Главная » 2016 » Октябрь » 9 » Том 2 Давыдов - Духовнова
21:07
Том 2 Давыдов - Духовнова


Давыдов Владимир Иванович (ум.2010), директор Вязниковского завода автотракторной осветительной аппаратуры (ОСВАР), награжден орденом Трудового Красного Знамени. Жена - Давыдова Валентина Александровна, научный сотрудник Вязниковского краеведческого музея в 1980-е.
Давыдовский Егор Кузьмич, в 1854 году учитель Вязниковского уездного училища, коллежский асессор.

В.В.Данилов

Данилов Владимир Васильевич (1945-2004). Родился в Тюменской области. С 1969 года работал на заводе осветительной арматуры в г.Вязники (АО «ОСВАР») в должности слесаря-ремонтника 6 разряда. Особенно проявил себя в период строительства завода и пуска новых цехов и оборудования. Активно занимался общественной работой в профсоюзе. В 1977 году награжден медалью «За трудовое отличие».
Дебрский Александр Петрович, священник погоста Дебри Вязниковского уезда в 1895, сын ковровского священника Петра Александровича Дебрского.
Девора, самозванка «Царевна Наталья Алексеевна, сестра императора Петра I» - Девора (монашеское имя), часто посещала Вязники и Вязниковский уезд, жила здесь; предположительно, вязниковка по рождению.
Настоящие имя и жизнь этой самозванки до принятия ею пострига неизвестны. Скорее, всего, она была российской подданной, русской. По неподтвержденным данным, уроженка Нижегородского или соседнего с ним уезда и дворянка. Умела читать и писать. Исповедовала православие, но неофициальное - принадлежала к поповщине, одному из направлений старообрядчества. Когда и при каких обстоятельствах она приняла постриг, мы не знаем.
Уже примерно в 1706/1707 году «оная Девора с протчими старицами жила в Керженском лесу за Пафнутьевом починком в кельях». Скорее всего, там она и «проявилась». Это произошло, видимо, вскоре после 18 июня 1716 года - даты смерти настоящей царевны Натальи.
На первый взгляд, странно, что Девора (раскольница!) выдавала себя за любимую сестру Петра I (антихриста в глазах староверов) - женщину, которая одной из первых стала вести себя на западный манер. К тому же молва обвиняла Наталью в том, что она рассорила Петра с его первой женой. Очевидно, самозванка изображала не ту царевну, которая жила во дворце, а другую - «подлинную». По стране гуляли слухи, что царствует «немец», которым подменили малолетнего Петра. Были уверены в этом и керженские староверы - в частности, знакомый с Деворой старец Пахомий. Возможно, самозванка тоже использовала мотив подмены, создавая свою мифическую биографию, - к примеру, рассказывала, что и ее в детстве заменили «немкой», отдав на воспитание в дворянскую семью.
В новом качестве Девора установила связи с муромско-вязниковскими староверами -причем, вместе с поповцами - и стала получать от них все необходимое. Несколько раз посещала Муром и Вязники, путешествовала по Нижегородскому уезду. В конце концов, она фактически возглавила региональную общину поповцев, а также, вполне возможно, стала одним из лидеров поповщины в общероссийском масштабе.
Примерно в 1730 Девора поселилась в лесах Муромского уезда «за Окою Рекою». Она и ее соратницы покинули Керженец потому, «что в том лесу кельи их згорели (видимо от рук сыщиков)».
Но, возможно переселение было вызвано и появлением у самозванки недоброжелателей в среде местных «старцев». Согласно одному неподтвержденному доносу, кто-то из керженских поповцев узнал о нецарском происхождении Деворы.
В муромском скиту, помимо «стариц» Анфисы, Авдотьи (Евдокии), Иринархи, с Деворой жили и другие приверженцы ее «согласия» (поповщины) - «старики и трудники», «черницы, и бельцы и белицы». По словам «девки» Матрены Васильевой, которая у той «старицы жила с год» (в 1730-1731), Девора «царевною себя называет, и тое де старицу все живущие в муромских лесах старицы и белицы за царевну почитают. Да к той же старице посылают всякого съестного припасу муромцы... Данила Железняков, Федор Мяздриков и Павел Самарин для того, что де оные муромцы с тою старицею в расколе в поповщине согласны, и оные де муромцы за царевну ее почитают же». Муромец Григорий Пашин стал даже проводником к скиту самозванки - после того, как в 1732 он «к той Деворе в кельи провожал жить» свою сестру Марью и дал «милостыню» отшельницам. Навещал «царевну» и вязниковец Федор Малюшин. Так, зимой 1732 он привозил обитателям ее скита «на пропитание всякого хлебного запаса».
В 1731-1732 в новом скиту Деворы было пополнение. Во-первых, появилась монахиня Анисья. Правда, мы знаем только, что ранее она была «девкой» и что Девора «постригла ее собою». Во-вторых, самозванка привезла к себе «девку» Прасковью - дочь Ивана Бирюкова, крестьянина деревни Десницевой Владимирского уезда. Прасковья «жила у ней, старицы, в ските полгода» и хотя верила, что «оная старица - не простая: она де царевна», тем не менее, пошла ей наперекор. Вот как «девка» вспоминала об этом: «...И хотела де меня постричь, токмо де я постритца сама не захотела и уехала де домой по-прежнему». В-третьих, некоторое время «жили в одном ските с старицей Деворой и на нее стряпали» Данила Афанасьев и его племянник Петр - беглые крестьяне князя С.Г. Долгорукова, жившие до того в деревне Польце Муромского уезда.
Между 1731 и 1734 годами при Деворе на положении «бельца», видимо, жил какое-то время «расколоучитель»-поповец Петр Пляшниковский (поскольку он позднее бывал у нее как старый знакомый). Примерно тогда же «у той Деворы жил же и строил кельи» Иван Фролов Большой - крестьянин деревни Высокой (Высоково) Муромского уезда. После этого он был проводником до скита «царевны» и даже привез Деворе свою сестру Феклу (по ее же просьбе). Та постриглась в скиту, получив имя Федосья.
«И оную де старицу Девору... все живущие в том ее ските черницы и бельцы и белицы,... и вязниковцы, и протчие, которые тое Девору знали, называли царевною и прикладывалиь к руке ее, Девориной, вменяя подлинно за царевну». В ответ «оная де Девора в праздники Господцкия пекла сама просфиры и раздавала в ските своем всем имеющимся старицам и белицам, вменяя вместо антидора».
Благодаря многочисленным подношениям и пожертвованиям, самозванка разбогатела. Она купила у некоего Гостева землю в муромских лесах, на которой начала строить новые кельи. При этом богатство лжецаревны служило доказательством ее «подлинности». Например, вот как рассуждал «расколоучитель» Борис Словущий, крестьянин деревни Петриной дворцовой Ярополческой волости  Вязниковского   уезда: «у простой де столко денег не будет; либо де она царица, либо царскова рода».
