Главная » Статьи » Стихи и проза » Елена Дмитриева

Сестры милосердия
К 100-летию начала Первой мировой войны.  

Сестры милосердия
 
Сестры милосердия, ангелы земные, 
Добрые и кроткие, грустные немного, 
Вы, бальзам пролившие на сердца больные, 
Вы, подруги светлые, данные от Бога. 
Вам – благословение, сестры душ усталых, 
Розаны расцветшие, там, на поле битвы, 
И в крестов сиянии, ярко-ярко алых, 
Тихо принимавшие раненых молитвы... 

Князь Владимир Палей (1915 год)
       
Есть в русском языке одно очень теплое слово, еще недавно несправедливо забытое – милосердие. Образ женщины, православной христианки, в сознании многих русских людей неразрывно связан с этим понятием. Сестры милосердия... Белые голубки... О ком это сказано? Так называли женщин, которые посвящали себя очень тяжелому, но прекрасному делу. Служению людям в те минуты, когда к человеку приходит беда - болезнь. Люди, осознающие помощь ближнему как свой долг, принимающие чужую боль как свою, способные вынести тяжкие испытания и не потерять человечности и доброты. Ярким примером подвижничества, самопожертвования, мужества в тяжелейших условиях войны являлись русские сестры милосердия. 
      
Все общины сестер милосердия в начале XX века находились в ведении Общества Красного Креста под покровительством овдовевшей императрицы Марии Федоровны, супруги Александра III и матери Николая II. Их деятельность регламентировалась Общим уставом общин Красного Креста, утвержденным в 1903 г.

В сестры милосердия принимались девицы и вдовы всех сословий от 18 до 40 лет христианского вероисповедания, «вполне здоровые и грамотные». Замужние женщины могли стать сестрами лишь в небольших провинциальных общинах, где не хватало работников, и только с разрешения мужей - в столичных организациях женщины обязывались хранить безбрачие. При поступлении предпочтение оказывалось "наиболее развитым в умственном и нравственном отношениях"

Проверочный срок не должен был быть меньше одного года. В этот период сестра проходила обучение под руководством главного врача и настоятельницы, вместе с тем испытывались нравственные качества будущей сестры . Практические занятия назначались в больницах, аптеке или лечебных учреждениях, с которыми у общины существовала договоренность . По окончании курса подготовки испытуемая подвергалась экзамену по программе Главного управления РОКК  и затем утверждалась в новом звании Попечительным советом. Женщине выдавалось свидетельство, подтверждавшее ее статус сестры милосердия, а в заведенный на нее послужной список (трудовую книжку) вносилась соответствующая пометка. Это удостоверение хранилось в общине, пока сестра в ней работала, поскольку искомое звание окончательно присваивалось лишь после двух лет службы в общине.

Сестры Красного Креста носили шерстяное или холщевое платье серого или коричневого цвета с большим нагрудным знаком красного креста, а на левом рукаве - повязку с таким же знаком, но меньшего размера. Цвет одежды, впрочем, мог быть различным: крестовоздвиженские сестры носили коричневые платья, члены Никольской общины - синие, Иверской - почти черные, Марфо-Мариинской - белые. Эскиз для формы сестер последней обители был по специальному заказу выполнен знаменитым художником Нестеровым.

В уставе отмечалось, что "служение сестры милосердия безвозмездно", поскольку "бескорыстие является первым условием ее христианского служения". Сестры, прослужившие в общине пять лет, удостаивались Попечительным советом особого знака отличия и дипломом на него - ранее их называли крестовыми. И испытуемые и сестры находились на полном обеспечении общины, предоставлявшей помещение, стол, одежду и деньги на мелкие расходы.

В период военных действий сестры могли получать жалование. В частности, согласно правилам, утвержденным уже в разгар Первой мировой войны, в 1915 году, в начале военной командировки им выдавались так называемые "подъемные" деньги от 50 до 150 рублей (в зависимости от удаленности общины от театра войны) на необходимые расходы в первое время. Постоянное жалование состояло из 40 рублей в месяц, помимо казенного содержания, то есть в эту сумму не включалась стоимость жилья и пропитания. Если сестре не предоставлялось государственное довольствие, она получала суточные деньги: два рубля в день.
      
