъ. Номеръ предшествуетъ страницѣ.

ѲЕДОРЪ КОШКА.

Младшій сынъ перваго, историческаго, прародителя Романовыхъ боярина Андрея Кобылы, — Ѳедоръ Андреевичъ, прозвищемъ Кошка, является однимъ изъ замѣчательнѣйшихъ дѣятелей XIV вѣка и начала XV. Судя по сохранившимся, довольно скуднымъ къ тому же, скорѣе намекамъ, чѣмъ опредѣленнымъ даннымъ, это былъ замѣчательный дипломатъ, настоящій старорусскій „мужъ совѣта". Тѣмъ интереснѣе, конечно, было бы выяснить возможно больше подробностей объ его жизни и дѣятельности. Однако, несмотря на извѣстное количество историческаго матеріала, касающагося „боярина Ѳедора Андреевича", пользоваться этимъ матеріаломъ приходится очень осторожно и съ выборкой. Главная причина этого — существованіе одновременно съ Кошкой, другаго „Ѳедора Андреевича", тоже боярина и въ то же время „воеводы" — Свибла. А такъ какъ современные имъ документы, по обычаю того времени, при упоминаніи объ извѣстныхъ и выдающихся дѣятеляхъ эпохи, рѣдко обозначали ихъ прозвища, то разобраться въ такихъ данныхъ не всегда бываетъ легко. На этотъ разъ, впрочемъ, можно до извѣстной степени отдѣлить все относящееся до Кошки, отъ относящагося къ Свиблу, основываясь на мелкихъ характерныхъ подробностяхъ документальныхъ и лѣтописныхъ данныхъ.
Вполнѣ опредѣленныя указанія на боярина Ѳедора Андреевича Кошку, въ хронологическомъ порядкѣ, таковы:
Во-первыхъ — подпись его „бояринъ Ѳедоръ Андреевичъ", вмѣстѣ съ другимъ такимъ-же бояриномъ, на второй духовной В. К. Дмитрія Іоанновича Донского, въ 1389 году .
Во-вторыхъ — запись въ Никоновской лѣтописи подъ 1391 г. о томъ, [2] что „женилъ Великій Князь Михайло Александровичъ Тверской сына своего на Москвѣ, у Ѳедора у Кошки, Андреева сына" . Сынъ этотъ былъ, какъ извѣстно, князь Ѳедоръ Михайловичъ Микулинскій.
Въ-третьихъ — отмѣтка лѣтописи о посылкѣ его въ Новгородъ, въ 1393 г., для подкрѣпленія мирнаго докончанія съ Новгородцами: „И князь Великій Василій Дмитреевичъ посла къ нимъ въ Новгородъ Ѳеодора Кошку, Андреева сына Кобылина и Ивана Уду и Селивана и подкрѣпиша миръ по старинѣ и черной боръ даша великому князю на всѣхъ волостехъ Новгородскихъ" .
Въ первый разъ для договора съ Новгородцами о черномъ борѣ былъ посланъ, въ 1384 году, Ѳедоръ Свиблъ, Иванъ Уда и Александръ Белевутъ, но посылка эта кончилась неудачей. Новгородская IV лѣтопись такъ говорятъ объ этомъ: „Той зимы пріѣхаша отъ князя Дмитрія съ Москвы бояре его черный боръ брати по Новгородскимъ волостемъ, Ѳедоръ Свибло, Иванъ Уда, Александръ Белевутъ и иніи бояре; и тогда ѣздиша бояре Новгородскіи на Городище тягатися съ княжими бояры о обидахъ и побѣгоша съ Городища Свиблова чадь, а объ обидахъ исправы не учинивъ, а иніи осташася низовци въ городи добирати чернаго бору" .
И, наконецъ, въ-четвертыхъ, важнѣйшее упоминаніе о Кошкѣ, какъ о государственномъ дѣятелѣ — въ грамотѣ Эдигея, знаменитаго „дѣлателя хановъ" Золотой Орды, присланной кн. Василію Дмитріевичу въ 1409 году: „Добрые нравы и добрая душа и добрыя дела были въ Орде отъ Ѳеодора отъ Кошки, добрый былъ человѣкъ, которые добрые дела ординскиѣ, то и тебѣ воспоминалъ, и то ся минуло; нынѣче же у тебе сынъ его Иванъ, казначей, твой любовникъ и старѣйшина, и ты изъ того слова и думы не выступаешь и старцевъ земскихъ, ни думы, ни слова ни слушаешъ" .
Изъ этихъ данныхъ, въ особенности изъ послѣднихъ двухъ, ясно вытекаетъ, что бояринъ Ѳедоръ Андреевичъ Кошка былъ человѣкъ думный, мужъ совѣта, государственный дѣятель въ области внутреннихъ и внѣшнихъ дѣлъ.
Слѣдующее документальное извѣстіе, кажется, можно спокойно отнести къ Свиблу. Это — лѣтописная запись подъ 1380 годомъ, когда, во время нашествія Мамая, в. к. Дмитрій Донской долженъ былъ временно покинуть Москву и отправиться къ войску. Запись гласитъ такъ: „А на Москви воеводу своего остави у отца своего Кипріана, митропо[3]лита всея Русіи и у жены своей, у великія княгинѣ Евдокѣ и у сыновъ своихъ у Василія и у Юрья, Федора Андрѣевича" .
Свиблъ былъ бояринъ и воевода, то-есть военный человѣкъ и онъ упоминается еще, какъ начальный воевода въ Мордовскомъ походѣ 1377 года . Вполнѣ естественно, что великій князь, покидая Москву для борьбы съ грознымъ врагомъ и оставляя въ ней всю свою семью, не могъ лишить ее всякой охраны, на случай неудачи, и не поставить во главѣ ея одного изъ своихъ надежныхъ и вѣрныхъ воеводъ. А фактъ подписи на второй духовной великаго князя двухъ бояръ Ѳедоровъ Андреевичей, указываетъ, что и Свиблъ былъ какъ разъ такимъ надежнымъ военнымъ дѣятелемъ. Поэтому эта лѣтописная запись должна быть пріурочена именно къ нему, тѣмъ болѣе, что Кошка званія воеводы не имѣлъ.
Послѣдняя категорія документальныхъ извѣстій, — неопредѣленнаго характера — это, во-первыхъ, подпись одного лишь „боярина Ѳедора Андреевича" на первой духовной Донскаго  1371 года и слѣдующія слова второй его духовной: „... и что вытягалъ бояринъ мой Ѳедоръ Андреевичъ на обчемъ рѣшѣ Товъ и Медынь и Смолянъ, а то сыну же моему князю Андрею" .
Принимая во вниманіе выяснившійся уже изъ предыдущихъ данныхъ характеръ боярина Кошки, какъ чисто гражданскаго дѣятеля съ одной стороны, а съ другой, что Свиблъ только въ 1377 г. названъ воеводою, и, повидимому, раньше только еще проходилъ низшія ступени воинской службы, думается, что оба эти послѣднія указанія должны быть всецѣло отнесены къ боярину Кошкѣ. Къ тому же выраженіе „вытягалъ на обчемъ рѣшѣ" вполнѣ соотвѣтствуетъ дѣйствіямъ этого дѣятеля во время позднѣйшей посылки его въ Новгородъ, когда Новгородцы въ концѣ концовъ все-же „черный боръ даша великому князю на всѣхъ волостехъ Новгородскихъ". Вытягать у Новгородцевъ такую дань могъ только опытный и умный и привычный къ этому дѣлу „мужъ совѣта", но не брани, а Свиблъ къ тому же такъ неудачно велъ переговоры о черномъ борѣ въ 1384 г., что едва ли ему было бы поручено что-либо „вытягивать на обчемъ рѣшѣ" послѣ того, какъ, повидимому, именно онъ и былъ виноватъ въ этой неудачѣ.
Итакъ, сводя всѣ данныя въ одно цѣлое, можно по справедливости отмѣтить боярина Ѳедора Андреевича Кошку, какъ одного изъ выдающихся и умнѣйшихъ политическихъ дѣятелей на Руси эпохи Донского и его сына. Несомнѣнно и Свиблъ съ своей стороны внесъ немало въ [4] общее дѣло устроенія Московскаго Государства въ эту знаменательную эпоху конца борьбы съ татарскимъ засильемъ, но уже въ качествѣ воина и полководца и потому можно сказать, что оба они могли съ полнымъ правомъ и сознаніемъ своихъ заслугъ слушать знаменательныя слова умиравшаго героя Куликовской битвы, обращенныя имъ къ собравшимся къ нему близкимъ совѣтникамъ и слугамъ:
