Главная » 2013 » Октябрь » 17 » Протодьякон Андрей Кураев в Вязниках
18:19
Протодьякон Андрей Кураев в Вязниках

Известный российский богослов и философ Андрей Кураев встретился с вязниковскими заключенными. 

14 октября протодиакон Русской Православной Церкви, профессор Московской духовной академии, старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ посетил  колонию строгого режима №4 и колонию-поселение в деревне Чудиново. Здесь на встречу с ним пришли и местные жители. Специально для беседы с проповедником руководство учреждения выделило помещение столовой… 

Я зашла в зал ближе к концу беседы. На скамейках - более полусотни людей, а в разлившейся тишине не было слышно даже их дыхания. Все словно замерли, устремив глаза на сидящего перед ними невысокого  человека в одежде священника. Зал не слушал – он внимал, в буквальном смысле ловя каждое слово спокойного, глубокого голоса богослова.
 
Андрей Кураев  рассказывал притчу о человеке, пришедшем после смерти к Богу с вопросом: «Где ты был, когда мне было тяжело?». Всевышний указал человеку на две цепочки следов: «Одни – твои, а те, что рядом, – я с тобой иду». Человек возмутился: «Одни следы обрываются как раз тогда, когда мне было особенно трудно, и мне была нужна твоя поддержка. Ты меня бросил!». «Ты ничего не понял»,- ответил Бог – В это время я нес тебя на руках… Бог всегда с вами», - закончил Андрей Кураев… 

После встречи с заключёнными  Андрей Кураев согласился дать небольшое эксклюзивное интервью нашей газете. Мы публикуем ответы богослова практически без купюр.

- Андрей Вячеславович, сегодня мы стали свидетелями яркого примера «живого» миссионерства. Для вас это важно? На мой взгляд, современного  священника чаще услышишь с экрана телевизора, чем  увидишь его живые беседы с людьми…

- Все как раз наоборот. Мое имя хорошо известно благодаря широкому общению в прессе, через Интернет. Но я  знаю многих священников, которые реально проводят жизнь в таком общении, в том числе с заключенными. И опять же надо понять, что, когда священник идет в школу, в тюрьму или больницу, он наносит прямой финансовый ущерб своей семье. Потому что ни заключенные, ни больные, ни дети, ни копеечки не смогут ему дать. Вот если бы он сидел в храме и ждал, когда пригонят очередной «Мерседес» для освещения, тут бы он может что-то и заработал, и в «клюве» детишкам  принес. А здесь нет. И это ежедневный подвиг многих, многих священников. 

Меня, скорее всего, в церковной жизни в свое время вот что напугало: в какую епархию ни приеду, мне рассказывают о священниках, которые ходят по тюрьмам. Я спрашиваю, а кто у вас ходит по университетам?..  Никто… А по тюрьмам – пять человек называют. Получается: «Кто нам социально близок?»  По мне, так должно быть и то, и другое… С университетами у нас пока еще слабое сотрудничество. 

- Сегодня вы  общались с достаточно сложным контингентом. Кого вы увидели - людей разочаровавшихся, потерявших веру в людей и Бога, или еще не нашедших к нему дорогу?
 
 - Я увидел людей, а не контингент, прежде всего. А люди естественно разные. Люди, которые хотят человеческого отношения к себе, чтобы в них видели людей.
 
- Какого  результата вы ждете от этих встреч и возможен ли он?
  
- Он разный. Кто-то сегодня сидел в зале для развлечения - вполне законное желание - разнообразие в обычном распорядке дня. И у многих людей все начинается, так скажем, с туристического интереса, а потом перерастает во что-то более серьезное. Кто-то хотел найти собеседника, найти повод для тренировки  мозгов. У других собственно религиозный интерес. Но вот что меня в очередной раз порадовало, и здесь, и в колонии строгого режима, а особенно это заметно было  там - заключенные активно участвовали в диалоге, никакого мата,  никакого жаргона. Очень грамотно ставились вопросы, велась дискуссия, грамотно аргументировалась своя позиция. И, насколько я понимаю, достойно, с анализом воспринималось, то, что сказал я. В общем, это такая  «интеллигенция» в черных робах.

- Сложно с ней разговаривать?
 
- Сложно в том смысле, что я и обычных-то людей не чувствую себя вправе учить, а людей с таким опытом боли – тем более.
 
- Не вправе учить? И это говорит известный педагог, философ, человек науки и богослов с мировым именем?  Какой же настоящий Андрей Кураев? Что вам ближе, что вторично?
 
- Это только журналисты мне такие вопросы задают, я их себе не задаю. Я протодиакон Андрей Кураев. В этом коктейле много намешено, а вы  секрет кухни хотите открыть - из чего, в какой дозе, да чем приправлен… Как есть так и есть…
  
- Вы воспитывались в обычной советской светской семье. Откуда такая тяга к религии, философии?
  
- Был такой юношеский поиск смысла жизни, поэтому в 19 лет пришло решение креститься. Прошло еще несколько лет, по крайней мере, заканчивая университет, я уже понимал, что моя мечта - семинария. Причем, не столько само священослужение, а хотелось именно, чтобы церковь стала всей моей жизнью… А не эпизодом.
 
- Так сложилось?
 
- Ну, да. Пока она меня терпит.
 
В этом весь Андрей Кураев. Прямолинейный, честный, открытый. 
Ироничный и мудрый. Писатель, публицист, миссионер.

Визит Андрея Кураева  не был официальным. Богослов посетил  Вязники по личной просьбе нашего земляка, пожелавшего остаться неизвестным. Впрочем, мне он представился - раб Божий Алексей.
 
Ирина КУЗЬМИНОВА.

Фото автора. На снимке: протодьякон Андрей Кураев с руководством Вязниковской колонии №4. Опубликовано в вязниковской газете "Маяк" 17 октября 2013 года.


Категория: Смежная информация | Просмотров: 249 | Добавил: Рэмович