Уже до конца 1731 Девора из Муромского скита съездила в Москву. Иван Емельянов, крестьянин деревни Шустовой Муромского уезда, рассказывал, что «возил де он старицу... которая де называла себя царевною, из Мурома в Москву... А что де та старица подлинно царевна, о том де ему подлинно ведомо от муромских жителей от Данила Железникова и  Федора  Мяздри-кова. И как де он, Иван, тое старицу привез в Москву, и в дом де, в котором она жила, приезжали знатные господа к той старице на поклон. И для того де он, Иван, тое старицу признавает за царевну».
Рассказчик также отмечал, что он «потаенную царевну возил в Москву з другими некоими, а не один» и что «оная старица в Москве жила в монастыре в каменной полате».
Кроме того, Девора посещала, как и раньше,  Вязниковскую  слободу и, переходя из дома в дом, жила у местных поповцев, которые ее «называли царевною и прикладывались к руке, вменяя подлинно за царевну». Ее путь к Вязникам и обратно лежал по-прежнему через Муром, где она, видно, тоже бывала не раз. Известие, датированное концом 1732 года, гласит: «...Которая из муромских лесов старица-царевна староверка когда того города Мурома в доме у... Данила Железникова бывала, и ту де царевну зять ево Павел Самарин, и  Федор  Мяздриков, и муромский же де их комиссар Осип Иванов сын Названов, и муромцы ж де Иван Стулов и Григорей Федоров сын Пашин с протчими за царевну почитают подлинно...».
Итак, местные поповцы были в основном сторонниками самозванки. Группу же сочувствующих (знали о «царевне», но не доносили и даже рассказывали о ней другим, хотя по указу от 10 апреля 1730 за это их ждала смерть) составляли те представители беспоповщины, которые были связаны со старцем Пахомием. Они не считали поповцев еретиками, хотя часто спорили с ними.
Мы знаем о двух диспутах между поповцами и беспоповцами - оба были в Муроме: один - в доме Павла Самарина (конец 1732), другой - в доме земского писаря Александра Герасимова (6 января 1734). Девора почему-то на них не присутствовала. Возможно, это был ее выбор, а, может быть, ее и не звали. Народное сознание того времени было патриархальным, и женщина (даже на троне!) считалась неполноценным существом.
Примерно в конце 1733 года Девора из лесного скита «уехала с пришедшим к ней ис Полши дьячком... на реку Ветку в монастырь». С собою лжецаревна взяла старицу Анфису. По пути она остановилась у Федора Бирюкова в селе Богоявленском Владимирского уезда: «И оной Бирюков с сыном и с прилучившимися подлинно ее за царевну почитали». Затем Девора, по идее, должна была проехать через Муром.
В январе-феврале 1734 она какое-то время жила в Вязниках. Сначала «царевна» остановилась у вдовы Дарьи Астафьевой, потом переехала к ее сестре Анне. При этом «оная старица... ходила белицею девкою в шапке и въ юпке». Затем самозванка перебралась в Вязниках же в дом вдовы Татьяны Турицы. В этот период с ней также общались и «почитали ее за царевну» вдова Фетинья, Рукавишниковы, Малаховы, Котельниковы «и другия вязниковцы». Им Девора говорила, «что хочет ехат в Москву к дочере помянутой Дарьи Остафьевой, которая ту царевну знала ж...». Из Москвы дальнейший путь «царевны», видимо, лежал в Стародуб, а далее - в пограничные с Речью Посполитой леса.
Примерно с лета 1734 она жила в Ветке с Анфисой. Позднее туда прибыли старицы Авдотья, Анисья и «белица» Марья Пашина. Последняя там приняла постриг и получила имя Маланья. Где-то в начале 1735 Маланья и Авдотья отправились обратно в Муромский уезд. Скорее всего, они и принесли весть, что «царевна», вернувшись в Россию, сменит место жительства.
Эту новость весной 1735 «расколоучитель» Василий Шивка (крестьянин деревни Селивановой Муромского уезда) изложил так: «В муромских де лесах жила старица, которая называла себя царевною... и ис тех де муромских лесов ездила в Польшу и хочет поселится в кадомских лесах, которые от города Касимова в близости, о чем ведают муромцы Данила Железняков и Федор Мяздриков». («Кадомские леса» были от скита Деворы примерно в 65 верстах). Но был и другой вариант этой новости - «что та царевна ис Полши выехала и хочет поселитца в кириловских лесах в Керенском, понеже де те лесы великии и крепких мест много...». ««
Не исключено, что желание Деворы покинуть Ветку было вызвано недоверием к ней, возникшим в среде тамошних обитателей. В конце 1736 или начале 1737 беглый поп-вязниковец Иван Васильев, вернувшийся из Ветки, отозвался о Деворе так: «Та де старица - воровка и обманщица». Как бы то ни было, отъезд лжецаревны оказался вынужденным. В марте-августе 1735 российские войска разорили Ветку и схватили большую часть ее жителей. Деворе же удалось ускользнуть.
В конце 1735 она со свитой тайно добралась до слободы Мглинки Почепского уезда и нашла приют у тамошнего войта (выборного управителя) Федота Ларионова. Тот, будучи тайным старовером, помогал собратьям - «высланных из местечка Ветки российского народу разных чинов людей росколщиков (которых велено было ловить и приводить, где указом повелено) не токмо [не] ловил, но от того их охранял и тайно близ той слободы в лесу содержал». Правда, на следствии бывший войт сознался лишь в том, что «были у него... расколнической слободы Елейки расколницы черницы человек с шесть (а имян их не знает) для прошения милостыни, и он... тех расколниц в доме у себя накормил, и оныя расколницы у него ночевали одну ночь и пошли в означенную слободу Елейку по-прежнему».
Скорее всего, Девору на пути в Москву схватили и в соответствии с указами как «раскольницу»-монахиню, вышедшую с Ветки, сослали «внутрь России» в монастырь под строгий надзор.
Дедов Виталий Сергеевич (р.1932), с 1969 по 1992 помощник генерального директора по кадрам, быту и режиму Вязниковского завода автотракторной арматуры (ОСВАР). Уроженец Курганской области. Окончил в Кургане сельскохозяйственный техникум по специальности «экономика», до армии работал ревизором райсельхозотдела, служил в ГДР в 11-й танковой дивизии, в Дрездене окончил танковое училище (1950), после службы работал в Кургане инструктором по физкультуре. Во время освоения целины работал инструктором райкома комсомола, а затем первым секретарем Глядянского РК ВЛКСМ.

