Главная » 2014 » Апрель » 16 » Кружева на станции
05:52
Кружева на станции

Кружева на станции

Татьяну Дурасову называют человеком с железными нервами

Отец Татьяны Дурасовой, дежурной по станции Владимир, был известным в Горьком водителем. На борту его роскошного по тем временам красного «Икаруса» красовалась надпись: «Хоккейная команда «Торпедо».

Назначение водителем главной автозаводской команды, в которой одно имя Виктора Коноваленко, вратаря сборной СССР, чего стоило, проходило не абы как – выбирали лучшего. И Татьяна им гордилась…
– Я и сама играла в хоккей, вратарём была, как Коноваленко. Только маски у меня не было, так однажды мне даже шайбой в лоб засветили, – хохочет Татьяна, вспоминая своё детство. – Мне в 64-м семь лет было, когда квартиру родители получили, а до этого в бараке жили. Бывало, горбушку душистого чёрного хлеба, я и сейчас этот запах чувствую, растительным маслом намажешь, солью посыплешь – и на волю, по деревьям лазить. Ох любила я по деревьям на верхотуру забираться! Когда кошку надо с дерева было снять, не пожарным звонили, а за мной прибегали.

Хохочет Татьяна так заразительно, что не сразу и поверишь словам начальника станции Дмитрия Боровика: она человек с железными нервами. Когда ей вручали знак «Почётному железнодорожнику» и всерьёз или шутя назвали самым стрессоустойчивым человеком во Владимире, она вспомнила то, о чём редко кому рассказывала: ей постоянно снится один и тот же сон. Чаще всего он приходит в конце отпуска, когда скучаешь по работе. Обычно снится под утро: она сидит за пультом и видит хвост уходящего поезда, который не успевает выйти из последней стрелки, а в это время… В это время Татьяна просыпается, так и не узнав, что же произошло.

В большинстве профессий отличившихся награждают, когда что-то свершилось. У диспетчера и дежурного по станции наоборот – награда достаётся тому, у кого ничего не произошло. За всю жизнь ни Татьяна, ни её коллеги не могут вспомнить ни одного случая, чтобы ситуация на станции во время дежурства Дурасовой вышла из-под контроля.

Самым сложным называют, пожалуй, лишь то утро, когда локомотив 31-го поезда Киров – Москва сломал два пантографа, находясь в центральной горловине пассажирского парка, где всего пять путей, а в это время с обеих сторон к станции подошли грузовые…

Чтобы понять сложность этой простенькой для иных станций задачки развода поездов, надо знать исторически сложившуюся здешнюю специфику. Станция Владимир вместе с вокзалом, подъездными путями и старинным депо занимают невообразимо узкую полоску между руслом Клязьмы и высоким выступом со знаменитыми соборами древней столицы Руси наверху. Всего пять путей в чётной горловине и семь в нечётной.

Но и эта узость ещё не самое главное. Главное, что во Владимире происходит смена вида тяги с постоянного на переменный ток, соответственно, меняются и локомотивы, которым для манёвров тоже нужны пути разъезда. И тут «лишних» путей в авральной ситуации не найти. Даже плановый пропуск поездов доставляет массу хлопот и диспетчерскому центру в Нижнем, и диспетчерам двух маневровых районов во Владимире.

Но Татьяна, просчитывая перед началом смены варианты пропуска поездов по графику, старается предусмотреть заранее и возможности манёвра. В какой-то мере она выступает здесь в роли провидца, который на три-четыре часа вперёд, а то и на половину смены проигрывает возможные варианты комбинаций пропуска поездов без задержек и чётко по графику. Выбор небольшой, и тем ответственнее каждое решение.

В 6 часов утра, когда у 31-го сломались пантографы, во Владимире как раз отправляются электрички. Татьяна помнит, как заволновались девчонки (в каждом из маневровых районов свой диспетчер), а когда в нижегородском центре сказали: «Берите всё на себя, вам там виднее», она почувствовала какую-то особую сосредоточенность напарницы Татьяны Радченко, слова, и те произносились необычно твёрдым голосом. Они – две Татьяны – в эти минуты были наедине с полосками диспетчерского пульта. И все звуки ушли, отодвинулись за рамки пульта, а они сосредоточенно «расшивали кружева» станции Владимир. И вышли победителями из этой утренней схватки со временем и с дефицитом путей. Ни минуты лишней никто не простоял.

Плести кружева – весьма сложное дело, но мало кто задумывался, насколько трудно их расплетать. Татьяна со своими сослуживцами этим периодически занимается на работе. Не дай бог, распуская кружево, затянуть узел… Термины из области рукоделия «расшивать кружева» и «зашиться» появились здесь с её лёгкой руки давно.