Первая мировая война началась с небывалого патриотического подъема, именно о ней в России говорили: «Великая Отечественная». Многие женщины стремились на фронт, чтобы воевать с врагом вместе с отцами и братьями. Многие на той войне становились сестрами милосердия. 
С самого начала Первой мировой войны повсюду в России стали открываться госпитали для раненых, многие из которых были созданы на частные средства. Пример подала Царская Семья. Уже осенью  1914 года в Большом Царскосельском дворце был открыт большой госпиталь имени Императрицы Александры Федоровны. Сама Государыня и ее дочери Великие Княжны Ольга и Татьяна Николаевны прошли курс обучения хирургической сестры милосердия, получили установленные дипломы и постоянно работали в палатах. Помогали им в госпитале и младшие дочери царя. Сестра императрицы, Великая княжна Елизавета Федоровна, основательница Марфо-Мариинской обители вела жизнь настоящей подвижницы, наравне с другими сестрами ассистировала на операциях, выхаживала самых тяжелых больных.

Тысячи и тысячи русских женщин, следуя их примеру, стали тогда самоотверженными сестрами милосердия. Не стремившиеся к славе, они трудились на этой ниве без наград и отпусков исключительно для того, чтобы облегчить страдания ближнего. Великий хирург Пирогов так писал о них: «Все действия сестер при уходе за больными должны быть названы не иначе, как благородными… Трудно решить, чему должно более удивляться: хладнокровию ли этих сестер или их самоотвержению в исполнении обязанностей».

Известно, что к 1915 году в России существовало 115 общин, находившихся в ведении Общества Красного Креста, кроме того, сестры состояли при трех местных управлениях и двух Комитетах РОКК, Евангелическом госпитале и четырех иностранных больницах Петрограда. Самой крупной организацией, насчитывавшей 1603 человека, являлась община святого Георгия. 
В 1916 году по официальным спискам на фронт было отправлено 17436 сестер, которые обслуживали более двух тысяч полевых и тыловых учреждений Красного Креста: 71 госпиталь, рассчитанный на 44600 человек, этапные и подвижные лазареты, 11 санитарных поездов, передовые отряды, санитарные транспорты, питательные и перевязочные пункты, дезинфекционные камеры, рентгеновские и летучие хирургические отряды, два плавучих госпиталя на Черном море, три бактериологические лаборатории, шесть полевых складов. Средствами передвижения для нестационарных учреждений служило около 10 тысяч лошадей и 800 автомобилей.
Одним из немногих дошедших, а потому весьма ценных для нас свидетельств о последней войне, в которой участвовали русские сестры, являются воспоминания Александры Львовны Толстой, дочери Л.Н. Толстого.

Александра получила назначение на Западный фронт в качестве уполномоченной Земского Союза для устройства школ-столовых и организации работы с детьми из семей, оставшихся в прифронтовой полосе. Благодаря неиссякаемой энергии Толстой, в три дня под Сморгонью был развернут госпиталь на четыреста коек. В этом районе он периодически подвергался бомбардировкам со стороны немецких аэропланов, и Александре приходилось останавливать обезумевших от страха и бежавших от больных санитаров. "Я никогда не поверю, что люди не боятся обстрелов, бомб, ружейных атак. Все боятся. Весь вопрос в выдержке, в умении владеть собой и не показывать свой страх". Александра чудом избежала смерти, задержавшись у уполномоченного в Минске, когда часть ее дома была разбомблена немецким снарядом, семь санитаров убито, а трое врачей тяжело ранено.

