Главная » Статьи » Л.А. Аносов. Иллюстрированный сборник

Л.И. Аносов. Кто же строил Ярополч Залесский?

Порой в раскрытии тайн истории немалую роль игра­ют случайности. Такая слу­чайность в 1977 году прои­зошла и в Вязниках.

Историков, занимающихся нашим краем, давно мучил вопрос: права ли доктор исторических наук АЛ. В. Се­дова, проводившая раскопки около села Пировы Городи­щи, утверждая, что раско­панный город Ярополч Залесский был основан великим Киевским князем Ярополком Владимировичем в период 1136—39 гг.? Что было взято за основу этого утвержде­ния? Ясно, что результаты раскопок, ибо в летописях об этом ничего нет. Но вот что именно в результате раско­пок? В исторической науке существует несколько точек зрения, что понимать под словом «город». И одна из них - это мнение академи­ка Д. С. Лихачева, которое он изложил в письме комиссии Владимирского горсовета по поводу основания города Владимира. Он писал: «Го­род» по-древнерусски озна­чает не только город как населенный пункт, но и го­родские стены. Поэтому «по­ставить город», «соорудить город» могло чаще всего относиться к строительству стен.

В нашем случае, если при­нять такую условность, то можно согласиться с утверж­дением М. В. Седовой. Дей­ствительно, раскопки Ярополча Залесского показали, что крепостные валы стели насыпаться в первой полови­не 12 века и основной ранний археологический материал относится с середине этого века.

Но раскопки также показа­ли, что уже в конце 10 века здесь, в мерянском поселе­нии, появились славяне и уже в первой половине 11 века здесь имели значительное по своему времени ремеслен­ное производство: на селище под будущим «городом» най­дены предметы новгородско­го типа. Пришли язычниками и здесь приняли христиан­ство.

Из летописных источников известно, что в Волго-Окском междуречьи креще­ние местного населения в основном происходило при Ярославе Мудром (1019— 1054 гг.). К Ярополчу Залесскому это относится, судя по раскопкам, к концу 11 или первым годам 12 вв.: от этого времени здесь найдены ран­нее христианское захороне­ние и отдельные принадлеж­ности культа: кресты, натель­ные иконки. Захоронение находилось в черте будущих валов, и последние могиль­ные ямы располагались всего в   12-18   метрах   от  жилищ.

В двух из них, в предпослед­нем ряду, найдено на костяке женщины позументное укра­шение из золотых нитей византийского происхожде­ния на фрагменте ворота рубахи и железные вериги на мужском костяке со сдавлен­ными костями лица. Первое захоронение говорит о бога­той христианке знатного происхождения, второе – о возможном убийстве монаха-проповедника. Захоронения находились совсем рядом, почти напротив усадьбы по­садника города, которая да­тируется М. В. Седовой нача­лом 12 века. Не исключены и волнения при принятии христианства.    К этой    поре относятся и наиболее интенсивные нападения по реке Клязьма восточных булгар. После 1108 года о них летописи почти не упомина­ют.

Надо еще отметить, что в 1096 году на территории от Мурома до Суздаля, Ростова проходила крупная междоусобная война между князь­ями Переяславскими и Чер­ниговскими с сожжениями городов, строительством укреплений, утверждением своих посадников и т. п. От­носительное замирение про­изошло на Любеческом съез­де князей в 1097 году, когда было установлено, что каж­дый княжеский дом «держит отчину свою» и не вступается в другую, то есть, устанавли­валось право на потомствен­ное владение определенным уделом, выделенным Яросла­вом Мудрым своим трем сыновьям: Изяславу, Святос­лаву, Всеволоду. Как изве­стно, Ростово-Суздальская земля относилась в пере­яславскому князю Всеволо­ду, отцу Владимира Монома­ха, деду князей Мстислава, Ярополка (кому приписыва­ется строительство Ярополча Залесского), Юрия Долгору­кого и другим.

Раскопки Ярополча Залес­ского дали еще три предме­та, предмета загадочных, но датируемых во времени, что позволяет ставить под сомне­ние дату «становления горо­да» и отнести ее к более раннему периоду. Сама М. В. Седова соглашалась с про­фессором В. А. Кучкиным, что даже по одной из находок - свинцовой печатке «Дънъслово» можно было бы начать отсчет города с 1108 года.

Что это за предметы и что за случайность, связанная с ними произошла в Вязниках в 1977 году?

