Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » 300-ый километр » Вязниковские храмы » Казанский собор (История, фото, ссылки)
Казанский собор
РэмовичДата: Вторник, 15.10.2013, 18:14 | Сообщение # 1
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline

Вязниковский Казанский собор. Рисунок Л.И. Аносова.
 
РэмовичДата: Вторник, 15.10.2013, 18:21 | Сообщение # 2
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Владимирские Епархиальные ведомости /1894,№19/ КАЗАНСКИЙ СОБОР в гор. Вязниках /по поводу освящения его/ - открыть в новом окне.

Вязниковский Казанский собор внутри (фото 1920-х годов)
 
 
РэмовичДата: Вторник, 15.10.2013, 18:29 | Сообщение # 3
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
О прошлом и настоящем Казанского собора - ФОТОМАТЕРИАЛЫ на сайте "БЫЛОЕ".


Статья о поступлениях в музей из Казанского собора научного сотрудника Г.В. Штаревой ЗДЕСЬ.
 
РэмовичДата: Вторник, 15.10.2013, 18:33 | Сообщение # 4
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Вязниковский Казанский собор в историческом исследовании В.А. Кошкина-Вязниковцева.

 
РэмовичДата: Вторник, 15.10.2013, 18:44 | Сообщение # 5
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Из коллекции газетных раритетов Константина Целоватова (Москва). Статьи и материалы периода подготовки и разрушения собора.

Опубликовано во владимирской газете "Призыв" 13 августа 1926 года.




Поп Твердислов, купец Дикушин, жандарм Повалишин и 47тысяч в подсвечнике.

Вязники. С раннего утра, под колокольней на базарной площади сидит дядя Яша слепой и гундосит Лазаря. В „доброе старое время" — ох вспоминает об этом времечке вязниковский мещанин, потягивая пару чаю с
горькой в трактире „Марьи Ивановны".

Так в доброе старое время, купец Никитин, поспорив скупцом Кленовым, потребовали к себе Яшу я велели ситный пирог с медом „лопать".

Сказывают Яша два шестифунтовых каравая оплел и корыто меду. Еще было запросил, да купцы денег пожалели... Гундоносит слепец, гудят колокола. На ряды базарные, на улицу — Шаталовку темная громада казанского собора глядится.

И с первым ударом колоколов по пустой еще площади в церковную калитку шмыгают старушечьи фигуры. К ранней обедне.

Пусто в соборе. Прошло «доброе» времячко, быльем поростает.

За сороковкой, за пивишком трехгорным, макая копченой воблой в солонку, проливая пьяные слезы на желтую „заблеванную" скатерть трактира, плачется о том времячке Онохриенко, бывшего воинского начальника бывший
делопроизводитель.



И только по праздничкам христовым, по двунадесятым, по престольным дням наполняются прокопченые своды собора.

Старые купчики на новый нэпмановский лад перекрашенные, торговцы мелкие базарные, барахольщики  с толчка, мастеровой «вольный» люд, что труда фабричного боится, мещанишки с Городецких двориков, с Масляной и Солдатской, домохозяева — вот кто идет сюда. А больше все платки черные старушочьи, косынки бабьи.

В темном левом углу собора — пузатый ящик - свечки,просвирки божии, крестики.

Исстари еще заведено, что ящиком свечным купцы правят, те, что мошной побогаче, да брюшком потолще.

Доходное дело — свечной ящик. Из-за него сейчас сыр-бор горит. Вечерами фельдшер Краснов по Вязникам бегает, обходит дома православных.

И как переговорят о погоде гнилой, дождливой, о том что помидоры нынче плохо спеют, что к банкам для варенья приступу нет, подпустит фельдшер Краснов агитацию против купцов к прочего нетрудового элементу, что ящиком владеют.

Надо вам оказать, Андрей Степаныч, что по статистике моей в пресвятом соборе матери божия казанския нетрудового элемента из прихожан десять процентов, а прочие — все пролетарьят.

— А поди-ка ты купцы, над пролетарием да служащим сознательным, силу имеют. Ящик то свечной у них.

Решают тут «представители пролетариата» переизбрать церковный совет до срока.

И свершилось в Вязниках небывалое. Хоть завеса церковная не разодралась и Яша гундосить не перестал, но неслыханное дело: к купцу Коровякову —  старосте церковному, заправиле над ящиком свечным — ревизионная комиссия пришла.

Глядели книги, на счетах прикидывали и занесли в акт — «нехватило у Коровякова 7 пудов свечей на сумму 1444 рублей по золотому курсу».

И считал фельдшер Краснов лидер „сознательного пролетарьята и служащих, что община казанского собора ежели учесть мужеска, женска пола, отроков и отроковиц, наберется в 2500 душ. И считая, что большинство на бедняцкой стороне будет, ведь по подсчетам его выходило, что „из 48 категории" в приходе только 10 процентов, а 90 все „рабочий класс".