В.С.Дедов. Фото 1969 года

Женился и переехал на родину жены - в Вязники. Жена Лия Владимировна, в девичестве Кузьмина, - коренная вязниковка (см. Битуновы - родственники с улицы Хорохонова), окончила Вязниковское педучилище, получила направление в село Глядянка Курганской области, работала  преподавателем математики и физики, пришла вставать на комсомольский учет в райком, где первым секретарем был Виталий Дедов. Встреча, как оказалось, стала предвестницей долгой и счастливой совместной жизни: в марте 2016 Дедовы сыграли бриллиантовую свадьбу - 60 лет в браке.  Старший сын, Андрей Витальевич (р.1957), работает в Газпроме в Москве; младший, Денис Витальевич (р.1967), - в Нижнем Новгороде, окончил два института, радиоинженер, имеет свою компьютерную фирму.
После переезда в Вязники Виталий Сергеевич Дедов избирался депутатом Вязниковского горсовета, был председателем ревизионной комиссии ГК КПСС, 20 лет был председателем участковой избирательной комиссии в школе № 10 им. С.М.Кирова, организовывал шефскую работу школы и завода. Три года был освобожденным секретарем парткома завода ОСВАР, осуществлял партконтроль за строительством жилых домов, их приемкой и эксплуатацией. Организовал распределение квартир до сдачи дома, чтобы будущие жители контролировали ход стройки, участвовали в строительстве и отделке для ускорения сдачи объектов. Был налажен контроль за комплектацией двух детских садов, осуществлялся подбор кадров, органи-зовано шефство над группами детских садов и цехами завода. Шефство было организовано и при строительстве ПТУ №20 и школы №6, что позволило укомплектовать помещения и решить вопрос с кадрами. В.С.Дедов награжден медалями «За освоение целинных и залежных земель» и «За трудовую доблесть». В 1982 и 1985 г.г. награжден грамотой и благодарственным письмом министерства автомобильной промышленности СССР.

 

Знамя Вязниковского завода осветительной арматуры несет В.С.Дедов. 1 мая 1987 года

Дейч Александр Владимирович (р.1970), родился в Вязниках. Отец - Дейч Владимир Михайлович, майор, служил в ИК-4. Мать, Татьяна Алексеевна, работала в Вязниковском тресте столовых. А.В.Дейч окончил школу № 9 и Вязниковский механико-технологический техникум (1989). Служил в войсках госбезопасности в Кремле. С осени 1991 - сотрудник уголовно-исполнительной системы в городе Вязники. Заочно окончил Московский юридический институт МВД РФ.
В 1999 был направлен в Чеченскую Республику в составе сводного отряда спецназа для поддержания и наведения конституционного порядка. Указом Президента РФ награжден медалью Суворова (2000), приказом Министерства юстиции РФ - медалью «За службу» (2001).
В звании майора вышел в отставку. Жена - Багрова Светлана Валерьевна.
Дейч Михаил Лейбович (1925-1995), начальник следственного отделения Вязниковской милиции. Уроженец Житомирской области, эвакуирован в первые дни Великой Отечественной войны в Среднюю Азию. В 1942 пошел добровольцем в Красную Армию, был зачислен курсантом танкового училища самоходной артиллерии, по окончании которого воевал на 3-м Белорусском фронте командиром противотанковой СУ-76 953-го легкого самоходного артиллерийского Новобугского Краснознаменного ордена Александра Невского полка. В марте 1945 под Кенигсбергом, получив тяжелое ранение и пройдя десятки медсанбатов и госпиталей, оказался в г. Вязники, в эвакогоспитале № 1892. С этим городом и связал М.Л.Дейч свою судьбу. После войны он окончил Вязниковский льнотехникум, затем Московский Всесоюзный юридический заочный институт. Был призван для работы в органы милиции, впоследствии возглавил следственное отделение Вязниковского ГОВД. Имел глубокие профессиональные знания. Руководимое им  следственное отделение считалось одним из лучших в области. За проявленные отвагу и мужество Михаил Лейбович награжден орденом Красной Звезды, медалями «За взятие Кенигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.». Вышел на пенсию по выслуге лет в звании подполковника милиции. Жена - Скосырева (Дейч) Зоя Дмитриевна, медицинский работник. Сын, Дейч Владимир Михайлович, майор вязниковской ИК-4. Дочь, Дейч (Белякова) Тамара Михайловна, педагог, живет с семьей в Нижнем Новгороде.
Демидов Александр Васильевич (1872-1947), старший сын вязниковского фабриканта В.В.Демидова, проживал в Москве, стал первым председателем Всероссийского Общества льнопромышленников (1906),  депутатом Государственной Думы Российской империи I созыва. Окончил Московское Императорское техническое училище.
Занимался предпринимательством: был директором правления льнопрядильной и полотняной фабрики товарищества Демидовых в г. Вязники, удостоен звания мануфактур-советника. Был и общественным деятелем: избирался гласным Вязниковского уездного и Владимирского губернского земских собраний, гласным Вязниковской городской Думы, состоял членом Московского общества распространения коммерческого образования. На выборы в I Государственную Думу шел как беспартийный.
От кадетов его отделяла разница в воззрениях на автономию Польши, от «Союза 17 октября» - излишняя близость «октябристов» к правительству. 26 марта 1906 А.В.Демидов был избран в Государственную Думу I созыва от общего состава выборщиков Владимирского губернского избирательного собрания. По одним данным, оставался беспартийным, по другим - был членом фракции Мирного обновления. Состоял членом финансовой комиссии.
Являлся владельцем особняка в стиле модерн в Москве (построен в 1912 архитектором К.С.Разумовым, находится на ул. Садовой-Кудринской, 17 (ныне посольство Пакистана). После Октябрьской революции А.В.Демидов эмигрировал во Францию. В 1926 был делегатом Российского Зарубежного съезда в Париже от русской эмиграции во Франции. Член Российского торгово-промышленного и финансового союза. В 1929 на собрании Союза сделал доклад об экономическом развитии России после большевизма. Работал таксистом. Похоронен в Париже.
Демидов Андрей Васильевич (1878-1926), младший сын В.В.Демидова, непо-средственно занимался делами Товарищества братьев Демидовых, жил в Вязниках. В эмиграции - товарищ председателя Русского торгово-промышленного комитета в Чехии. Умер в возрасте 48 лет в санатории Матлиары в Словакии.
Об этом сообщала газета «Возрождение» Париж, 1926, 30 июня, № 393.
Демидов Василий Васильевич, один из наследников В.Ф.Демидова, возгла-вивший «Товарищество В.Ф.Демидова с сыновьями». В 1882 на месте льнопрядильной основал бумагооберточную фабрику, выпускавшую 100 пудов бумаги в год. Работала она до 1905. На фабриках Демидовых в Вязниках трудилось около 4 тысяч человек. Дети В.В.Демидова Александр, Николай и Андрей на месте бумагооберточной открыли ново-ткацкую фабрику. В советское время (1929) на месте нескольких мелких демидовских предприятий суммарно на 400 ткацких станков и машин приготовительного и отбельного производств было построено огромное здание фабрики «Свободный пролетарий» почти на две тысячи единиц оборудования, включая около 1500 ткацких станков. Ярцевская фабрика Демидова сохранилась в первозданном виде, сменилось оборудование и условия труда и жизни текстильщиков.
Демидов Василий Федорович, сын Ф.П.Демидова, развивал дело отца. В 1834 купил полотняную фабрику, а в 1858 построил Ярцевскую фабрику, ставшую первой и самой крупной механизированной льняной фабрикой во Владимирской губернии.
Демидов Николай Васильевич, средний сын В.В.Демидова, жил в Москве.
Демидов Федор Петрович, мстёрский крестьянин, впоследствии вязниковский купец, старообрядец, первым из династии Демидовых переселился в Вязники, купив ткацкую фабрику у Василия Водовозова. О династии Демидовых см. еще том 1, стр. 86-88.
Демидова (Саблина) Тамара Васильевна (1880-1960), одна из дочерей вязниковского фабриканта Василия Васильевича Демидова и Марии Андреевны Ореховой (см. том 1, стр. 86), была замужем за известным в царской России врачом-психиатром, книгоиздателем и переводчиком Владимиром Михайловичем Саблиным (1872-1916). Рекомендуя студента-медика Владимира Саблина практикантом в больницу, Антон Павлович Чехов пишет о нем: «...Человек он здоровый, трезвый, серьезный, не избалованный, знает языки, может переводить, вести отчетность...». Владимир Михайлович владел французским, немецким, итальянским, шведским языками; пьесы в его переводе ставились в МХТ и театре Корша. Первой женой Саблина (до Т.В.Демидовой) была Варвара Федоровна - дочь антрепренера Корша. Конный завод Т.В.Саблиной, страстной лошадницы, был занесен в российские каталоги.  Лошади были не только для хозяйства и выездов: хозяева держали даже какую-то малорослую кобылку, на которой раз-решалось кататься детям. Ухаживал конюх Василий. У Т.В.Саблиной-Демидовой было трое детей:
Наталья Владимировна Саблина (1906-1979), была замужем за А.В.Алексеевым - инженером, лауреатом Сталинской премии. Татьяна Владимировна Саблина (1909-1933), умерла от заражения крови после ограбления и ранения (16 ножевых ран) в подмосковном Царицыно. Всеволод Владимирович Саблин (1913-1952), окончил Литературный институт им. М.Горького (1937).  Автор книг: «Чрезвычайный комиссар» (1938, в соавт. с 3. Фазиным, выдержала 12 изданий, переведена на английский  и немецкий языки), «Сын народа», «Глубоко под землей» (1950), «Батька Минай» (1958). Участник Великой Отечественной войны, в 1943-1944 - корреспондент Главного штаба партизанского движения. Награжден медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. Похоронен на Вагань-ковском кладбище.
В Москве Саблины жили на Новинском бульваре, в одном из «домов Плевако». Известный юрист Ф.Н.Плевако стал приемным отцом Т.В.Демидовой-Саблиной после его женитьбы на матери Тамары Васильевны, вязниковской купчихе М.А.Демидовой и смерти ее первого мужа Василия Васильевича Демидова.