„Родихся передъ вами и при васъ возростохъ и съ вами царствовахъ. Землю Россійскую держахъ. И мужествовахъ съ вами на многи страны и противнымъ страшенъ быхъ во бранехъ и поганыя низложихъ Божіею помощію и враги покорихъ. Великое княженіе свое вельми укрѣпихъ, миръ и тишину земли Русьстей сотворихъ, отчину свою съ вами соблюдохъ, еже ми предалъ Богъ и родители мои. И вамъ честь и любовь даровахъ, подъ вами грады держахъ и великія власти и чада ваши любихъ и никому же зла не сотворихъ, ни силою что отъяхъ, ни досадихъ, ни разграбихъ, ни избечествовахъ, но всѣхъ любихъ и въ чести держахъ. И веселихся съ вами, съ вами и поскорбѣхъ. Вы не нарекостеся у меня бояре, но князи земли моей".
Въ числѣ приведенныхъ выше данныхъ о „боярахъ Ѳедорахъ Андреевичахъ" не хватаетъ еще одного, также неопредѣленнаго свойства. Но оно пропущено здѣсь умышленно, а упомянуто ниже, при разборѣ вопроса о семейномъ составѣ боярина Кошки.
Годъ смерти боярина Ѳедора Андреевича неизвѣстенъ и единственно, что высказывалось въ литературѣ по этому вопросу — это то, что онъ скончался послѣ 1393 года, когда онъ ѣздилъ въ Новгородъ „для докончанья мира" и до 1409 г., ибо въ своей грамотѣ Эдигей говоритъ о немъ, какъ уже о несуществующемъ и уже упоминаетъ сына его, Ивана Ѳедоровича, какъ его преемника. И только въ недавней брошюрѣ И. Филатова годомъ этимъ отмѣченъ 1406 годъ, но на какихъ основаніяхъ — неизвѣстно. При тщательномъ изученіи эдигеевской грамоты и соображаясь съ событіями на Руси въ началѣ XV вѣка, можно ближе подойти къ некому рѣшенію. Вѣдь Эдигей только съ 1398 года появляется въ роли вершителя судебъ Золотой Орды . Значитъ въ это время Ѳедоръ Андреевичъ не только былъ еще живъ, но лишь только что начиналъ свои сношенія съ этимъ „дѣлателемъ хановъ". Изъ содержанія грамоты ясно вытекаетъ, что сношенія эти были длительны и многочисленны. А такъ какъ Эдигей неодобрительно отзывается объ Иванѣ Ѳедоровичѣ и упрекаетъ великаго князя за перемѣну отношеній, говоря, что „нынѣча же у тебя сынъ его Иванъ, твой любовникъ (любимецъ) и старѣйшина и ты изъ того слова и думы не выступаешь и старцевъ [5] земскихъ ни думы ни слова не слушаешъ", то изъ этого можно думать, что помощь хана Шади-Бека, одного изъ ставленниковъ Эдигея, оказанная великому князю въ борьбѣ его съ Витовтомъ въ 1406—1408 годахъ , создалась несомнѣнно подъ вліяніемъ умнаго и осторожнаго стараго боярина Ѳедора Кошки. Въ 1408 году отношенія съ Ордой вдругъ круто перемѣнились, Эдигей напалъ на Москву, разгромилъ ее, и въ слѣдующемъ прислалъ свою вышеупомянутую грамоту. Поэтому, думается, не слишкомъ рискованно будетъ предположить 1407-й годъ, какъ годъ кончины боярина Ѳедора Андреевича Кошки. Несомнѣнно давнишнія несогласія великаго князя съ Ордой не только сильно смягчались и сдерживались, но и давали такіе благопріятные моменты, какъ, напримѣръ, помощь Шади-Бека, только благодаря вліянію умудреннаго опытомъ, боярина Кошки, а когда его не стало — взяла верхъ неосторожность и энергія его не столь еще опытнаго сына.
Генеалоги показываютъ у боярина Ѳедора Андреевича четырехъ сыновей и одну дочь, перечисляемыхъ ниже. Но кто была его супруга? Изъ какого рода и какъ ее звали? На первый вопросъ, т.-е. относительно ея рода, нѣтъ никакого отвѣта ни въ документальныхъ данныхъ, ни среди предположеній. На второй же отвѣчаетъ бар. М. Л. Боде-Колычевъ , говоря, что ее звали Анастасіей. Это же имя повторено и Н. Н. Селифонтовымъ въ его примѣчаніяхъ къ „Родословной дома Захарьиныхъ-Юрьевыхъ-Романовыхъ по матеріаламъ И. П. Сахарова" . Въ подтвержденіе своихъ словъ бар. Боде ссылается на духовное завѣщаніе великой княгини Софіи Витовтовны , однако кн. Н. Н. Голицынъ ясно доказалъ , что здѣсь произошла ошибка, lapsus calami, такъ какъ въ этой духовной имени этого не встрѣчается, и что бар. Боде очевидно хотѣлъ сослаться на духовную великаго князя Василія Васильевича Темнаго, писанную до 1462 г., въ которой сказано : „да что ми дала Настасья Ѳедорова Андреевича село Мячково и съ деревнями въ куплю, а держати ей до своего живота: да что ми дала дочи ее Орина, Олексѣева жена Игнатьевича свои селы на рѣцѣ на Москвѣ въ куплю же до своего живота, и тѣ села Настасьины и Оринины опослѣ ихъ живота моей княгини". Въ завѣщаніи же великой княгини Софьи Витовтовны нѣтъ также и указанія на дочь Анастасіи, а только упоминаніе о „куплѣ" села Мячкова. [6]
Духовное завѣщаніе великаго князя Василія Васильевича, не имѣющее въ подлинникѣ никакого указанія на время его составленія, пріурочивается изслѣдователями ко времени около 1462 года. А такъ какъ бояринъ Ѳедоръ Андреевичъ скончался во всякомъ случаѣ до 1409 г., то на этомъ основаніи кн. Н. Н. Голицынъ поставилъ вопросъ: „могла ли его (Ѳедора Андреевича) жена жить въ 1462 году? Фактъ болѣе 50-лѣтняго вдовства возможенъ, но въ бытовомъ отношеніи довольно рѣдкій". Правда, такіе факты не часты, но и не очень рѣдки и хотя данныхъ о продолжительности жизни нашихъ предковъ вообще и въ частности о женскомъ долголѣтіи довольно таки скудны, но все же на основаніи синодиковъ, надгробій, родословныхъ, вкладныхъ и другихъ подобныхъ документовъ и завѣщаній, можно сказать, что старинныя женщины отличались вообще долголѣтіемъ, съ одной стороны, и вѣрностью памяти своихъ мужей, съ другой. Особенно вторыя или вообще послѣднія, по времени, жены. Близкій къ настоящему случаю фактъ какъ разъ выясняется изъ напечатанной въ вып. IV „Извѣстій Русск. Генеалог. Общ." статьи В. С. Арсеньева „Вкладная книга Брянскаго Срѣтенскаго монастыря". Среди приведенныхъ изъ этой книги записей находится такая: „7176 (1668 г.) году сентев. в 15 день. Дала в домъ Пречистыя Богородицы княгиня Анна Васильевна по мужи своемъ по князѣ Дмитрію Тімофѣевичѣ Трубецкомъ..." Знаменитый дѣятель Смутнаго времени кн. Д. Т. Трубецкой, потерявъ въ 1617 г. свою первую жену, черезъ годъ, въ 1618 г., женился во второй разъ на Аннѣ Васильевнѣ Воронцовой и черезъ 7 лѣтъ скончался, 24 іюня 1625 г. И вотъ вдова его дѣлаетъ еще вклады въ Брянскій монастырь спустя 43 года послѣ его смерти, или иначе, 50 лѣтъ послѣ своего замужества. Извѣстно также, напримѣръ, что вдова великаго князя Тверского Михаила Ярославича, убитаго въ Ордѣ въ 1318 г., Анна Дмитріевна, св. Анна Кашинская, пережила мужа почти на 50 лѣтъ.
 