Долго купцы в трактирах сговаривались, долго в Городецких двориках, в Масляной улице на завалинках шум был. Обе «фракции», купеческая и фельдшера Краснова — фракция, к бою готовились.

Был бой. Смешались под соборными сводами запахи ладана и русской горькой — крайние левые обоих фракций для крепости убеждений по наперстку хватили.

Ошибся фельдшер Краснов в расчетах мужска пола — только купцы да трактирщики пришли, женска — старух десятка три.

Звал он Мнхенча чесаля ярцевского — будь у нас вроде «рабочего класса» представителем, да будь не ладен Михеич, помянул казанскую верстовым столбом и к такой матери послал.

И плакался фельдшер Краснов, что «рабочий класс в перевыборах участия не принимал» и что „таким преимуществом опять купцы воспользовались".

Председателем того собрания был Дикушин — мануфактурный купец - тот самый, которого в гостином дворе премьер-министром Столыпиным зовут.

— Столыпин и есть Столыпин, — жаловался фельдшер. — Никакой тебе демократии в выборах не было. Выдвинула крайняя правая список кандидатов в церковный совет — одни купцы.

— Нет в том списке рабочего класса — плачется фельдшер Краснов — прошла опять одна „48 категория".

Купец Дикушин, купец Татаринцев, купцы Коровяков, Кириллов, да Зиновьев, Онохриенко — быв. воинского начальника быв. делопроизводитель, Повалишин быв. жандармского управления жандарм. Есинов быв. Земского - сын, да Булатов — бондарь, а вдобавок семь „батюшек" — яко семисвечник церковный.

И избрали люди выборные именитые промеж себя старосту— определили свечному ящику Коровякова — купца, попу Твердислов единовременное пособие в 50 руб. отпустили, а на стадо пасомое наложили   оброк — несите по рублю с души на божье дело.

А поп Твердислов обрел в подсвечнике перед „святые иконыказанские" клад в 41 тысяч рублей. Клад-то клад, но к делу его но приспособишь — одни николаевки, да керенки, меди и серебра царского немного. Спрятал те денежки купец Туманов, когда свечной ящик старосте купцу Кошутнну сдавал.

— Темные невежественные рабочие массы, — пишет фельдшер Краснов, не послали они своих делегатов в церковный совет, не пришли на перевыборы.

Не пришли. Миновало времечко.

Кто будет владеть свечным ящиком, купец-ли Коровяков, Краснов-ли фельдшер — вязниковским ткачам ни холодно, ни жарко.

Л. Ровский.

Оцифровка – К. Целоватов и В. Цыплев.

Правописание слов поростает, времячко, , старушочьи, гундоносит, пасомое, просторечных форм мужска, женска, пролетарьят и др. сохранено для историков развития языкового нормирования.
Прикрепления: 4647480.jpg(420Kb) · 3049873.jpg(75Kb)
 
РэмовичДата: Вторник, 15.10.2013, 21:09 | Сообщение # 6
Редактор сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 1321
Статус: Offline
Из переписки с Еленой Дмитриевой (Коровяковой-Клюшенковой):

Добрый день, Лена! Вот тут в статье 1926 года упоминается Коровяков - купец, который заведовал в Казанском соборе свечным ящиком... Это который Коровяков? Нет ли у тебя его фото?

Владимир Рэмович, это мой прапрадед Николай Иванович Коровяков, купец, из старинной династии Коровяковых, которую я "раскопала" до 9 колена.

Вот цитата из моей книги: Николай Иванович Коровяков был купцом, торговал хлебом, как и его отец. Торговля хлебом была в то время одной из самых выгодных! С годами Николай Иванович стал уважаемым в городе предпринимателем, занимал должность помощника директора в Городском общественном банке (1897 г.), состоял в Обществе помощи нуждающимся ученицам Вязниковской женской гимназии (1911-1915 гг.), водил дружбу со многими известными в городе купеческими фамилиями, в том числе с Филипповыми (Федор Васильевич Филиппов был крестным его сына Степана), которые жили с ним по соседству. Бабушкина подруга, тетя Фая Садовская, рассказывала, как ее мама работала в доме Коровякова на почте. Она знала из рассказов старожилов о сложном характере хозяина дома, Николая Ивановича Коровякова. Суров он был и прижимист (а попробуйте вы содержать такую большую семью, не имея твердого характера!). А жена его, Мария Михайловна, напротив, была добрейшая женщина. Рассказывали, что муж запрещал ей поить чаем служащих, и даже вытащил краник у самовара и спрятал. Но она попросила тайком сделать деревянный кран, и чаепития продолжались!..



Фото от 1927 года, здесь ему 51 год, что стало с ним после 1927 года, узнать я не могу до сих пор...

Сайт Елены Александровны Дмитриевой - Мастерская Елены Дмитриевой.
Прикрепления: 6273166.jpg(412Kb)
 
Форум » 300-ый километр » Вязниковские храмы » Казанский собор (История, фото, ссылки)
Страница 1 из 11
Поиск:

Рейтинг@Mail.ru