Главная » Статьи » Мои статьи

Василий СТАЛИН, Алексей МИКОЯН, Лев БУЛГАНИН, Борис БОЧКОВ, Александр ЩЕРБАКОВ В ВЯЗНИКОВСКОЙ АВИАШКОЛЕ

Василий СТАЛИН, Алексей МИКОЯН, Лев БУЛГАНИН, Борис БОЧКОВ, Александр ЩЕРБАКОВ В ВЯЗНИКОВСКОЙ АВИАШКОЛЕ


Неизвестные страницы войны

Лётное поле, что в двухстах метрах от железнодорожной линии, видел наверняка каждый пассажир поезда, следующего из Москвы на Горький, но мало кому известно, что вот эта неказистая с виду кочкообразная палестина земли дала стране двенадцать (!) Героев Советского Союза, отряд космонавтов здесь вертолётную подготовку проходил, а недавно тут сделали еще одно открытие. В микрорайоне Нововязники, к 60-летию Победы обновляя мемориал павшим землякам, собирая историю работы местных, тыловых во время войны предприятий, совершенно неожиданно обнаружили уникальные свидетельства о том, что в здешней авиашколе, разместившейся на поле аэроклуба ДОСААФ – ОСОАВИАХИМ, учились дети многих руководителей партии и советского государства. А прибыли они сюда с Василием Иосифовичем Сталиным…

- До начала войны, - рассказывает подполковник запаса Михаил Выдыш, обслуживавший в годы войны самолеты авиаполка, - в Серпухове под Москвой была летно-техническая школа, в которой на 1 разряд КУЛПа готовили на самолетах У-2, на 2 разряд - на самолетах И-15бис. 8 мая 1941 года эскадрилья школы перебазировалась в летний лагерь «Степыгино» у станции Столбовая под Подольском. Потом была передислокация на станцию Ундол, где и застало нас известие о начале войны. В начале октября 1941 года был получен приказ о перебазировании школы в глубокий тыл, на станцию Вязники. Произошло слияние Астафьевской летной школы с нашей Серпуховской, организована, таким образом, Вязниковская военная авиационная лётная школа в составе двух эскадрилий.

Летчиков и техников разместили по частным квартирам местных жителей, а срочнослужащие авиаспециалисты и курсанты поселились в зрительном зале почти на тысячу мест клуба льняной ткацко-прядильной фабрики им. Розы Люксембург. Там в авральном порядке из длинных кресел со спинками были сооружены двухэтажные нары. Много забот легло на плечи интендантской службы: запасов никаких у школы не было. Майору Бочарову и лейтенанту Козюрину вместе в руководством поселка, фабрики и железнодорожной станции пришлось в недельный срок решить многочисленные бытовые вопросы, чтобы позже они не отнимали время от учебы летного состава.
Трудности были после этого некоторое время лишь с обмундированием. Помнится такой эпизод: в самостоятельный полет выпустили в ботинках с утеплительными обмотками на ногах курсанта Рыжова. Кабина самолета была открытого типа, погода не благоприятствовала, с набором высоты ноги, руки окоченели, и Рыжов делает шесть попыток захода, чтобы посадить самолет.

Кажется, что сейчас произойдет непоправимое. Тогда командир отряда Вераховский принимает необычное решение. На борту другого самолета крупно написали слова: «Иди за мной», инструктор лейтенант Гуськов взлетает, пристраивается, дает прочитать курсанту надпись и благополучно выравнивает его на посадку. После того случая в шинелях и ботинках с обмотками было запрещено летать. Около аэродрома устроили в землянке пункт переодевания и пользовались все несколькими летными комплектами.

Несмотря на трудности, обучение шло необычайно интенсивно: фронту требовался квалифицированный летный состав. О качестве преподавания летного дела в школе свидетельствует хотя бы такой факт: осенью 1942 года отряд облетела радостная весть о том, что авиашкола перевооружается на новую технику, на самолеты Ла-5. Пришел приказ перегнать самолеты на базу своими силами. Летный состав не имел ни малейшего опыта полетов на самолетах этого типа, ни одного часа никто не летал на новых машинах, но была основательная теоретическая база, большой общий налет и опыт, а потому в декабре месяце без особой подготовки удалось справиться с переправкой машин, не отрывая летчиков с боевых заданий. 20 машин перегнали с завода без единого замечания лейтенанты Козуев, Сальников, Талаквидзе, Щербаков, Чуланов, Чуркин, Ермаков, Зайцев.