 

Сестры с детьми жили в имении каждое лето вплоть до 1918, когда все движимое и недвижимое имущество было конфисковано и передано в ведение волостного исполнительного комитета Совета депутатов.
На фото: Тамара Васильевна Саблина и ее брат.
Демидова Фаина Григорьевна (1936-2016), заслуженный работник культуры РСФСР (1982), родилась в д. Арменово Паустовского сельского Совета Вязниковского района в крестьянской семье. Член КПСС с 1960. Окончила Владимирский библиотечный техникум в 1955. Трудовую деятельность начала в 1952 курьером фабрики «Октябрьская революция» Вязниковского района, два года заведовала Козловской сельской библиотекой. Затем работала счетоводом-кассиром 2-й горбольницы г. Коврова, зав. абонементом библиотеки клуба завода им. В.А.Дегтярева, лаборантом, счетоводом фабрики «Октябрьская революция».

Ф.Г.Демидова

С 1961 по 1965 была директором Успенской сельской библиотеки, затем секретарем партийного комитета совхоза «Октябрьский». С 1967 по 1991 ра-ботала заведующей отделом культуры Вязниковского райисполкома, в 1992-1994 - специалистом отдела социальной службы района. Фаина Григорьевна избиралась депутатом Вязниковского районного Совета депутатов трудящихся в течение 8 созывов, была председателем постоянной комиссии райсовета по делам молодёжи, членом областного совета профсоюзов, с 1991 по 2001  - секретарем районного совета ветеранов. Награждена  медалями «За трудовую доблесть», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И.Ленина», «Ветеран труда», «90 лет Октябрьской революции», знаками «50 лет СССР» (1972), «Победитель социалистического соревнования» (1974), «Лучший распространитель пе-чати на селе» (1980).
Денисов Александр Петрович (р.1931), советский футболист, нападающий. Мастер спорта СССР (1956). Родился в д. Дудкино Вязниковского района Владимирской области. Когда семья переехала в г. Горький, Александр под руководством отца начал играть в футбол.
Уже в 1946 стал чемпионом первенства железных дорог СССР в составе «Локомотива» (Горький). В 1947 играл в дублирующем составе московского «Локомотива», куда был приглашен Борисом Апухтиным. В 1949-1954 выступал за горьковское «Торпедо», в 1951 и 1954 сыграл 26 игр, забил два мяча в классе «А». Три следующих сезона отыграл в ленинградском «Зените»; провел, по разным данным, 39 или 40 матчей, забил 11 мячей, в 1955 стал лучшим бомбардиром команды.
Выступал за «Адмиралтеец» (1957-1958), «Черноморец» (Одесса) (1959), «Торпедо» (Горький) (1960). Позже выступал в чемпионате Ленинграда за ГОМЗ (1960-1961), «Адмиралтеец» (1962), «Кировский завод» (1963).
В 1956 в составе сборной Ленинграда занял 4 место на Спартакиаде народов СССР, за что ему было присвоено звание «Мастер спорта СССР».
В 1960 окончил Ленинградский техникум физкультуры, в 1966 - ГОЛИФК имени П.Ф.Лесгафта. В качестве судьи республиканской категории обслуживал соревнования Ленинграда и области. Тренировал команду Кировского завода, ДЮШ Василеостровского района, «Горняк» (Ленинград). Работал старшим преподавателем кафедры физического воспитания Горного института (1966-1967). Во время матча на первенство Ленинграда получил травму, перенес ряд операций, но в итоге потерял зрение. Награжден медалью «Ветеран труда», грамотой РФС (1997).
Денисюк Иван Иванович (р.1941). Родился в Вязниках, окончил среднюю школу № 3 им. В.И.Ленина (1959). В 1962 поступил в музыкальное училище г. Дзержинска Горьковской области. Во время учебы был призван в ряды Советской Армии (1965-1968), полный курс училища окончил в 1969. С 1969 по 1971 руководил оркестром в ДК им. 50-летия Октября, с 1971 по 1975 учился в высшей профсоюзной школе культуры в г. Ленинграда. С 1975 по 1983 работал в ДК строителей  комбината ВХС г. Северодонецка Ворошиловградской (ныне Луганской) области на Украине. В 1983 И.И.Денисюк вернулся в Вязники и работал директором ДК им. 50-летия Октября (по 1987), один год был руководителем духового оркестра – начальником штаба ГО фабрики им. Парижской коммуны, еще два года работал с духовым оркестром в школе № 9 (по 1990). С 1990 Денисюк – педагог и руководитель отдела духовых и ударных инструментов ДШИ им. Л.И.Ошанина.
Ученики отдела ежегодно принимают участие в конкурсах различного уровня, являются лауреатами и дипломантами областных конкурсов, Всероссийского конкурса «Серебряные трубы» в г. Владимире. Под руководством И.И.Денисюка духовой оркестр учащихся школы – постоянный участник областного фестиваля духовых оркестров «Серебряные трубы» в п. Ставрово (диплом за высокое профмастерство). Коллектив неоднократно принимал участие в юбилейных торжествах и мероприятиях в г. Владимире как самостоятельный коллектив и в составе сводного духового оркестра учащихся музыкальных школ и школ искусств области. И.И.Денисюк проявил себя как яркий пропагандист духовой музыки; выступил инициатором и организатором ряда мероприятий городского и районного масштаба, посвященных духовой музыке. Награжден Почетной грамотой Министерства культуры РФ и Российского профсоюза работников культуры Владимирской области (2002), Благодарностью департамента по культуре администрации области (2011), Почетной грамотой ВО ПОО «Милосердие и порядок» (2016). Стаж работы в культуре – более 45 лет.
Диев Владимир Осипович, актер Государственного академического Малого театра (с 26 августа 1937 по 1 января 1949), режиссер студенческого театра МГУ им. М.В.Ломоносова. Родился в Вязниках, работал в Лукнове, играть начал на самодеятельной сцене клуба фабрики им. Ф.Энгельса.
Дикарев Михаил Иванович. Начинал работать иконописцем в с. Мстёра в мастерской В.О.Шитова. В конце 70-х годов XIX века переезжает в Москву, устраивается на работу в иконописную мастерскую братьев Чириковых. Работает иконописцем и реставратором, становится членом Общества любителей духовного просвещения при МАО. В 1882  восстановил две иконы из Спасо-Преображенского собора в Переяславле-Залесском.
Дмитриев Григорий Иванович (р.1929), ведущий научный сотрудник группы реконструктивно-пластической хирургии ФГБУ «Нижегородский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии», доктор медицинских наук, профессор, лауреат премии Правительства РФ (1998).  Родился в д. Кика Вязниковского района Владимирской области в мно-годетной семье учителя. После окончания с отличием фельдшерско-акушерской школы (на базе семилетки) работал фельдшером в  фабричном здравпункте и одновременно учился в вечерней школе рабочей молодежи. Был отличником учебы.

