Главная » 2013 » Ноябрь » 29 » К 110-летию Е.Д. Подаруева
08:15
К 110-летию Е.Д. Подаруева
ДАЛЕКОЕ- БЛИЗКОЕ

110 лет со дня рождения Е.Д. Подаруева


19 января исполняется 110 лет со дня рождения Евгения Дмитриевича Подаруева - моего «великого дяди» или просто - брата моей бабушки.

Подростку, каким я был в последние годы его жизни, не всегда интересен пожилой человек, он живет в настоящем, строит планы на будущее, но прошлым интересуется крайне редко, даже если это прошлое- судьба твоего родственника.

Но встреча и знакомство с дядей Женей, разговоры с ним, хотя и было их до обидного мало, навсегда врезались в мою память и душу, заставляя меня с пристальным вниманием, уже взрослым, изучить его жизнь, насыщенную событиями, встречами и дружбой с замечательными людьми, статьями в периодике, из текста которых также можно понять, какой он был сам - замечательный и неординарный человек.
 
Таких как он, американцы называют «Self-mаdе man» - человек, сделавший себя сам. Это принято теперь говорить и у нас. А раньше, в советское время, говорили, что человек стал тем, кем стал, исключительно благодаря революции и советской власти. В данном случае верны обе точки зрения, и автобиография Е. Д. Подаруева, найденная мною в архиве ФСБ и собственноручно им написанная, только подтверждает это. (автобиография размещена ЗДЕСЬ). Он - человек без высшего образования, сумел стать замечательным журналистом, начавшим печатать свои злободневные заметки и стихи в начале 1920-х годов, когда ему не было и 18 лет, будучи простым рабочим на текстильной фабрике. Потом была партийная и газетная работа, служба в органах НКВД, заключение в лагере, война, на которой он вновь был востребован как журналист, в послевоенные годы стал членом Союза журналистов СССР. Но куда бы его не забрасывала судьба, он всегда помнил и приезжал на свою родину - г. Вязники, где всегда был желанным гостем, будь то встречи ветеранов комсомольского движения в области, одним из зачинателей которого он был, или праздники поэзии и песни А. Фатьянова, с которым он был лично знаком и любил его творчество, неоднократно упоминая в своих публикациях.
 
…Оглядываясь назад, корю себя, что мало общался со своим «великим дядей». Может оттого хотелось к его 110-летию отыскать в архиве какую-то ранее неизвестную вязниковцам его статью. Надо сказать, нашел такую статью -  материал о самом первом испытании молодого человека на прочность. Статья из газеты «За коммунистический труд» г. Раменского Московской области, опубликованной 15 июля 1985 года.

Константин Целоватов, Москва.

ПЕРВОЕ ИСПЫТАНИЕ

ЧОН… Кому не известно, что означает это емкое слово? В апреле 1919 года было принято постановление о формировании частей особого назначения для оказания помощи молодым органам Советской власти в борьбе с контрреволюцией, несения караульной службы у особо важных объектов. Они создавались при фабрично-заводских партийных ячейках, уездных и губернских комитетах партии, формировались из коммунистов, а затем и из лучших, наиболее активных комсомольцев.

1921 год был особо памятным, знаменательным в моей юности. Меня избрали секретарем комсомольской ячейки льнопрядильной фабрики имени Карла Либкнехта в Вязниках. Спустя несколько месяцев фабричная партячейка приняла меня, тогда семнадцатилетнего юношу, кандидатом в члены партии. В том же 21-м году состоялось мое приобщение к ЧОНу. 
    
- Принимай первое боевое поручение, - сказал мне как-то секретарь партячейки.
В праздничные дни, когда отмечалась четвертая годовщина Октябрьской революции, для охраны некоторых объектов в городе выставлялись чоновские посты.
   
- На один из них назначаешься ты,- говорил секретарь. - Только учти, придется перейти на казарменное положение. Таким у тебя праздник будет…
   
Вскоре я был уже в казарме военкомата… Начальник караула Василий Вершинин вручил мне знакомую по всеобучу винтовку и обойму патронов. С наступлением вечера я заступил на пост внутри телефонной станции, расположенной в одном их тихих малолюдных городских переулков. В ту пору и такая маленькая, на несколько номеров, станция считалась особо важным объектом.
   
Медленно тянулись час за часом. И вдруг около полуночи по оконному стеклу кто-то громко забарабанил. Я выскочил из помещения в переулок, слабо освещенный затерявшейся в тучах луной. Передо мной оказались два здоровенных парня. Я еще не успел толком сообразить, как вести себя дальше, как один из них вцепился рукой в ствол моей винтовки.