Первый предмет — это упомянутая выше свинцовая актовая печатка серии «Дънъслово» и поясным изображением женской фи­гуры с ореолом вокруг голо­вы и надписью «Св. Арина». Печатка пока единственная в археологии с такой ле­гендой и вызывает много толков. Занимаясь актовыми печатями раннего феодализ­ма, академик В. Л. Янин пришел к выводу, что печати серии «Дънъслово» ходили только в период 1093-1113 гг. и, до находки в Ярополче Залесском, принадле­жали к узкому кругу лиц, связанных с домом великого киевского князя Святослава Изяславича: самому Святополку, его сыну Ярославу, князьям новгородским - Мстиславу Мономаху и Дави­ду Святославичу, а также епископам западных кафедр Руси. Находка в далекой восточной провинции выпа­дала из этого правила: во-первых, она найдена в Ростово-Суздальской земле, не входившей в сферу влияния Киева, как считалось истори­ками, и, во-вторых, эта печать принадлежала княгине с име­нем Ирина. Какой? В. Л. Янин остановился на великой кня­гине Ирине—Варваре, жене Святополка Изяславича, до­чери византийского импера­тора  Алексея 1 Комнина.

В летописных источниках о ней ничего не говорится, она упомянута единственно в ака­фисте Св. Варвары. Не изве­стна такая дочь, с именем Ирина—Варвара, Алексея 1 Комнина и историкам-визан­тинистам. Да и как такая актовая печать могла попасть в дом посадника Ярополча Залесского. Появилось много версий, но ни одна не дает объяснения. По этой наход­ке В. А. Кучкин сделал вывод, что город Ярополч был по­строен в 1108 году, време­ни—дате единственного упо­минания о княгине Ирине. Вязниковский краевед В. Н. Маштафаров взял под сомне­ние вывод академика В. Яни­на о печатке «Св. Ирина». В одной из своих заметок в «Маяке» он утверждал, что это печатка княжны-инокини Ирины, дочери переяслав­ского князя Всеволода, вели­кого киевского князя с 1078 по 1093 гг., сестры Владимира Мономаха, умер­шей тоже в 1108 году. В этом случае В. Н. Маштафаров решал проблему, на чьей земле находился Ярополч Залесский. Но в историче­ской науке утвердилось мне­ние В. Л. Янина, его придер­живались и В. Кучкин и М. В. Седова, так и не дав объяснение как она могла попасть в Ярополч.

О втором предмете, най­денном в Ярополче Залесском, заговорили совершен­но недавно, и пока он не нашел какого-либо другого объяснения, кроме мнения, высказанного М. В. Седовой в статье, опубликованной в сборнике «Древности славян и Руси», М. Н. 1988 г. Это очень редкая иконка-подве­ска (их всего найдено три экземпляра: в Галиче-Волын­ском, Ярополче и д. Кирьяново Ярославской обл.). Иконка сделана оттиском со свинцо­вой актовой печати, недавно найденной при раскопках в Суздале. Печатка принадлежала переяславскому епи­скопу Ефрему с 1072 г., соратнику вел. кн. Всеволода. Он ведал церковными дела­ми Переяславля Южного, Смоленска, Ростово-Суздальской земли. Известен своими строительными делами в Суздале в период с 1096 по 1105 гг. Вскоре после смерти в 1105 г. был причислен к лику святых, и в честь него были сделаны оттиски с его печатки в виде нательных иконок-привесок круглой формы. Он почитался как переяславский святой, Пре­подобный Киевский и был похоронен в Киево-Печерской лавре в Антониевой пещере. Надо заметить, что, говоря об этой иконе-подве­ске, М. В. Седова подчерки­вала, что она «лишний раз свидетельствует о тесных по­литических и семейных свя­зях княжеских родов Владимиро-Суздальской и Галицко-Волынской Руси». Печатки «Дънъслово» тоже были свя­заны, как и многие предметы раскопок в Ярополче показа­ли, с Галицко-Волынской Ру­сью. Как видим, второй пред­мет связан с определенным именем и определяется да­той около 1105 года.

Третий предмет - это та случайность 1977 года, кото­рая, возможно, позволила бы решить окончательно вопрос и с датой и с тем, почему и кто строил город Ярополч Залесский. В своей книге-отчете «Ярополч Залесский» М. В. Седова пишет: «В доме 11 обнаружены единственная в Ярополче свинцовая печать конца 11 - начала 12 в., писала и обрывки серебряно­го сканого женского укра­шения...» Она ошиблась. Спу­стя семь лет, после оконча­ния раскопок у Ярополча Залесского, четырнадцати­летний мальчик Алеша Лебе­дев нашел в отвальной земле раскопа вторую свинцовую актовую печатку, видимо, пропущенную археологами. Он принес ее в музей и отдал «каким-то тетенькам», ско­рее всего смотрителям. Этот тогдашний мальчик - нынеш­ний учитель истории школы №9, энтузиаст в археологиче­ских изысканиях нашего края, Алексей Викторович Лебедев, автор замечатель­ной обзорной статьи по древ­нейшим местам обитания на нашей территории первобыт­ного человека «Сквозь толщу веков», опубликованной не­давно в газете «Маяк». В про­шлом году он помогал влади­мирским археологам в составлении археологической карты нашего района. Най­денная им печатка, к сожале­нию, в фондах музея сейчас не числится. О печатке мне рассказал случайно сам Алексей Викторович, когда мы шли с ним знакомиться с обнаруженной недалеко от Петрина стоянкой мерянской эпохи. Я его попросил по памяти воспроизвести леген­ду найденной им в Ярополче печатки. Вот что он нарисо­вал (см, рисунок 1)