«Кружево плести» у дежурных по станции означает одновременный заход на станцию нескольких поездов по чётному и нечётному пути, выстроившаяся очередь, которая усугубляется во Владимире той самой особой спецификой станции, смена локомотивов, отправление местных поездов на Гусь-Хрустальный, Ковров, Петушки… На пульте диспетчера в этот момент движение действительно напоминает плетение кружев.
– Определяя профессионализм, оценивая работу, мы исходим из главного – умения выходить из нестандартных ситуаций, – говорит Дмитрий Боровик. – В условиях ограниченного количества путей обеспечить бесперебойную работу станции лучше всех может человек с богатым опытом и таким характером, как у Татьяны Николаевны. Она, можно сказать, мозг станции, а её хладнокровие и невозмутимость дорогого стоят.

Устойчивость к стрессам отмечала в Татьяне её любимый преподаватель по ПТЭ и организации движения Анжелика Манавариани ещё в горьковском училище. Это она первой подметила необычный склад её характера – не бояться нестандартных ситуаций, даже словно искать их, а найдя, выходить из них победителем.
– Да, у меня появляется какая-то сконцентрированность, когда другие опускают руки или вообще начинают паниковать, я и сама это замечаю. У меня и сестра Оля такая же, мы ведь с ней близнецы… Она поездной диспетчер в Ярославле. Муж Володя тоже всегда удивляется, особенно всех поражает, что я не умею плакать. Мы же из нижегородских заволжских краёв, там традиции стойкие. Дед Григорий, помню, крут был, мог и ложкой по лбу дать, если первым кто-то начинал есть не по старшинству. А потом, мне кажется, ещё и спорт помог. С детства – лыжи, футбол, волейбол, коньки. Коньками до сих пор увлекаюсь. Вот и подругу Светлану Егорову собираюсь вовлечь в это дело.

Отдых у Татьяны Дурасовой – встреча с подругами и с любимыми племянниками Павликом и Антоном, детьми сестры Ольги, когда те из Ярославля приезжают или когда они с мужем – к ним. Мальчишки её так и зовут второй мамой.

Подавляющее большинство дежурных на станциях сети – женщины. Это обусловлено, наверное, тем, что психика мужчины больше предрасположена к разовым концентрациям в условиях «совершения подвига». Постоянный, длительный, затяжной и монотонный стресс мужчина не в силах вынести, он срывается или начинает снимать его «непроизводственными методами». Женщины в этом случае более стойки. Но и среди них есть своеобразные рекордсмены. Без сомнения, к ним относится и Татьяна Дурасова.

– Как вы отдыхаете от нервных перегрузок?
– С подругами собираемся в кафе у Золотых ворот посидеть, мороженое съесть или ходим на манты. Садимся и сразу же договариваемся: о работе – ни слова! Проходит минут десять… посмотрим друг на друга да как захохочем. Ловим себя на том, что говорим опять про то, как разогнать вечерний традиционный затор или утреннее кружево поездов расплести.

Я прошу её сравнить, как работалось лет пять – семь назад и сегодня.
– С одной стороны, с такой техникой, какая у нас сегодня, легче, – говорит Татьяна, – но у каждого хорошего дела есть и другая сторона. Возьмём график движения. Если когда-то было – чем быстрее, тем лучше, то сегодня это не так, сегодня надо выдержать график даже в том случае, если путь свободен. У меня это вызывает удивление, хотя понимаю, что это связано с общей загрузкой магистрали и даже двух соседних дорог. Я-то вижу ситуацию только на своём участке, но всё равно как-то непривычно, и машинисты удивляются, что приходится без толку стоять, выжидая график. Речь, конечно, идёт о грузовых, с пассажирскими всё понятно. Но грузовые-то можно было бы пропускать и по графику, и по согласованию с Нижним раньше, если впереди везде зелёный. Я бы сказала, что программа оптимизации движения не до конца чётко работает на сети дорог. Мы добились, чтобы движение было строго по графику, а теперь надо, мне кажется, соединить педантичность с простым здравым смыслом, позволить человеку в реальных условиях самому покумекать. Как у космонавтов говорят: перейти на ручное управление. Ну если поезд стоит, а впереди никого нет – чего бы ему не открыть путь?! Не всегда, но такое случается часто. Раньше, до автоматизации процессов, это не было проблемой.

Татьяна Дурасова привыкла мыслить масштабно, подходить к делу по-государственному. Она переживает не только за свой участок, свою станцию и свою магистраль. Она душой болеет за работу всей сети. Будь у неё повыше образование, ей, наверное, было бы по силам заняться «расшивкой кружев» больших масштабов…
– Я и здесь на своём месте, – хохочет Татьяна.
 

Владимир Цыплев
Владимир
Фото автора
Категория: Мой блог | Просмотров: 212 | Добавил: Рэмович