- Ишь ты, вооруженный. Неужто заряжена? - нахально оскалился он.

- Ну-ка, шлепни его, охранника-то,- науськивал другой.
Раздумывать было некогда. В одно мгновение пришло решение- не обороняться, а нападать. Изо всей силы, какая у меня была, ударил я незнакомца кулаком в подбородок. Тот, взвизгнув, грохнулся на землю. Не знаю, как развивались бы события дальше, если бы не подоспел начальник караула, сопровождавший пришедшего мне на смену чоновца.

- Стой, ни с места! - раздался окрик. 
Один из нападавших бросился бежать, нырнул в темноту. Второго караульный задержал. 
Придя в казарму, я прилег на нары, и только тогда оценил опасность положения, в котором оказался. 

В 1922 году, когда я уже работал в редакции межуездной газеты «Трудящаяся беднота» в Коврове, во время одного из общегородских партийных собраний поступило сообщение, что границу нашего уезда перешла вооруженная банда. Всем присутствующим на собрании коммунистам-мужчинам было предложено явиться в штаб ЧОНа. Через десять минут мы уже получали задания от начальника штаба Ивана Васильевича Шаронова…

Летом 1923 года по распоряжению агитпрома губкома партии я был переведен на работу в Муром в редакцию газеты «Луч», позднее переименованную в «Красный Луч». И здесь коммунисты продолжали изучение боевого оружия. Руководил обучением военком товарищ Субботин.
Чоновские отряды были для нас хорошей школой военной подготовки, учили нас защищать завоевания Октября. Воспитанники ЧОНа- Иван Борисоглебский (Борский), Тимофей Еремеев и другие стали впоследствии видными военными начальниками и политработниками Красной Армии. 
                                                                              Е. Подаруев, ветеран партии.  
с. Синьково.

Пояснения и дополнения к материалу:                                                                                              
«Комсомол активно участвовал в деятельности ЧОНа (части особого назначения). Гражданская война кончилась, но коммунисты и комсомольцы все еще не расставались с оружием, постоянно были начеку, не ослабляя своей бдительности. Часть коммунистов и комсомольцев в канун революционных годовщин - празднование Октября и 1 Мая - переходила на казарменное положение, распределялась по взводам и отделениям, несла охрану городской электростанции, телеграфной станции и других объектов. Молодежь гордилась тем, что ей вручалось боевое оружие.
Участие в ЧОНе укрепляло дисциплину, повышало организованность комсомола…» 

Из книги Г. С. Зудилова «Очерк о Вязниковском комсомоле».

Возглавлял ЧОН командующий, при нем существовал штаб, в ведении которого находились боевая, разведывательная и агентурная работа; организация, формирование и мобилизация ЧОН; боевая подготовка и служба кадров; комплектование, прохождение службы командного и административного состава; снабжение всеми видами довольствия и вопросы образования и хранения мобилизационных запасов имущества.

Личный состав частей особого назначения разделялся на кадровый и переменный. Кадровый состав состоял на службе в Красной армии, а переменный набирался из комсомольцев и коммунистов в возрасте от 17 до 55 лет; комсомольцы 14-17 лет числились на особом учете для ведения разведки и организации связи. Женщины привлекались для военно-вспомогательных задач.

Переменный состав в обязательном порядке проходил общий курс военного обучения и специальную подготовку, периодически призываясь для учебных сборов или для выполнения боевых заданий.
Обучение чоновцев (также именовавшихся коммунарами) осуществлялось преимущественно внеказарменным способом. Регулярные занятия велись в свободное от основных работ время 2 раза в неделю. Дни и часы занятий устанавливались партийными комитетами.

Специальные сборы происходили с переводом коммунаров на казарменное положение на 24 дня. В тех же условиях осуществлялись контрольно-проверочные занятия сроком на 10-12 дней.
В зависимости от успехов бойцам-коммунарам присваивался один из трех разрядов военной подготовки, при этом самым почетным для чоновца считалось получение 1-го разряда.

(Дополнения по материалам интернет-сайтов – К.Ц.)

Фотоальбом Подаруевых-Целоватовых на сайте "БЫЛОЕ" здесь:

На форуме сайта есть дополнительные материалы по этой теме:

Категория: Уникальная информация | Просмотров: 251 | Добавил: Рэмович