Когда мы его рисунок стали сравнивать с образцами печаток катало­га, то Алексей. Викторович с опасливым удивлением по­казал на свинцовую актовую печатку «От Ратибора» (см. рисунок 2). Это было неожи­данно. Печаток от Ратибора известно всего 7, найдены в Крыму, Киеве, Полтаве, куплены в Севастополе и Константинополе (!). Кто та­кой Ратибор? Как могла к нам попасть его печать?

Ратибор — выходец из бо­ярского рода близкого дому переяславского князя Всево­лода, его доверенное лицо в период великого княжения в Киеве, посадник в Тмутара­кани. После смерти Всеволо­да — дядька, первый совет­ник и старший дружинник его сына Владимира Мономаха, доверенное лицо на перего­ворах с князьями, тысяцкий в Киеве и один из разра­ботчиков «Устава Монома­ха», вошедшего составной частью в пространную ре­дакцию «Русской правды». По летописям Ратибор изве­стен с 1079 по 1113 гг. У Вла­димира Мономаха с 1093 го­да, когда Ростово-Суздальская земля была отписана князю Владимиру, Юрий (Долгорукий), сын Владими­ра Мономаха, в эту пору был еще младенцем и Ростово-Суздальским князем станет около 1105 года. Считается, что для устройства дел свое­го сына Владимир Мономах был в Суздальской земле в    1108   году,   когда   женил Юрия на дочери половецко­го хана Аэпы, внучке хана Осиня, в этом году, считают многие историки, он и осно­вал г. Владимир. Обычно Ратибор всегда был при кня­зе, и не исключено, что и в данном случае он был с Владимиром и выполнял его отдельные поручения по укреплению Ростово-Суздальского княжества. И тогда понятна найденная в Ярополче предполагаемая пе­чатка Ратибора.

Нужно отметить, что вис­лые свинцовые актовые пе­чатки привешивались на шнурках (отсюда бороздка через печать) к грамоте кня­зя, княгинь, епископов, ты­сяцких, в которых содержа­лись те или, иные распоряже­ния. На лицевой стороне печатки было изображение святого, покровителя владе­льца печати, имя святого, на обратной стороне — степень значимости грамоты. Так до сих пор смысл печатки «Дънъслово» не расшифро­ван, есть несколько версий. Грамоты, скрепленные таки­ми вислыми печатями, рассы­лались с гонцами по разным городам, местам, где находи­лись  люди  владельца  печати.

     

Если объединить вместе три загадочных находки: две свинцовые вислые печатки и икону-подвеску, то можно утверждать: во-первых, все три предмета датируются до 1113 года, года вступления на Киевский великокняжеский стол Владимира Мономаха: во-вторых, предметы близки дому   переяславского   князя Всеволода и его сыновей; в-третьих, если допустить, что на территории городища Ярополча Залесского в отва­ле раскопок найдена вторая актовая печать (в чем я не сомневаюсь), то исключается случайность появления в Ярополче печатки «Дънъслово», и в поселении до 1113 года уже был посадник переяс­лавского князя, то есть Вла­димира Мономаха.

Все это, если учесть и дру­гие результаты раскопок (христианского могильника, полуземляночных построек южных переселенцев на го­родище, существовавших не­долгое время до наземных жилищ), позволяет сделать вывод, что «город» Ярополч начал появляться еще за несколько десятилетий до определенной М. В. Седовой даты: где-то около 1108 - 1113 гг. И переселенцы из Галича, Волыни, Киева, Переяславля появились в наших местах в первый приход Юрия Долгорукого, еще от­рока.

Но...потеря находки маль­чика Алеши Лебедева, отдан­ной им в музей в 1977 г., делает все эти выводы проб­лематичными, и нынешние научные работники музея только разводят руками. Мо­жет, кто из прежних рабо­тников музея вспомнит что о полустертой свинцовой пе­чатке с поясным изображени­ем фигурки, буковкой «к» сбоку и на обороте внизу буквами «бора»?

 

Л. АНОСОВ.

Категория: Л.А. Аносов. Иллюстрированный сборник | Добавил: Рэмович (31.10.2013)
Просмотров: 256