Главная » Файлы » История Вязниковского края

Матки на Клязьме
17.12.2013, 08:07

На сплаве.

Матки на Клязьме.

Широко разлилась река в половодье. Напором волн вдавило берега, затопило прибрежные постройки.

Разгулялась рака, разбуянилась. Не под силу бороться с бешеным штурмом воды.

Лед салом плывет по реке. Наслоенные снега плотной массой грудятся друг на друга.

Лед идет...

В «бухте» стоят три больших, наскоро сколоченных, лодки. Возле них копошатся люди.

На ногах огромные бахилы (род сапог, только без подметок. На ступнях лапти, чтоб не рвалась кожа),   Бахилы обхватывают всю ногу до живота, в них шагай, сколько душе влезет по воде, не промочишь.

Это - сплавщики.

---

Сплавное дело на Руси ведется издавна, Лет, лет и памяти нет – еще со времени царя Гороха.

Зимой сплавщики становятся лесорубами. Лес готовится для сплава по воде. Когда подходит весна, начинается вязка плотов, потом собирают бревна, грудят на готовые плоти и эти сооружения стоят в воде, готовясь к сплаву, ожидая половодья.

---

На лодки громоздят утварь, пищу. Сегодня в Вязниках базарный день. Купили столы, табуреты.   Кастрюли, миски, огромные буханки хлеба, пшено, крупу.

Далеко на горизонте, за пароходами виднеются плоты с построенными на них домами.

Это — матки, т.е. большие плоты, гораздо больше обыкновенных, оснащенные лучше и крепче других, предназначенные для дальнего плавания, Вязники - Астрахань.

---

Трудно пробираться среди идущего льда, течение сильное. Нередко вода захлестывает льдины и, перекатываясь, кипит и пенится, но сплавщики люди привычные. Не первый год.

На корме лодки стоит старый сплавщик с большим багром в руке. Лета и работа съели кожу щек,   обветренных висящих клочьями без морщин, но с глубокими складками и ямами.

- Ты как, по учительству, что-ли? - обращается ко мне сплавщик.

- Нвт, н из газеты. В газету буду писать о жизни вашей, работе, заработках.

- Ага! Знаем.

Сплавщики с любопытством уставились на меня,

Старшой посмотрел вперед, как-то неопределенно и процедил:

- Д-да-а. Так, писать будешь? Это дело хорошее. Пиши, пиши. А мы почитаем.

Сидевший на носу другой сплавщик ухмыльнулся.

- Уж и почитам. Где тут почитам когда грамоте никто не знает...

- А местком-то на что?

- А что у нас н местком есть?

- Как-же? Профсоюз. Они уж обещали. Учить будут. Да нам только бы учебников, мы уж сами научимся.

Помолчали.

- Д-да. А сплавное-то дело тяжелое. Того и гляди – убьет. Только мы привычные, я вот уже годков тридцать на этом стою, и ничего. Только плечо раз ушибло деревом.

Подъехали к плотам.

Огромные матки стоят глубоко в воде.

Собирают разбросавшийся лес.

По середине стоит зав. сплавом тов. Попов.

А отовсюду, со всех концов тянут на канатах, железных цепях, подталкивая баграми, бревна, втаскивая на плот.

- И-эх, еще раз, и-эх, еще, п еще, и еще-о-о!!!

Одно бревно пудов в пятьдесят тащит пять человек.

У сплавщиков своя дубинушка, рожденная во время работы.

Тянется, плывет по воде песня, гулко звенит по далекому речному простору.

- Расподдай, ах, поддай, да возьми, да толкни, н еще и еще, эх нажми, подтолкни. у-у-ух!!!

Бревно втащено.

А на другом конце волочит другая партия.

Один запевает, схватывая багром бревно,

- И-и-эх, пошли вперед затыканные е-е! Эх, возьмись, братва покрепче, да надбавь, нажарь, да возьми, да э-эй! О-го-о-о!!!

Понемногу река очищается от бревен.

Вечереет.

Ударили в колокол, сзывают на обед.

На большом артельном очаге сварили кашу. Сгрудились вокруг котла с ложками, с краюхами хлеба, расправляют натруженные руки, ноги, - хлебают.

Зав. сплавом показывает плоты.

На каждой матке по 350 кубов строевого леса, их всего три. Хорошо и крепко оснащенные, они производят впечатление массивных сооружений.

Попов сроднился со сплавом. Этот человек все свои думы сегодняшнего дня концентрировал вокруг того, как бы убрать лес, не растворяв по реке бревен, не ушибся бы кто из рабочих.

- Вон сегодня двое упали в реку выкупались. Хороню, что вовремя схватились. А то бы унесло, ведь течение быстрое, вода холодная, того и гляди снесет. У нас на всякий случай имеется аптечка на каждом плоте. Аптечками заведуют агенты, специально проинструктированные, как обращаться о медикаментами.

- А если серьезно что.

- Сейчас же везем в город. Если это о время сплава - (мы всегда идем мимо городов) - помощь тоже   оказать можно. А как они получают зарплату?

— От 60 до 70 рублей, а то и больше. Получают деньги помесячно. Рабочие, привыкшие, идут сюда артелями. В этом отношении дело у них хорошо поставлено. Ребята дружные, артельные. Все они из деревень Нижегородской губернии. Едут сюда с сыновьями, братьями. После сплава, накопив деньжонок, едут домой на полевые работы.

Обход кончен.

- Тронемся через неделю наверно, когда вода, как следует, поднимется. Главная заботя - выбраться из Клязьмы. Это тяжелее всего, а то, если вода не прибудет, не выбраться. Тут перевал тяжелый,

Вечернюю тишь разрезал - чистый грудной голос, запевающий дубинушку.

Прислушались.

Стоголосый хор подхватил песню н далеко по воде разнеслась могучая артельная дубинушка, будоража тишь сгустившихся сумерек.

- Ну, пора.

Лодка отчалила, направляясь к городу.

II еще долго, по реке, под плеск речных воли, слышалась дружная, многоголосая песня.

Солнце только краем, постепенно исчезавшим под напором темноты, плескалось в воде, поблескивая на волнах реки.

Лед прошел и сквозь вечернюю тьму не видать ничего, кроме воды.

Вода прибывала…

А песня звенела, гулко отдаваясь в ушах, заглушая другие звуки.

Мгла мягко окутала землю.

Впереди замелькали огни.

Вал. Лос.

Комментарий редактора сайта: автор применил поговорку «Лет, лет и памяти нет» - ныне забыта, означает что-то очень старое. Происходит от имени Лета – река времени. Полная этимология этого выражения со временем утрачена, буквально канула в Лету.

Материал был опубликован во Владимирской газете "Призыв" 6 мая 1926 года. Оцифровка - Константин Целоватов и Владимир Цыплев. Москва - Вязники.

Категория: История Вязниковского края | Добавил: Рэмович
Просмотров: 197 | Загрузок: 0