Под Сморгонью немцы стали применять отравляющие газы: сестрам и врачам приходилось работать в противогазах. "...Деревья и трава от Сморгони до Молодечно, около 35 верст, пожелтели, как от пожара... Поля ржи. Смотришь, местами рожь примята. Подъезжаешь. Лежит человек. Лицо буро-красное, дышит тяжело. Поднимаем, кладем в повозку. Он еще разговаривает. Привезли в лагерь - мертвый. Привезли первую партию, едем снова... Отряд работает день и ночь. Госпиталь переполнен. Отравленные лежат на полу, на дворе... 1200 человек похоронили в братской могиле. Многих эвакуировали... Я ничего не испытала более страшного, бесчеловечного в своей жизни, как отравление этим смертельным ядом сотен, тысяч людей. Бежать некуда. Он проникает всюду, убивает не только все живое, но и каждую травинку. Зачем?.. Какой смысл во всех этих конференциях, бесконечных рассуждениях о мире, если не принять учения Христа и заповеди "не убий" как основной закон... И пока люди не поймут греха убийства одним другого - войны будут продолжаться. А результаты войны? Падение нравов, революции".

Первая мировая война  явила собой период наибольшего расцвета благотворительности. Масштаб благотворительной деятельности с 1914 по 1917 гг. был настолько велик, что исследователи с полным правом применяют к этому явлению термин «благотворительное движение». Опыт организации этой системы в военных условиях сложился еще во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и русско-японской войны 1904-1905 гг. В 1867 году в России было создано  Российское общество попечения о раненых и больных, переименованное в 1879 г. в Российское общество Красного Креста, возглавляемое императрицей Марией Федоровной. Средства для деятельности этой организации черпались из государственной казны, из пожертвований и «крушечных» сборов. 
    
Во Владимирской губернии к октябрю 1917 года действовало: одно Местное управление, семнадцать Местных комитетов, шесть Дамских комитетов и один Дамский благотворительный кружок. Например, местным Дамским комитетом был развернут огромный коечный фонд, составивший к концу 1916 года 52% всего действовавшего коечного фонда. М.Л. Крейтон организовала активную деятельность по пошиву белья для фронтовиков, осуществления «крушечных» сборов, благотворительных лотерей и т.п. Очень успешно во Владимирской губернии  действовал Комитет Великой княжны Татьяны Николаевны, занимавшийся оказанием помощи пострадавшим от военных действий (к 1916 году Комитет имел 54 губернских отделения). В его задачи входило оказание материальной помощи, определение занятий для трудоспособных, помещение беженцев в благотворительные учреждения, а также содействие возвращению на родину.  Владимирский отдел Общедворянской организации осуществлял военно-санитарную деятельность: оборудование и содержание санитарных поездов, содержание передового врачебно-питательного отряда, организацию посылок в армию. 
    
Самой заметной в губернии была Владимирская Георгиевская община сестер милосердия, являвшаяся местным отделением Московской Георгиевской общины, возглавляемой Великой княжной Елизаветой Федоровной. Во главе владимирского отделения стала супруга вице-губернатора А. Ненарокова. История Владимирского местного управления Красного Креста и предыстория больницы Красного Креста - во многом это история Георгиевской общины сестер милосердия.
История создания. 

Открытие общины сестер милосердия при местной общественной организации Красного Креста состоялось 22 октября 1892 года. Получила она имя Георгиевской - во имя святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича, слывшего владимирским чудотворцем. Штат общины первоначально состоял из 12 сестер и 10 кандидаток. Руководства медицинским образованием сестер было возложено на старшего врача губернской земской больницы И.В. Радзимовского. Старшей сестрой и начальницей общины стала Анна Александровна Троицкая, которая оставалась ею до 1911 года.

Кто шел в общину? Среди первых 12 сестер милосердия - пять вдов, две дочери священников, четыре купеческие дочери, остальные - дочери мещан и мелких чиновников. Одной из первых пришла в общину сестер милосердия Е.Е. Миловидова. Она родилась в семье небогатого чиновника, закончила курс в ремесленно-грамотной школе при местном благотворительном обществе и с 19 лет до своей ранней кончины работала в обществе сестер милосердия. Устав предусматривал, что сестры милосердия живут постоянно в доме общины. В мезонине дома располагались их спальни, в нижнем этаже была столовая, рукодельная. На втором этаже находились классные комнаты, где сестры проходили теорию медицины; практические занятия для них устраивались в губернской земской больнице. Первый экзамен на звание сестры милосердия состоялся 20 мая 1894 года.