Г.И.Дмитриев

В 1949,  выдержав большой конкурс, стал студентом Горьковского мединститута, был сталинским стипендиатом.  Как отличник был направлен на учебу на военно-морской факультет при 1-ом Ленинградском медицинском институте имени академика И.П. Павлова. В 1955, завершив учебу с красным дипломом, два года проходил действительную военную службу на кораблях Тихоокеанского флота в качестве начальника медицинской службы, после чего вернулся в Горький.   В 1965 защитил кандидатскую диссертацию по теме: «Кожная пластика при лечении рубцовых контрактур верхних конечностей после глубоких ожогов», в 1986  - докторскую диссертацию по теме: «Реконструктивно-восстановительная хирургия в системе медицинской реабилитации больных с последствиями ожогов». Г.И.Дмитриев уже более полувека возвращает здоровье несчастным, получившим ожоги тела. В середине восьмидесятых годов прошлого столетия после трагедии в Уфе при пожаре на нефтепроводе пострадали сотни пассажиров поезда, попавшего в зону его взрыва. Казалось, что перед тяжелыми травмами, которые получили пассажиры, медики бессильны. Однако большинство тех пациентов тогда были спасены и вер-нулись в свои дома. Григорий Иванович  был в числе спасателей, которые сутками находились в стационаре, делая все необходимое для облегчения страданий несчастных людей. Им впервые разработаны и созданы принципиально новая прогрессивная система реабилитации обожженных, схема оказания экстренной медицинской помощи при массовых ожоговых поражениях, морфологическая классификация послеожоговых рубцов. Г.И.Дмитриев принимал активное участие в развитии специализированной помощи больным с ожогами в России (организация областных ожоговых отделений, подготовка специалистов-комбустиологов на рабочем месте и на циклах усовершенствования, проведение семинаров). Он имеет 49 изобретений, которые внедрены в Российском ожоговом центре, 300 опубликованных научных работ, в том числе 3 монографии. Является действительным членом Ассоциации хирургов им. Н.И.Пирогова, про-блемной комиссии «Термические поражения» Министерства здравоохране-ния и социального развития РФ, а также членом Всероссийского общественного объединения комбустиологов - «Мир без ожогов», Нижегородской ассоциации травматологов-ортопедов. Григорий Иванович награжден орденом Дружбы, медалями, почетными знаками  «Отличник изобретательства и рационализации», «Изобретатель СССР», «Лучший рационализатор Нижегородской области». Дети Григория Ивановича - сын Дмитрий и дочь Ольга - тоже стали врачами. Работает в Саратове еще один доктор Дмитриев - Алексей Дмитриевич, внук Григория Ивановича. А рядом с отцом сейчас работает дочь Ольга Григорьевна, которая стала известным специалистом лечебной физкультуры.
Дмитриевич Петр Ильич, учитель из с. Аннино, родом из-под Нижнего Новгорода, в 1919 агитатор 59-го Вязниковского стрелкового полка.
Дмитриевский Павел Аркадьевич (1911-1970), заслуженный учитель школы РСФСР, отличник народного просвещения. Родился в д. Липки Вязниковского уезда, работать начал в 1928 во Флорищенской начальной школе. С 1935 по 1954 - преподаватель математики, директор Мстёрской школы № 11, с 1954 - заведующий отделом народного образования Вязниковского райисполкома. Показал себя прекрасным организатором, однако по состоянию здоровья с 1965 стал работать учителем ШРМ № 2, а затем инспектором гороно. Награжден орденом «Знак Почета» (в 1 томе на стр 26 есть фото класса с П.А.Дмитриевским).
Доброхотов Симеон Петрович, священник. (Село Старое Татарово Вязниковского уезда). В 1824 окончил Владимирскую духовную семинарию по 2 разряду, в 1825 определен священником в село Старое Татарово Вязниковского уезда. Вышел за штат. На 1873 год заштатный при Покровской церкви села Новое Татарово, получает пенсии 90 рублей в год. Скончался 18.03.1879.
Догадин Александр Михайлович, главный художник мстёрской фабрики «Пролетарское искусство» в 1980-е.
Долбилкин Константин Васильевич (1899-1968), паровозный машинист, первый на станции Вязники секретарь комсомольской ячейки. Избрание прошло 1 сентября 1919 года. Существовавший до этого культурно-просветительный «Союз молодежи» перешел на позиции РКСМ, но официально еще не был зарегистрирован. Ячейка РКП(б) станции Вязники поручила Д.К.Михееву, Н.А.Морозову, К.В.Долбилкину организовать на станции комсомольскую ячейку. Уком РКСМ выдал членские билеты. Первыми комсомольцами были Екатерина, Татьяна и Фаина Чулошниковы, Михаил, Константин и Иван Любавины, Александр Афанасьев, Михаил и Николай Взоровы, Александр Киселев, Иван Савельев, Иван и Герасим Куприяновы, Николай Каныгин.