РэмовичДата: Понедельник, 29.04.2013, 09:49 | Сообщение # 4
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Но быть можетъ расчетъ лѣтъ возраста Анастасіи послужитъ препятствіемъ къ признанію ея женой боярина Ѳедора Андреевича? Въ тѣ времена дѣвушекъ
рано выдавали замужъ, лѣтъ 16—18-ти. Считая, что и Воронцова вышла за
князя Трубецкого въ этомъ возрастѣ, получится что въ 1668 г. (7176) ей
было 68 лѣтъ. Возрастъ довольно обычный. Но сколько могло быть лѣтъ
Анастасіи и когда могла она выйти замужъ? Сперва важно выяснить второй
вопросъ. Какъ видно будетъ ниже, въ 1392 году жива была еще первая жена
Ѳедора Андреевича, очевидно мать его сыновей, въ томъ числѣ конечно и
Ивана Ѳедоровича, въ началѣ XIV вѣка занявшаго мѣсто отца. Не будетъ
рискованнымъ предположить, что Ѳедоръ Андреевичъ женился во второй разъ
незадолго до смерти, быть можетъ даже въ самый годъ своей кончины, т.-е.
предположительно въ 1406—1407 гг. Если Анастасія вышла за него замужъ
лѣтъ 16—18, то родиться она могла въ самомъ концѣ 80-хъ или началѣ 90-хъ
годовъ [7] XIV ст., такъ что въ 1462 году, если завѣщаніе Василія
Темнаго было дѣйствительно написано въ этомъ году, а не раньше, ей было
72—74 года — возрастъ для женщины того времени вовсе не рѣдкій. Въ
пользу же вообще возможности считать ее женой Ѳедора Андреевича говоритъ
и то, что село Мячково было куплено раньше великой княгиней Софьей
Витовтовной, женой великаго князя Василія Дмитріевича, скончавшейся въ
1453 году. Какъ оно перешло къ „Настасьѣ Ѳедора Андреевича" —
неизвѣстно, но фактъ владѣнія Анастасіей этимъ селомъ, отдача его
великому князю Василію Васильевичу, „прикупъ" его женой великаго князя
Василія Дмитріевича, при которомъ Ѳедоръ Андреевичъ Кошка велъ и дѣла
Ордынскія и былъ первымъ лицомъ, невольно указываетъ на большую близость
„Настасьи" къ Московскому великокняжескому семейству XV вѣка, почему и
Мячково то уходитъ въ это семейство, то въ „Настасьѣ", то снова
возвращается къ великому князю Московскому, который и оставляетъ его
своей вдовѣ, а не сыновьямъ, очевидно, какъ благопріобрѣтенное, а не
родовое.
Относительно упоминаемой въ той же духовной Василія Темнаго дочери „Настасьи" — „Орины", жены Алексѣя Игнатьевича, кн. Н. Н.
Голицынъ высказываетъ предположеніе, что мужъ ея былъ не кто иной какъ
внукъ старшаго брата боярина Ѳедора Андреевича — Семена Андреевича,
носившаго прозвище „Жеребецъ" и, слѣдовательно, внучатный племянникъ
Кошки, бояринъ, убитый въ Суздальскомъ бою, въ 1445 году. Соображеніе
это принять нельзя никакъ. Во-первыхъ, въ духовной Орина названа „женой"
Алексѣя Игнатьевича, — значитъ онъ былъ живъ во время написанія
духовной, а во-вторыхъ, она въ такомъ случаѣ приходилась бы мужу
двоюродной теткой, т.-е. въ 5-й степени родства. Такого брака, тетки съ
племянникомъ, никакъ нельзя допустить въ XV вѣкѣ, когда очень строго
соблюдались каноническія правила, а Кормчая книга о недопустимости
такихъ браковъ, въ особенности когда они касаются кровнаго родства,
т.-е. родства одного рода, говоритъ очень ясно: „малый (двоюродный) дядя
не женится на малой (двоюродной) племянницѣ своей (или на дочери
двоюроднаго брата своего), потому что они въ пятой степени" . Поэтому въ
лицѣ Алексѣя Игнатьевича надо искать какой-нибудь другой родъ.
Однако, даже и признавъ Анастасію супругой боярина Ѳедора Андреевича, а Ирину
его дочерью, все же можно въ ней видѣть лишь вторую и во всякомъ случаѣ
послѣднюю его жену, а не первую, мать всѣхъ его дѣтей, изъ которыхъ
Иванъ Ѳедоровичъ былъ преемникомъ своего отца, вслѣдъ за его смертью, а,
слѣдовательно, вскорѣ послѣ его послѣдняго брака. Но кто же была первая
его жена и какъ ее звали? Отвѣтовъ на это [8] нѣтъ и, отбросивъ въ
этомъ случаѣ указанія бар. Боде и Селифонтова на Анастасію, приходится
начинать новые поиски, тѣмъ болѣе желательные, что всѣ извѣстныя по
родословнымъ и лѣтописямъ дѣти боярина Ѳедора Андреевича, могли быть, по
расчету времени, только отъ нея. Къ счастью, есть одинъ извѣстный
памятникъ, къ сожалѣнію, и не вполнѣ правильно описанный и не
использованный въ интересахъ родословія Романовыхъ, который, повидимому,
даетъ отвѣтъ на второй вопросъ — объ имени первой супруги боярина
Кошки. Это — хранящееся въ Троице-Сергіевой Лаврѣ Евангеліе 1392 г.
описанное архим. Леонидомъ  и изданное П. К. Симони .
Центръ интереса Евангелія — въ окладѣ его верхней части деревяннаго переплета,
представляющемъ изъ себя толстую, богато разукрашенную чеканкой, сканью и
финифтью, серебряную „деку" съ изображеніями святыхъ и съ „лѣтописью".
Эта лѣтопись, вычеканенная по борту, кругомъ всего оклада и заполненная
зеленою финифтью, гласитъ слѣдующее:


 
— т.-е. „Въ лѣто 6900 мѣсяца марта, индикта 31 оковано бысть евангеліе сіе при
велицемъ князѣ Василіѣ Дмитріевичѣ всея руси (и) при преосвященномъ
кипріянѣ митрополитѣ кіевскомъ (и) всея руси повелѣніемъ раба Божія
федора андреевича".
По мнѣнію арх. Леонида, принятомъ и П. К. Симони, этотъ „рабъ Божій Ѳедоръ Андреевичъ" долженъ быть бояринъ Ѳедоръ
Андреевичъ Кошка. „Рода не указано, говоритъ Симони, заказчикомъ было,
конечно, лице знатное и, какъ можно думать, это былъ весьма близкій къ
княжеской фамиліи сановникъ бояринъ Московскій Ѳ. А. Кошка". Съ этимъ
предположеніемъ нельзя не согласиться, имѣя въ виду все вышесказанное о
бояринѣ Кошкѣ, во всякомъ случаѣ стоявшемъ гораздо ближе къ московскимъ
великимъ князьямъ Дмитрію Ивановичу Донскому и сыну его Василію
Дмитріевичу, чѣмъ его одноименецъ бояринъ, и воевода, Свиблъ. Къ тому же
едва-ли Свиблъ былъ еще живъ въ 1393 году, такъ какъ послѣ 1384 г. имя
его больше нигдѣ не встрѣчается. Тѣмъ большій интересъ въ такомъ случаѣ
пріобрѣтаютъ изображенія святыхъ на окладѣ. Главныя изъ нихъ помѣщены въ
центрѣ оклада, по сканному золоченому полю. На самомъ верху — [9]
дробница съ изображеніемъ „рытьею" и финифтью Еммануила ; ниже его — два
чеканныхъ ангела въ рамахъ. Въ центрѣ поля — чеканные же: Іисусъ
Христосъ на престолѣ и по бокамъ Его, въ отдѣльныхъ, рамкахъ двое
святыхъ, безъ надписей, въ коихъ арх. Леонидъ, съ полной вѣроятностью,
основываясь на условныхъ данныхъ иконографія и „подлинниковъ", видитъ
тезоименитныхъ святыхъ великаго князя и его супруги, т.-е. св. Василія
Великаго и св. Софію. А бояринъ Кошка былъ особо близокъ ко двору
Великаго Князя и въ свойствѣ съ нимъ черезъ бракъ своей дочери съ кн.
Микулинскимъ. Подъ этими изображеніями снова круглая дробница, на
которой вырѣзанъ св. пророкъ Илья, по чтенію арх. Леонида, а еще ниже,
два поясныхъ изображенія мужской и женской фигуры съ надписями у
мужской: аг-фдр = агіосъ федоръ, у женской агв-слс = агіа василисса  .
Несомнѣнно это святые вкладчика, боярина Ѳедора Андреевича и его супруги
Василиссы. А разъ это Евангеліе было вкладомъ боярина Ѳедора Кошки, то
слѣдовательно его супругу звали Василиссой. Такимъ образомъ имя матери
всѣхъ сыновей боярина Кошки, первой его супруги, открывается благодаря
этому Евангелію.
Кромѣ этихъ, главныхъ изображеній, есть еще нѣсколько чеканныхъ святыхъ на самомъ окладѣ и рядъ ихъ, уже рѣзанныхъ,
на „застѣнкахъ" . Однако, при первыхъ надписи не сохранились и только
можно предполагать, что въ числѣ ихъ есть св. Сергій Радонежскій и св.
Петръ, митрополитъ Московскій. При вторыхъ же надписи очень ясны и
поэтому легко возстановляются святые, здѣсь изображенные, а именно: св.
Николай, Мирликійскій чудотворецъ, св. Григорій Богословъ, св. Іоаннъ
Златоустъ, св. Василій Великій, свв. Ефремъ, Савва и Евфимій, св. Сергій
Радонежскій, св. Леонтій Ростовскій и св. Петръ, митрополитъ. Какое
имѣютъ отношеніе эти святые къ вкладчику, сказать трудно. Но возможно,
что застѣнки были сдѣланы позже. Работа ихъ совсѣмъ иная и „рѣзь"
изображеній очень напоминаетъ работу XVII в.
По какому случаю сдѣланъ былъ этотъ вкладъ? П. К. Симони предполагаетъ, что по случаю брака
дочери боярина Ѳедора Андреевича съ сыномъ великаго князя Тверского
княземъ Ѳедоромъ Михайловичемъ Микулинскимъ, состоявшагося въ 1391 г.
Однако промежутокъ въ цѣлый годъ между этимъ событіемъ и временемъ
вклада и, главное, отсутствіе среди изображеній малѣйшаго указанія и на
имя новобрачной — Анны и ея мужа и на имена родителей послѣдняго,
заставляютъ пока отказаться [10] отъ этого объясненія и считать вопросъ о
причинахъ вклада — открытымъ.
Такимъ образомъ, всѣ извѣстныя по родословнымъ и изъ лѣтописи дѣти боярина Ѳедора Андреевича были отъ
первой его супруги. Василиссы NN, а именно:
1. Иванъ Ѳедоровичъ Кошкинъ, упоминаемый, между прочимъ, въ грамотѣ Эдигея. Отъ одного изъ
сыновей его, Захарія Ивановича, пошли Захарьины-Юрьевы-Романовы.
2. Ѳедоръ Ѳедоровичъ, прозвищемъ Гольтяй.
3. Александръ Ѳедоровичъ, прозвищемъ Беззубецъ.
4. Михаилъ Ѳедоровичъ, прозвищемъ Дурной.
5. Никифоръ Ѳедоровичъ,
и дочь Анна Ѳедоровна, вышедшая въ 1391 году замужъ за сына великаго
князя Тверского Михаила Александровича, за князя Микулинскаго Ѳедора
Михайловича. „Женилъ князь Михаилъ Александровичъ Тверской сына своего
въ Москвѣ у Ѳедора у Кошки, Андреева сына" .
Отъ второй же супруги, Анастасіи NN, у него была одна лишь дочь Ирина, вышедшая замужъ за
Алексѣя Игнатьевича NN и еще упоминаемая вмѣстѣ съ мужемъ и матерью
около 1462 года.
Вотъ все, что можно пока сказать о бояринѣ Ѳедорѣ Кошкѣ, несомнѣнно очень крупномъ дѣятелѣ конца XIV и начала XV вѣка на Руси.
В. К. Т р у т о в с к і й.
Прикрепления: 1177010.jpg(37Kb)
 