Особая роль в общине принадлежала старшей сестре. Эту должность с момента создания общины и до 1917 года занимали две женщины. С 1892 до 1911 - Анна Александровна Троицкая, с 1911 - Александра Николаевна Лазарева. О первой сохранилось множество отзывов. «Всегда исполнительная во всех требованиях, какие касаются ее деятельности, она и в то же время зорко следила за исполнительностью других сестер, разумно внушая и приучая их нести добросовестно известные обязанности, присущие их званию. Собственным примером научала сестер самому деликатному обхождению с больными, беспристрастно относясь ко всякому, кто приходил в лечебницу для врачевания своих недугов», - это в отчете за 1895 год.

«Нравственной выдержкой» сестры милосердия обязаны старшей сестре А.А. Троицкой, которая неусыпно следит за нравственной подготовкой сестер», - отмечено в отчете за 1896 год. Подобные отзывы повторялись неоднократно во все время работы А.А. Троицкой.

Похожие отзывы были и о ее преемнице А.Н. Лазаревой, которая уделяла большое внимание подготовке сестер в военное время: «А. Лазарева дисциплинировала сестер-учениц, приучала к внимательному и вежливому обращению с больными, следила за каждым шагом их, предупреждая и удерживая от нетактичных действий, побуждала их к работе и наставляла там, где замечала, что сестры-ученицы затрудняются в чем-нибудь при исполнении своих обязанностей». И это в 1916 году, в разгар войны, когда в лазарете было много раненых, и на ученицах лежали многочисленные обязанности: стерилизация перевязочных материалов, нарезка и скатывание бинтов, приготовление дезинфицирующей жидкости, промывание и очищение ран и язв, накладывание повязок, приготовление больных к медосмотру и многое другое, где участие сестер-помощниц необходимо для врача. При всех своих обязанностях будущие дипломированные сестры милосердия не должны были забывать о вежливости, тактичности, внимании... На какие же средства жили Георгиевская община Красного Креста и само управление?

Источником финансирования были членские взносы членов Общества Красного Креста, проценты на капитал, плата за дежурства сестер в частных домах и за их командировки на борьбу с эпидемиями, а также пожертвования.

Основной принцип деятельности общины был изложен доктором Николаем Павловичем Воскресенским: «При всяком удобном случае сестрам внушается, что учреждение Общины для ухода за больными есть создание христианства, оно вытекает из христианской любви к ближнему; оно есть долг; оно продукт милосердия готовых на жертвы членов христианских общин. На войне ли, в мирном ли лазарете, в общественной больнице или частном доме, - везде опытная, прилежная, добросовестная и разумная сестра милосердия с теплым сердцем представляет огромную важность для поправления больных».

Кроме теоретических занятий в общине, состоящих из лекций врачей по различным разделам медицины, сестры и кандидаты в сестры поочередно отбывали суточные дежурства в земской больнице. Приучались к работе постепенно: в течение нескольких дней им предоставлялась возможность наблюдать за работой врачей и их помощников, потом разрешалось что-то принести, подать и т.д., пока кандидатка таким образом не приблизится к исполнению своих обязанностей и не будет ближайшей помощницей врача.

В феврале 1893 года при общине была открыта амбулатория для приема больных. В ее работе сестры принимали самое непосредственное участие. Приглашались они и в частные дома для ухода за больными. Причем плата за эти дежурства шла в фонд общины, сестры получали только жалование.

Но самым большим испытанием и подвигом сестер милосердия были командировки на театр военных действий и на борьбу с эпидемиями. На период существования общины и вообще управления Красного Креста пришлось несколько войн: русско-турецкая 1877-78 гг., русско-японская, первая мировая; несколько эпидемий холеры, голод.
     