А.Долгова. Фото Дмитрия Хаберева. Газета «Пролетарий»

Долгова Анна, ткачиха, в 1937 стахановка вязниковской фабрики «Свободный пролетарий», последователь сестер Марии и Евдокии Виноградовых. Пример Анны Долговой вдохновил будущего Героя Со-циалистического Труда Р.А.Гаврилову на переход к обслуживанию 16 ткац-ких станков.
Домрачев Дмитрий, редактор вязниковской газеты «Пролетарий» в середине 1930-х.
Доровских Татьяна Ивановна, мастер спорта по лыжным гонкам. Воспитывалась в детском доме, приехала в Нововязники, в 1950-1960 работала на фабрике им. Розы Люксембург.
Дроздов А.И., рабочий ДЭУ. В 1955, наткнувшись на глиняную кубышку в селе Сарыево, обнаружил в ней мелкие монетки-чешуйки. На лицевой стороне каждой монеты был изображен всадник с копьем. На оборотной стороне можно было прочесть слова: «Царь и великий князь Иван всея Руси», «Царь и великий князь Федор всея Руси». Всего в кубышке оказалось 576 копеек, чеканенных при Иване Суровом и Федоре Ивановиче.
Возможно, клад был спрятан в последний год правления Федора Иоанновича (1598) либо в первые годы правления Бориса Федоровича Годунова (1598-1605). Схожий клад, около шести рублей серебром, копившийся в течение 50-70 лет, полностью мог принадлежать крестьянину с очень скромными доходами.
В XVI веке в Сарыеве было неспокойно. В первый раз село упоминается как «Сарыевская закладница» в духовной грамоте 1521-1522 годов князя И.В.Ромодановского. При Иване IV владельцами назначались то М.И.Воротынский, то В.А.Старицкий, а в 1564 село отписано в опричнину. В 1572-1573 опричнина была заменена «двором», и Сарыево становится дворцовым селом до 1678, когда оно было отдано в вотчину окольничему А.А.Матвееву. Действовала в Сарыеве и церковь Архистратига Михаила, по-строенная в XVI веке, и вполне возможно, что клад мог принадлежать ее при-четнику либо прихожанину. Из публикации директора музея К.Большакова.
Дунайский-Баданов Александр Васильевич (1890-1976). Дополнение том 1, стр. 93. Биография актера и режиссера по исследовательской работе «Жизнь в искусстве: вязниковский актер и режиссер А.В.Дунайский-Баданов». Выполнена учащейся 9 класса Гусевой Анной Алексеевной, научный руководитель учитель истории Опарина Ольга Александровна. 2014 год. Школа № 2 им. В.Н.Кубасова г. Вязники Владимирской обл. Родители будущего режиссера были выходцами из Ковровского уезда Владимирской губернии. Отец, Василий Баданов (отчество неизвестно), был родом из деревни Козлово, а мать (имя и отчество, девичья фамилия неизвестны) - из села Шайкино. В 80-х годах XIX века они выехали на заработки в Пермскую губернию. Там 9 февраля 1890 и рождается у них сын Александр.

А.В.Баданов-Дунайский. Фото школы № 2. В 1 томе ошибочно размещена фотография другого актера Вязниковского
драматического театра