- Эта история с перегоном имела и комичное продолжение, - война есть война, конечно, но и в то время случались казусы. – Вспоминает Михаил Выдыш, - В последний момент, после всех поздравлений с благополучным перегоном новой техники, пришло сообщение, что мы ошибочно перегнали и чужие самолеты, предназначавшиеся Батайскому училищу. Разобрались, из Батайска прилетали к нам коллеги на Ла-5, забрали свои самолеты.

С настоящими трудностями в Вязниках столкнулись, когда приступили к обучению летного состава по полной программе. Полеты продолжались ежедневно без выходных весь световой день с перерывом на обед. Ремонтной базой были определены мастерские местной прядильной фабрики имени Парижской Коммуны. Вся сложность состояла в том, что не было ни одного двухместного самолета для курсанта и инструктора. Перед самостоятельным выпуском на Ла-5 курсантов провозили на Ути-4, хотя у этих самолетов не было ничего общего. Ла-5 имел убирающееся шасси, радиосвязь, посадочные щитки, винт изменяемого шага... Техника пилотирования существенно отличалась.

Главный упор потому был сделан на капитальную теоретическую базу и методическую работу с курсантами. Начальник училища полковник Колпачёв и его зам по лётной подготовке майор Лобочкин, как говорится, дневали и ночевали на службе, и школа была на отличном счету. Может быть, итоги ее работы повлияли и на решение Москвы послать учиться именно сюда, в Вязники спецгруппу курсантов, состоящую из сыновей членов Советского правительства и партии. Возглавляли группу подполковник Трунов и старший лейтенант Щербаков, часто бывал Василий Сталин. Он, вероятно, и посоветовал эту лётную авиационную школу, в которой и сам учился летать еще в Серпухове.

В Вязники приехали сыновья Микояна, Щербакова, Булганина, Иванова, Бочкова и других членов правительства. Вот дальнейший рассказ Михаила Выдыша:

- Их закрепили, помню, в первом звене старшего лейтенанта Зайцева, где я был техником тогда в звании младшего лейтенанта. В 1943 году у нас уже было два двухместных самолета Як-7 и четыре самолета Як-1. Принимать экзамены осенью 1943 года прибыл сам командующий авиацией Московского военного округа генерал-майор Сбытов. Все отлично летали, но курсант Микоян, помню, заслужил особую благодарность командующего. Полеты Микояна с самого начала выделялись профессиональной чистотой взлета, исполнением фигур пилотажа и особенно, можно сказать изящной посадкой.

Учились дети высокопоставленных людей на «отлично» и ничем не отличались в быту от обычных курсантов школы: на местной танцплощадке устраивались танцы под духовой оркестр, где все бывали, сюда и Василий Сталин хаживал во время частых приездов в полк. После войны долгое время по Нововязниках ходили легенда об амурных приключениях ткачих с известными курсантами, а отцовство одного ребенка молва приписывает до сих пор сыну вождя.

- Скорее всего - это не более, чем легенда. – говорит писатель Владимир Михайлович Герасимов, который изучал эту местную историю. - А вообще-то, кто его знает: живые люди-то… молодые все были, на танцы вместе бегали… В общем, у легенды этой есть, конечно, и реальная почва, но как было на самом деле, - теперь уже очень сложно сказать. У тех ткачих теперь давно внуки и правнуки…

В 1944 году поступили новые самолеты. С фронтов приходили все новые известия о подвигах курсантов школы и аэроклуба, который был на этом поле раньше - это были общие успехи. 9 мая 1945-го радио принесло долгожданное известие о капитуляции фашистской Германии. В сентябре 1945-го пришел приказ, и самолеты передали в Борисоглебское и Батайское училища. От имени Верховного главнокомандующего страны Иосифа Виссарионовича Сталина Вязниковской авиационной школе была объявлена Благодарность.

Владимир ЦЫПЛЕВ

Список личного состава: http://tsiplev.ucoz.ru/blog/vjaznikovskaja_aviashkola_v_gody_vojny/2012-01-07-2


Категория: Мои статьи | Добавил: Рэмович (29.01.2012)
Просмотров: 1287 | Теги: Василий Сталин, стас намин, газетный архив цыплева, Алексей Микоян