РэмовичДата: Понедельник, 29.04.2013, 10:41 | Сообщение # 5
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline

www.fotomem.ru, 184 Kb



www.fotomem.ru, 173 Kb


Священник Константин Веселовский
Владимирские губернские ведомости
Часть неофициальная
11-го ЯНВАРЯ, 1869.
Материалы по истории и археологии
Село  Меркутино Вязниковского уезда
Село Меркутино (прежде деревня) как надобно полагать, получило свое название от протекающего мимо этого села истока Мертюх и, может быть, прежде бывшая деревня Меркутина когда-нибудь именовалась Мертюхиным, но со временем, для удобнейшего произношения, переименовалась в Меркутино, как напр. прежние Всегодичи (Ковровского уезда) ныне зовутся Стеголицы. Это мнение совершенно разделил, высокопреосвященный Антоний архиепископ Владимирский, посетивший в прошедшем году это село, обозревая епархию, и полюбопытствовавший узнать откуда получило свое название Меркутино.
Это небольшое сельцо, в котором живет одно духовенство, расположенное недалеко от пересечения Московско-Нижегородского шоссе линиею Московско-Нижегородской железной дороги, находится в 10 верстах от, уездного города Вязников, по направлению к западу. В конце XVII столетия, как говорит предание, священно-церковнослужители села Станков, отстоящего от Меркутина в 6 верстах, - вследствие обоюдных личных неприятностей, начали весьма сильно притеснять бывшего в то время своего сослуживца попа Алексея Сергеева, подговорив к тому и прихожан...
 