Детство и юность мальчика были очень тяжелыми.  Он рано лишился родителей. Мать умерла, когда ему было всего два с половиной года. Овдовевший отец, занимающийся мелкой торговлей, отдал сына в чужую семью, которая воспитывала мальчика до 1906, дала начальное  образование. В том же году не стало отца, а вскоре умер и глава семьи, приютившей мальчика. Так в 16-летнем возрасте подросток остался круглым сиротой, и начались его «университеты». Служил Александр мальчиком в магазинах Кыштыма и одного из городов на побережье Каспия .
Уже в то время у него зреет тяга к искусству, и он решает перебраться в Москву. Однако добраться до этого города он смог лишь в 1908. Работал учеником служащего при заводской конторе машиностроительного завода акционерного общества «Густав Лист», получая по 15-20 рублей в месяц. Зарабатывая на жизнь, юноша начал сотрудничать в Оперном театре С.И.Зимина, обучался танцам в балетной студии, руководимой Симоновым и Тихомировым. Но грезил драматическим театром, как потом сам писал: «Больше всего увлекался драмой». Чтобы стать артистом драмы, в 1909-1910 обучался в московском театре Ф.А.Корша Там и получил необходимые знания и навыки сценического искусства. В это время в театре Корша была сильная актерская труппа - В.Топорков, Н.Родин, М.Блюменталь-Тамарина. В театре Корша Баданов учился режиссуре у выдающегося мастера, реформатора провинциального театра Н.Н.Синельникова. Пройдя такую передовую школу русского театрального искусства, Александр имел все основания приступить к реализации своих теоретических знаний на практике в драматических труппах, выступающих на сценах московских и про-винциальных театров.
Свою сценическую деятельность А.В.Баданов начал в 20-летнем возрасте в труппе Московского товарищества русских драматических артистов П.М.Морозова-Лаврецкого. В ее составе он приезжал на театральный сезон в Вязники с выездами в города Муром, Кулебаки и Ардатов. И, как рассказала дочь актера, Л.А.Колючкина, дебют ее отца как артиста состоялся именно в Вязниках.
Летом 1910 труппой был поставлен целый ряд спектаклей с участием молодого актера. 15 июля в Летнем парке городского театра в бенефис замечательного артиста С.Ипполитова показывалась драма князя Мышкина «Дело Тарновской», в которой Баданов превосходно сыграл роль защитника Тарновской. Эта роль и стала первой в жизни юноши, начинающего творче-ский путь.
18 июля, в воскресенье, состоялась постановка пьесы А.Бахметьева «Наполеон и Карл Шульмейстер шпион». В ней Баданов успешно выступил в роли дежурного адъютанта. 6 августа зрители увидели комедии «Дорога в ад» С.Сабурова и «Супружеское счастье» Н.Мердера. Баданов великолепно сыграл в них Ульриха и Разина. Однако считал свой дебют неудачным. Он вспоминал: «Первый актерский самостоятельный выезд в провинцию был весьма неудачным. Лето было дождливым, сборы мизерными, в результате по окончании сезона пришлось заложить багаж, чтобы выбраться в Москву». Что делать?
Баданову предложили роль, когда он, 20-летний юноша, должен был сыграть дряхлого старика. С этой ролью он справился блестяще, «подаяний хватило на то, чтобы уехать в Москву». Сам актер позже писал: «Со мной были Грикуров, Голубинский и Ипполитов, большую помощь оказала Варвара Петровна Медведева-Извекова, костюмерша».
С целью испробовать себя на режиссерском поприще А.В.Баданов с 1 ноября 1910 по 1 апреля 1911 служил актером и помощником режиссера московского драматического товарищества артистов под управлением И.И.Смирнова. В этот период труппа гастролировала по разным городам России. И именно тогда молодой режиссер обращается к классике и ставит пьесу Г.Ибсена «Бранд». В ней он сам играет роль доктора, а в программе напротив героя стоит имя актера - Дунайский: псевдоним, которым впоследствии Александр Васильевич пользовался очень часто.
Следующим спектаклем стала пьеса «Мещане», затем «Брачные мостки». Баданов рисовал заставки - декорации для сцен в своих спектаклях. Как режиссер и актер, Дунайский выступал во многих городах России.
Характерной особенностью сценической деятельности Дунайского в летний и осенний театральные сезоны 1911 является освоение нового репертуара. Он выступает в труппах М.Татаринова, П.Зимина, А.Елецкого, гастролирует по многим городам. За 16 месяцев  он приобрел значительный опыт, сформировался как актер и как постановщик.
Но поездки по стране имели и отрицательные стороны. Они отнимали от твор-ческой деятельности много сил и времени - на дорогу, на устройство временного жилья и т.д. Актер хотел попробовать себя на самостоятельном поприще и для этого решил покинуть Москву.
Много поездив по стране, Дунайский все же выбирает Вязники. Ведь именно здесь его родовые корни. В ноябре 1916 он переезжает в Южу и там, в течение почти 8 лет, плодотворно работает режиссером и актером театра-клуба при фабрике известного мецената - миллионера Я.Балина. Как отмечала владимирская пресса в 1926, в Юже «Александра быстро полюбили рабочие, и на спектаклях с его участием зал был набит битком». Из поставленных в этот период им спектаклей можно назвать «Власть тьмы» Л.Толстого, «Девичий переполох» В.Крылова.
В Юже Александр Васильевич возглавлял культурно-просветительную комиссию при фабрике. Примерно в этот же период он женится на «мещанской девице» Лидии Николаевне Плещиной. Бракосочетание совершилось в Смоленской церкви Вязниковского уезда. Через год родилась дочь Тамара, а еще через год - вторая дочь Людмила. В конце июля 1919 А.В.Дунайский был призван в ряды Красной Армии. Службу начал в Вязниках председателем культурно-просветительской комиссии и режиссером драматической труппы артиллерийского дивизиона, а с апреля 1920 стал режиссером и артистом центрального Красноармейского клуба, существовавшего тогда в  Вязниках.
Сюда же переезжает его семья. Селятся все в доме № 8 по улице Благовещен-ской. Здесь рождается третий ребенок Дунайских - Лев. Скоро сам Александр Васильевич демобилизуется из армии и работает режиссером и актером показательной драматической труппы и заведующим художественно-политическим отделом УОНО. В это время он проводит колоссальную работу по организации в городе Вязники культурно-массовой работы, привносит в нее целенаправленность и профессионализм. Одновременно выступает на сцене. Его известность выходит за пределы Владимирской и Ивановской областей. В читальном зале областной библиотеки есть журнал «Театр и музыка», в одной из статей которого говорится о нашем земляке следующее: «Город как в летний сезон, так и в зимний обслуживается профессиональной труппой под режиссерством А.В. Дунайского-Баданова. К участию в спектаклях привлекаются местные любительские силы и рабочая молодежь… Труппа пользуется большим успехом. Два раза в месяц любительские спектакли». Но дело не ограничивалось только спектаклями. Дунайский с коллегами организовал для горожан и красноармейцев праздничные вечера с концертами и танцами.
Сообщениями о сценической и общественной  деятельности Дунайского в Вязниках в начале 20-х годов была насыщена и городская, и областная пресса.
Много работал режиссер  и над организацией новых любительских кружков драмы. Так, с ноября 1922 по январь 1924 он заведовал драмкружком клуба им. Профинтерна фабрики «Свободный пролетарий».
Неугомонная натура актера и режиссера требовала постоянного расширения сферы применения его творческой энергии. Он не ограничивался масштабами Вязников.
Уехал в Муром, где работал главным режиссером театра. Поставил там много спектаклей, сам рисовал эскизы оформления сцены к ним.
Характерно, что Дунайский со всей серьезностью относился даже к незначи-тельным ролям. По этому поводу Г.Алый писал: «Дунайский в своей маленькой роли так искренне переживал, что даже паузы заставляли сочувствовать переживаниям его души, тип создан правдиво и тон взят верный… труппа показала свое настоящее лицо».
После Мурома в Дунайском снова проснулась муза странствий. Он опять работает в Москве, Нижнем Новгороде, где еще более набирается актерского мастерства.
Вернувшись в Вязники, актер в течение года работал в межсоюзном клубе художественным руководителем рабочего кружка.
Знаменательным днем в его жизни стало 11 марта 1926. В этот день Вязниковское отделение Союза работников искусства организовало празднование 15-летия сценической деятельности Дунайского. Поздравления в его адрес шли со всех концов страны.
И еще одно радостное событие случилось в том же году: в Вязниках был открыт первый городской театр. Первой постановкой в нем стала «Снегурочка» А.Островского. Как сообщалось, «…для постановки были пошиты специальные костюмы и написаны декорации, а сама постановка была выдающимся событием в театральной хронике города».
Позже городской театр неоднократно закрывали и открывали, переименовывали. Это было связано с финансовыми затруднениями, не позволяющими создать постоянно действующий театр. Небольшому городу это было не  по карману. Поэтому, когда театр открылся во второй раз, для Дунайского наступил самый плодотворный период: он ставит огромное количество спектаклей. Затем он возглавляет драматические коллективы фабрики им. Парижской коммуны, льнотехникума. Последний, самый продолжительный этап работы А.В.Дунайского в созданном им городском театре длился с января 1937 по 1 августа 1942 года. Это и самый насыщенный по числу сыгранных Александром Васильевичем ролей период. Он исполняет роли Девяткина в пьесе Н.Погодина «Падь Серебряная», фон Вальтера в «Коварстве и любви» Ф.Шиллера, роль Дудкина в пьесе А.Н. Островского «Без вины виноватые» и много других ролей в десятках спектаклей.
1 августа 1942 театр прекратил свое существование из-за начавшейся войны. Дунайского перевели в Ивановский колхозно-совхозный театр, где он и проработал до 1950.
Последние годы жизни Дунайский целиком посвятил пестованию самодеятельных вязниковских драматических коллективов. В течение почти 7 лет он руководил коллективом Дома пионеров, Союза медиков, пожарной охраны, артели «Победа».
В 1950 была поставлена пьеса «Воробьевы горы - о школьной дружбе и товариществе» Симукова.
В спектакле были заняты учащиеся 6-9 классов. В 1956-1957 под руководством Дунайского на базе клуба им. Парижской коммуны («Коминтерн») ставится большое количество спектаклей. Отдельные артисты достигли высокого уровня профессионализма. Любимым делом А.В.Дунайский занимался и в преклонном возрасте. В 1968 он поставил пьесу « Не все коту Масленица», в которой выступил в роли купца Ахова, а летом 1969, в 79-летнем возрасте, в ДК им. 50-летия Октября представил зрителям пьесу В.Розова «Вечно живые», где сыграл роль врача Бороздкина.
На всем протяжении своего творчества А.В.Дунайский безошибочно подбирал коллектив актеров. Для создания правдивых художественных образов он широко использовал такие важные факторы, как декорация, световое и звуковое оформление.
При этом Дунайский находил и привлекал к работе в театре наиболее одаренных и высококвалифицированных музыкантов, танцоров, певцов, художников. Так, вместе с ним плодотворно работали С.Н.Павлов-Русинов, художники Н.В.Лебедев и Ф.К.Козин. Л.А.Колючкина подарила музею школы № 2 портрет своего отца, написанный вязниковским художником Ф. К. Козиным.
Из воспоминаний Л.П.Заказова, который работал некоторое время в драматическом коллективе, которым руководил Александр Васильевич. Однажды Заказов был приглашен в гости к Дунайским, и, уходя, унес с собой подарок - парик, полученный от режиссера для игры в спектакле «Привидение». Этот подарок сейчас находится в школьном музее.
Л. П. Заказов вспоминал, что одной из важнейших особенностей Дунайского как режиссера было то, что он не подавлял творческую инициативу и самостоятельность исполнителя роли, не навязывал своей воли, давал ему возможность раскрыться, дать свое толкование образа.
За 60 лет сценической деятельности А.В.Дунайский поставил более 100 спек-таклей.
В 1995 на День города на здании бывшего городского театра на Благовещенской улице, где разместился районный Дом культуры, была установлена мемориальная доска в память А.В.Дунайского. Автор доски - Леонид Еремеев, барельеф создал А.Н.Сакулин.
Память актера увековечена и в экспозиции школьного музея искусств «Земляки» в вязниковской школе № 2.
Дубинины, братья-изобретатели. Первая установка для перегонки нефти, созданная братьями Дубиниными в 1823, выглядела так: А - железный куб емкостью в сорок ведер; В - медная крышка; С - медная труба, проведенная сквозь деревянный пересек... с одним оборотом в пересеке'; D - деревянное ведро для приемки погона; Е - кирпичная печь; F - топка. Из сорока ведер черной нефти получали шестнадцать ведер погона.