В 1914 году с началом мировой войны местное управление Красного Креста приступило к формированию госпиталя на 200 кроватей, этапного лазарета на 50 мест и к снаряжению отряда сестер милосердия в распоряжение военного ведомства. Был создан передовой санитарный транспорт для перевозки раненых с передовых позиций. 10 сентября санитарный транспорт был отправлен в действующую армию. В его составе был зав. транспортом, его помощник, 2 студента-медика, 75 санитаров, 20 повозок парной запряжки, 10 рессорных двуколок, 5 хозяйственных повозок, 2 походные кухни. Госпиталь развернули в Белостоке, где он работал в течение года. После эвакуации Белостока госпиталь из тылового превратился в передовой. Во главе его был врач Н.П. Архангельский. Госпиталь на 300 коек «отличался образцовой чистотой, прекрасным уходом за ранеными, внимательным и сердечным обращением врачей, сестер милосердия и санитаров», - отмечал Белостокский уездный предводитель дворянства.
Отзывы о работе сестер милосердия Георгиевской общины за все время ее существования были только положительными, это отмечалось в каждом из ежегодных отчетов местного управления Красного Креста.
 
«Трудно оценить значение той жертвы, которую приносят сестры на пользу страждущего человечества, - говорил в том же году доктор Николай Павлович Воскресенский. - Они не только бодрствуют день и ночь у постели больного и вместе с ним переживают все тревоги и опасения, они жертвуют своим собственным здоровьем и своей жизнью в этой борьбе с болезнями.»
    
Основной сферой деятельности местного отделения РОКК явилась городская больница Красный Крест, строительство которой было начато в 1913 году. Строительство и оборудование больницы уже близилось к завершению, когда началась война. Возведенное здание было сразу же приспособлено под госпиталь на 50 коек. Еще до открытия и освящения больницы все ее 50 коек заняли раненые. Извещение о прибытии первых раненых поступило в 2 часа дня 24 августа. Лазареты в городе еще не были обустроены, и община сестер милосердия срочно подготовила свои собственные помещения под лазарет. Там разместили 35 раненых. Уездное земство и землевладельцы Ковалевы дали согласие на оборудование в с. Буланове и д. Коняево двух отделений лазарета для легко раненых на 20 и на 10 коек. С открытием больницы на 50 коек лазарет из общины был переведен в нее. К концу октября здание было полностью отстроено и оборудовано.

Открытие и освящение больницы состоялось 14 (27) ноября 1914 года в день рождения покровительницы российского Красного Креста императрицы Марин Федоровны. Освятил ее архиепископ Владимирский и Суздальский Алексий. Он сказал следующее: «У русского народа есть один прекрасный обычай. В то время, как народы западные, в тех случаях, когда они желают ознаменовать какое-либо выдающееся событие в своей жизни, воздвигают монументы, строят музеи и проч., русские люди в тех же случаях созидают богадельни, храмы, строят высокие колокольни... Я глубоко сочувствую тем, кому пришла в голову мысль ознаменовать 300-летие царствования Дома Романовых учреждением такого памятника любви, каким является больница».
Все годы первой мировой, а затем гражданской войны больница была лазаретом для раненых. Всего в госпитали Владимирской губернии  на 1 января 1916 года было эвакуировано 27030 человек.
    
В советское время исчезло упоминание о том, что больницу Красного Креста заложили в честь 300-летия Дома Романовых. Больница в разные годы называлась то уездно-городской, то первой, то второй городской Советской, то городской №1 и наконец БСП - больницей скорой помощи. 
Исчезла и Георгиевская община сестер милосердия, которые стали именоваться медицинскими сестрами. (Слово «милосердие», отражавшее суть профессии, было изгнано из нашей суровой эпохи). Но сегодня, в преддверии столетия с начала Первой мировой войны вспомним же этих прекрасных женщин, даривших добро и сострадание любому нуждавшемуся в них человеку.  Пусть возродятся в России те высокие нравственные принципы, которые несли российские сестры милосердия.

Елена Дмитриева.


Категория: Елена Дмитриева | Добавил: Рэмович (25.10.2013)
Просмотров: 4104