РэмовичДата: Воскресенье, 26.05.2013, 03:22 | Сообщение # 6
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Из письма на сайт "БЫЛОЕ" от В.А. Кошкина-Вязниковцева:

Насчет Морозковых-Вязниковцевых у меня пока косвенные предположения. Основаны они на следующих фактах:
завещание сохранить фамилию я получил от моей бабушки урожденной Морозковой-Вязниковцевой, которая по мужу стала Кошкиной-Вязниковцевой, эту древнюю легенду рассказала именно она, почему легенду, так назвали это в Дворянском собрании, для меня это рассказы бабушки;
Морозковы_Вязниковцевы, по ее воспоминаниям были управляющими в вотчине;
отец ее соответственно Морозков-Вязниковцев, а ее мама, моя пробабушка носила не менее интересную фамилию Кропанова-Ярославцева;
столь интересных двойных фамилий я уже насчитал шесть среди своих родственников, правда только три из них четко указывают на географию, являются топонимами (в современных географических названиях);
все эти фамилии подтверждаются метрическими книгами;
я добросовестно изучил родословец Романовых, да они были в родстве с Морозовыми, но не так явно. Хотя по всем историческим документам они (Морозовы) являлись ближайшими родственниками Романовых, при Романовых они были воспитателями детей, постельничими, людьми, которым доверяли своих наследников и собственную жизнь. Значит они были в родстве значительно раньше, чем числится в родословце;
согласно "Разрядных книг" в каждый город (удел) назначалось два Государевых человека, стольник и подъячий, стольник Федор Кошка, а подъячий Морозков-Вязниковцев (?);
с Федором Кошкой вполне определенно можно сказать, Государев человек, был казначеем, вел ордынские дела, платил дань орде;
а кто охранял обоз, не потомок ли славного воина Михаила Прушанина, боярин Морозов или может быть Морозков? В те годы частенько передавались родовые обязанности по родству-наследству.
Вопрос конечно остается открытым. Но скорей всего, Вязники являются родовой вотчиной не только Кошкиных, но и Морозовых. В прямом смысле не сами Вязники, а ближайшие села, данные ему в кормление и которыми он владел. Документальных доказательств ничтожно мало. Правда, я искал конкретно документы о Кошкиных, но Морозковых и Морозовых я тоже но пропускал.
Исторических загадок здесь слишком много. Моей жизни не хватит на все эти изыскания. Возможо, следует написать мои мысли и воспоминания моих бабушек для будущих поколений историков, пусть они будут легендой. Возможно, она станет былью.
С уважением Владимир.
 
РэмовичДата: Вторник, 04.06.2013, 09:59 | Сообщение # 7
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
При подготовке исследования по истории Вязников и Ярополча В.А. Кошкин-Вязниковцев оцифровал многие книги и документы. Часть этого архива размещена на сайте "БЫЛОЕ" по ссылкам ниже:

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ Издаваемое Постоянною Историко-Археографической Комиссиею Академии Наук СССР Томъ первый ЛАВРЕНТЬЕВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ
Вып. 1: Повесть временных лет
Вып . 2: Суздальская летопись
Вып . 3: Приложения
Издание второе
Ленинград Издательство Академии Наук СССР
1926-1928

Лаврентьевская летопись

Ипатьевская летопись

С. Минин "Очерки по истории Владимирской Епархии"

Ювеналий. Жизнь Патриарха Филарета. 1798 год.

Грамоты Дмитрия Донского и Владимира Андреевича Серпуховского
 
РэмовичДата: Суббота, 24.08.2013, 14:52 | Сообщение # 8
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Из сканированных материалов и архивных документов В.А. Кошкина-Вязниковцева, которые были частично или полностью использованы автором при подготовке книги о Вязниках - Ярополче.

ГОРОДЪ ВЯЗНИКИ И ЕГО УЕЗДЪ.

МЕЖДУ другими городами фабрично-заводской Владимирской губернии, почти въ равномъ разстоянии отъ Владимира и Нижнего, расположенъ очень древний уездный городокъ Вязники, лежащий на той самой «володимирке», по которой въ дни тяжелыхъ испытаний русской государственной жизни «гнали» въ
ссылку въ Сибирь — и близкихъ по родству венценосцамъ людей, въ роде Морозовыхъ, Матвеевыхъ, и лицъ государственныхъ, стоявшихъ у трона царскаго, а въ более позднейшия времена этимъ же путемъ дорогой и чрезъ эти же Вязники везли въ Сибирь въ закрытыхъ рогожныхъ кибиткахъ, подъ бдительною охраною жандармовъ, государственныхъ преступниковъ, известныхъ подъ короткимъ названиемъ «декабристовъ».

Городъ Вязники лежитъ подъ 56° 9' северной широты и59° 51' долготы. Уездъ обнимаетъ собою около 4 тысячъ квадратныхъ верстъ. Происхождение Вязниковъ относится къ очень древнему времени. Такъ легенда о самомъ происхождении названия «Вязники» повествуетъ о томъ, что въ местности, соединившейся впоследствии въ одинъ нераздельный населенный пунктъ,
существовало два жилыхъ центра, одинъ на горе, другой подъ горой. На горе местность именовалась Яропольчъ, позднее Ярополь, а подгорная часть получила название «Вязники» по следующему, будто бы, комическому случаю. Въ Яропольче на горе и въ местности подъ горой проживали два князька. Оба они были враги непримиримые. Одинъ изъ нихъ назывался Кий.

Вотъ этотъ князекъ Кий, въ весеннюю распутицу, проезжая своими
владениями, завязъ въ болотистой местности, ныне составляющей самый центръ города, и, засасываемый болотистой тиной, громко взывалъ о помощи. Услыхалъ этотъ крикъ Яропольческий князекъ, вышелъ на вершину своихъ владений и безсердечно кричалъ погабающему Кию: «вязни, Кий». И Кий погибъ въ тине болотной, а Яропольческий князекъ воспользовался симъ случаемъ и приобщилъ владения погибшаго Кия къ своимъ владениямъ, при чемъ приобретенная часть получила название Вязниковской слободки въ память погибшаго врага, а нагорная часть сохранила свое название Яропольческой слободы. Если придавать некоторое значение этой мелодраматической легенде, то нужно признать, что Вязники, какъ населенная местность, существовали до введения и распространения христианства въ России, что явствуетъ изъ самаго названия погибшаго въ болоте князя — «Кий». Во всякомъ случае, «Вязники», какъ населенная местность, во времена удельной системы существовали.