 

 В те годы, когда Овцын создал на севере России свой способ сухой перегонки дерева, русские новаторы, трудившиеся на юге, изобрели перегонку нефти и построили первый в мире нефтеперегонный завод для получения «фотогена», как тогда называли керосин.
«Пионерами этого дела, - писал еще в 1888 историк русской нефтяной промышленности С.И.Гулишамбаров, - являются безвестные труженики, крестьяне графини Паниной Владимирской губернии, села Нижний Ландех - братья Василий, Герасим и Макар Дубинины, построившие первый фотогенный завод в 1823 году в горах Северного Кавказа, близ Грозного. Факт этот замечателен и заслуживает быть занесенным в историю фотогенового производства».
Приоритет Дубининых, установленный на основании архивных документов, получил мировое признание. Еще в 1908  Дармштедтер, дю-Буа Реймонд и Шефер в своем справочнике по истории естествознания и техники писали: «1823 г. Братья Дубинины создали в Моздоке впервые перегонку нефти... В Америке первые опыты ее перегонки совершены Силлиманом в 1833 г.».
Особую заслугу Дубининых составляет то, что они не только изобрели перегонку нефти, но и успешно наладили использование своего изобретения. С 1823  «фотоген» с завода Дубининых стали вывозить «многими тысячами пуд во внутрь России». Дубинины не сделали секрета из своего изобретения, а обучали «тому ремеслу армян и других русских людей», распространяя свое начинание на Кавказе.
В 1846, в связи с ходатайством о предоставлении возможности расширить производство, Дубинины писали, что их продукция «вывозится большим количеством на продажу в Нижегородскую ярмарку, также в Москву и другие разные города Российской империи на продажу купцам и аптекам». Когда в России появился «фотоген», привозимый из-за рубежа, цены на него пришлось снизить втрое из-за наличия производства «сей потребности» на предприятии Дубининых.
Так действовали, как их называют документы, первые изобретатели перегонки нефти, дававшей погон, который не подвергался более никакой и прямо поступал в продажу как готовый осветительный материал» (Гу-лишамбаров).
Дудров Алексей Степанович (1927-2004), директор Вязниковского госплемзавода «Пролетарий», отличник народного просвещения РСФСР. Родился в с. Большая Ижмора Заметчинского района Пензенской области. В 1944-1955 служил в рядах Советской Армии, участвовал в боевых действиях в Корее и Китае. Член КПСС с 1956. После окончания Горьковского сельскохозяйственного института с марта 1960 работал в ГПЗ «Пролетарий» сначала в должности управляющего отделением Глинищи, затем главным агрономом хозяйства. С июля 1968 по август 1990 - директор госплемзавода. Алексей Степанович большое внимание уделял совершенствованию управления хозяйством. В целях повышения рентабельности госплемзавода была создана  цеховая структура организации и управления производственным процессом, поточная система производства молока, внедрены коллективный подряд, бригадные формы труда с оплатой по конечному результату. Хозяйство стало крупнейшим сельхозпредприятием во Владимирской области по производству племенного скота и молока, постоянно добивалось высоких показателей, неоднократно становилось побе-дителем Всесоюзного социалистического соревнования, обладателем переходящего Красного знамени Министерства сельского хозяйства СССР. В 1971 Государственный племенной завод «Пролетарий» был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Большое внимание также уделялось улучшению условий труда, быта и отдыха работников госплемзавода, постоянно оказывалась шефская помощь Сергеевской восьмилетней школе, дошкольным учреждениям. Укреплялась их материальная база, учителя и воспитатели обеспечивались жилплощадью наравне с работниками племзавода, проводилась работа по профессиональной ориентации учащихся. Было построено два детских сада, Дом культуры. А.С.Дудров избирался делегатом XXV съезда КПСС, депутатом Верховного Совета РСФСР (1985). За заслуги перед Родиной  был награжден орденами Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны II степени, медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.», «За победу над Японией», «За освобождение Кореи».

 

Дунайская Людмила Александровна, вместе с Анастасией Молодкиной - первая среди девушек выпускница Вязниковского аэроклуба (на фото выше).
Дурденевский Петр Игнатьевич, инженер-механик фабрик Товарищества Демидовых в 1900-е.
Духовнова Галина Васильевна (р.1951), учитель географии высшей квалификационной категории. Работает в Никологорской школе с 1971, сначала в группе продленного дня, затем старшей пионервожатой, а с 1983 - учителем географии. Награждена Почетной грамотой Министерства образования РФ (2004).

Категория: На семи венцах Клязьмы | Просмотров: 72 | Добавил: Р-6176