Въ позднейшия времена, когда великое княжество Московское, приобщивъ къ своему владению все малыя княжества, обратилось въ царство Московское, правительственная власть, въ лице царей московскихъ, заботилась объ устройстве Вязниковъ. Такъ, отъ временъ царя Алексея Михайловича остался важный для истории города Вязниковъ указъ, который ясно определяетъ, что во время его царствования населенная Вязниковская местность именовалась Вязниковской слободкой, принадлежала къ Владимирскому уезду и состояла въ ведении дворцовой Яропольческой волости, хотя это обстоятельство нисколько не убеждаеть въ истинности и исторической справедливости легенды о погибшемъ князе Кие, давшемъ своею погибелью въ болотистой тине название городу. По нашему мнению, другая версия,
производящая название Вязниковъ отъ многочисленности растущихъ здесь вязовъ, более справедлива. Но вязниковцы, какъ и все русские люди, любящие все загадочное и эффектное, не лишенное драматизма, отдають предпочтение въ объяснении истории наименования города Вязники преданию объ увязшемъ въ болоте князе Кие.Вязниковская слободка преобразована въ уездный городъ въ 1778 году. Въ это время собственно городъ и получилъ свое настоящее название «Вязники», произведенное отъ слободки того же имени.

Вязниковская слободка первоначально находилась въ Казанскомъ округе, позднее — въ Московскомъ; а при образовании губерний и разделении России на оныя, Вязники, какъ уездный городъ,
вошли въ составъ Владимирской губернии, въ пределахъ которой и доселе состоятъ, находясь отъ губернскаго города въ 122 верстахъ.

Н.И. Соловьевъ.

Комментарий сайта «БЫЛОЕ» Надо сказать об очень важном уточнении в «легенде о князе Кие», которую приводит историк Соловьев. Не народ с горы кричал «Вязни, Кий», как это описывают нынешние книги и буклеты, изображая вязниковцев по сути садистами. Речь идет в народной легенде о распрях двух князей, а кричал эти слова один князь другому…

Владимир Цыплев.


Сайт "БЫЛОЕ" выражает благодарность Владимиру Александровичу
Кошкину-Вязниковцеву за предоставленные к размещению материалы по
истории Вязников и древнерусского Ярополча.
 
РэмовичДата: Суббота, 24.08.2013, 15:15 | Сообщение # 9
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
История Н.И. Соловьева. Глава о Вязниках. Текст см. пост выше. Скан В.А. Кошкина-Вязниковцева.


Прикрепления: 8033702.jpg(181Kb) · 4109990.jpg(293Kb)
 
РэмовичДата: Среда, 02.10.2013, 20:39 | Сообщение # 10
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Карнович Евгений Петрович. 1886 год. "Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русскими".

Оцифровка: Кошкин-Вязниковцев В.А. (сканы страниц) и Цыплев В.Р. (коррекция, размещение). 2013 год.

Размещение книги на сайте "БЫЛОЕ" ЗДЕСЬ.
 
РэмовичДата: Воскресенье, 27.10.2013, 07:30 | Сообщение # 11
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Вязники, Ярополч - вотчина Дома Романовых.

Журнал Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук №09 (56) 2013 года опубликовал сенсационную статью В.А. Кошкина-Вязниковцева. 

Этот влиятельный научный журнал имеет международный стандарт - International standard serial number ISSN 2073-0071. Архив журнала доступен в Научной Электронной Библиотеке (НЭБ) - головном исполнителе проекта по созданию Российского индекса научного цитирования (РИНЦ). Журнал включен в международный каталог периодический изданий "Ulrich's Periodicals Directory" (издательство "Bowker", США).

 

Кошкин-Вязниковцев В.А.*Кандидат технических наук, ведущий научный сотрудник. «Научно-исследовательский институт космических систем имени А.А. Максимова» - филиал Федерального государственного унитарного предприятия «Государственная корпорация научно-производственный центр имени М.В. Хруничева»





ВЯЗНИКИ, ДРЕВНИЙ ЯРОПОЛЧ, РОДОВАЯ ВОТЧИНА БОЯР КОШКИНЫХ. ДЕДИНА РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ДОМА

Аннотация

В 2013 г. в России отмечается 400-летие Российского Императорского дома. Каждое новое открытие о жизни этого именитого рода представляет особый интерес. В монографии на основе анализа Государевых владений и их ближайших родственников, а так же отношения их к этим населённым пунктам, показано, что самым Высочайшим личным вниманием и древностью выделяется Вязниковская слобода. При этом на основании документов и фактов доказано, что основателем её является боярин князь Фёдор Андреевич Кошка, друг и соратник Великих князей Дмитрия Донского и ВасилияI, первый известный министр иностранных дел и министр финансов, прародитель Российского Императорского дома.

Ключевые слова: дом Романовых; 400-летие Российского Императорского дома; Российский Императорский дом; Вязники; Фёдор Кошка.

Keywords: hоusе of Romanov; the 400th anniversary of the Russian Imperial House; Russian Imperial House; Fyodor Koshka; Vyasniki; the ancestor of the Russian Imperial House.

Более трёхсот лет правила Россией династия Романовых. За это время возникла одна из самых сильных и могущественных держав мира - Российская Империя. Великой она была своей территорией, своими природными и хозяйственными потенциалами, духовной мощью, высочайшей культурой и научной мыслью. Огромный вклад в создание этой уникальной цивилизации внесли представители дома Романовых. Нам много известно о Царях и Императорах дома Романовых, но почти ничего не известно о их предках.

Учитывая это, были проведены исследования, основанные на малоизвестных фактах и документах, описана история коренного рода предков Российского Императорского дома и родовая вотчина этого именитого рода.

Долгое время считалось, что родовая вотчина Романовых село Домнино Костромской области. Однако уже при первом рассмотрении оказывается, что это вотчина матери М.Ф. Романова, в девичестве Ксении Ивановны Шестовой, то есть вотчина Шестовых. Назывались ещё два села: Клины и Измайлово.

Село Клины трудно отнести к родовой вотчине столь именитого рода ввиду его малости и отсутствия внимания к нему, село Измайлово наиболее похоже на родовое гнездо Царского и Императорского дома. Но все же, оно стало вотчиной только при Царе Иване Грозном, то есть значительно позже, чем предки Романовых поселились на Руси. На основании изложенного можно сделать вывод, родовая вотчина Царского и Императорского дома до сих пор неизвестна.

Хорошо известен родословец Императорского дома, согласно которому предки Государя Михаила Фёдоровича с XIV по XVI вв. писались фамилиями Кошкины, Кошкины-Захарьины, Кошкины-Захарьины-Юрьевы.

Фамилия Кошкины происходит от прозвища Кошка младшего сына боярина Андрея Ивановича Кобылы, Фёдора Андреевича. Именно боярин Фёдор Андреевич Кошка по праву считается основателем рода Кошкиных, а его вотчину следует считать родовой для всех его потомков.

Боярин Фёдор Андреевич Кошка был человек думный, муж совета, государственный деятель в области внутренних и внешних дел. Можно по справедливости отметить его, как одного из видающихся и умнейших политических деятелей на Руси эпохи Великих князей Дмитрия Донского и его сына. Федор Андреевич Кошка вёл дела ордынские. Таким постоянным и неоднократным делом была уплата дани.

Все дела с Золотой Ордой были весьма опасны. Любая непокорность ханам Орды могла кончиться кровопролитием. И была явлена икона - символ покорения Казанского хана и Орды. Стала она семейным оберегом всего рода Романовых. Богородица Пресвятая на Казанской иконе-двухряднице занимает самое  важное  место. Ниже Ангелы Хранители членов Царской семьи. Заступничество Пречистой Девы Марии за Русскую землю и Царский род - главное содержание образа.

Казанский образ Богородицы стал символом побед Русского войска, Покровителем государства Российского, Духовным символом новой правящей династии. Царь Михаил Фёдорович построил Казанский собор на Красной Площади, Император Пётр Великий на Невском проспекте.

Свой каменный Казанский собор Государь Алексей Михайлович возвёл в небольшой Вязниковской слободе Владимирской губернии, находящейся в самом центре древнейших владений коренного рода предков Царского дома. С момента постройки храм стал соборным, а Вязниковская Казанская икона Божией Матери признана чудотворною. Ещё до строительства каменного храма на этом месте стоял деревянный, построил его, по всей видимости, Государь Михаил Фёдорович.

По указу Государя Михаила Фёдоровича построена самая главная Православная святыня в Вязниках - Вязниковский Благовещенский монастырь, имеющий приделы во имя преподобного Михаила Малеина и святого праведного Алексея человека Божия, то есть святым Ангелам-Хранителям первых Царей династии Романовых.

Вкладчиками монастыря и Казанского собора были: Государи Михаил Фёдорович, Алексей Михайлович, Фёдор Алексеевич, Иван Алексеевич и Пётр Алексеевич, Царицы Евдокия Лукьяновна и Марья Ильинична с отцом, Великие княгини Ирина Михайловна и Татьяна Михайловна, Императрица Елизавета Петровна. Отметились в Вязниках Патриарх Московский и всея Руси Филарет (Фёдор Никитич Романов), Императоры Александр III и Николай II, а так же внук Фёдора Кошки, боярин Иван Александрович Беззубцев. Государи, Цари и Императоры дома Романовых тесно связаны с Вязниковской слободой, городом Ярополчем и ею волостью. Практически все районы города исторически едины с Царским и Императорским домом, и коренным родом их предков.

С древнейших времен в городе Вязники из уст в уста передается легенда о названии города. Сопоставление этой легенды с основными данными, известными о боярине Фёдоре Кошке, подтверждает легенду. Здесь трагически погиб друг и соратник Великих князей Дмитрия Донского и Василия I, дипломат, политик, первый известный министр иностранных дел и министр финансов, боярин князь Фёдор Андреевич Кошка. Именно здесь в XIV начале XV вв. он вершил великие исторические дела. Таким образом, можно заключить, что основателем Вязников является именно он. Исходя из этого, дата рождения Вязниковской слободы 21 апреля 1408 г.

Судя по особому вниманию к Вязниковскому Благовещенскому монастырю, многочисленным прикладам и грамотам от Царского дома, не вызывает сомнений, что именно на этом месте был захоронен боярин Фёдор Кошка.

Искусство дипломатии боярина Фёдора Кошки приносило больше пользы, чем кровопролитные стычки с ордынцами в степях. Ценили это искусство и хан Эдигей, и Великие князья Дмитрий Донской, Василий I. Своими заслугами он в буквальном смысле слова «вытащил своих потомков к Великокняжескому двору Московскому».

Боярин князь Фёдор Андреевич Кошка был «князем за городом», то есть вотчиной его была Ярополческая волость с центром в Вязниках. Поскольку боярин Фёдор Андреевич Кошка общепризнанно считается основателем рода Кошкиных, его вотчина, ныне город Вязники с одноименным районом и являются родовой вотчиной - дединой, родовым гнездом для всех его потомков.

Подробные исследования на основании документов и фактов автор изложил в своей монографии «Вязники, древний Ярополч, родовая вотчина бояр Кошкиных, дедина Российского Императорского дома» [1].

Литература

1. Кошкин-Вязниковцев В.А., Вязники. древний Ярополч, родовая вотчина бояр Кошкиных, дедина Российского Императорского лома, Т/О «НЕФОРМАТ». Accent Graphics Communications, Montreal, 2013.-188c.

В Вязниках презентация книги-исследования, о которой идет речь в научном журнале, состоялась в Музее песни.



Автографы участникам презентации от автора исследования.



Подарки известных вязниковцев В.А. Кошкину-Вязниковцеву с благодарностью.



В гостях у редактора сайта "БЫЛОЕ"

.


Фото Владимира Цыплева.

Полный текст исследования на сайте "Былое" размещен здесь:

http://tsiplev.ucoz.ru/index/koshkin_vjaznikovcev_v_a/0-76
 
 
Форум » 300-ый километр » ВЯЗНИКИ » Кошкин-Вязниковцев В.А. ("Вязники, древний Ярополч, родовая вотчина бояр Кошкиных...")
Страница 1 из 11
Поиск:

Рейтинг@Mail.ru