Главная » 2015 » Февраль » 27 » Вязники. Ярцевская фабрика Демидова.
03:42
Вязники. Ярцевская фабрика Демидова.

ЯРЦЕВСКАЯ ФАБРИКА.
(написано в 1929 году Змеевым)

Главный корпус, чесальная, мотальная, мастерская, литейная были те же, что и теперь, лишь после сделаны к корпусу пристройки.
Шуровка и паровая построены после, при чем здание паровой клали зимой, для чего над ним было сделано деревянное тепловое строение.
Старая паровая машина (вертикальная) была в корпусе. Остановлена 27 декабря 1901 года. Новую машину поставили в 1901 году и пустили в действие 3-го сентября 1901 года. Каменное 2-х этажное здание, где теперь контора, в то время было занято квартирой механика В.Ф.Томпсон. Новые дома для механика и доктора были выстроены позднее. Директором Ярцевской фабрики был инженер-механик Борис Лаврентьевич Лаврентьев. Славился тогда, как первоклассный прядильщик, чесал лен и очесок при нем обрабатывались очень высоко, а пряжа по качеству уступала разве только Ново-Костромской. Насколько им дорожили видно из того, что в то уже время он получал жалованье 12.000 рублей в год, а впоследствии 18.000 рублей. Человек был нервный, горячий, страшный ругатель. Служил с 14-го Января 1874 года по 14-е апреля 1895 года. Дом его (квартира) 2-х этажный полукаменный был там, где теперь фабриком. После его смерти этот дом перенесли на бывший бельник, а для вновь поступившего директора Фомы Васильевича Тонг выстроили на том же месте каменный дом, где теперь фабриком.
Больница тогда была в деревянном 2-х этажном доме у въезда на гору, где теперь квартиры. Врача постоянного не было, был фельдшер Михаил Никифорович Поляков.
Новая теперешняя больница построена в 1892 году. Школа была в полукаменном 2-х этаж-ном доме на горе, близ построенного уже после 3-х этажного дома для квартир. На горе за воротами был скотный двор и сельскохозяйственные строения (каменные овины, молотильный сарай). Там, между прочим, был глубокий колодец, из которого воду выкачивали собаки, бегавшие в колесе.
При фабрике было несколько вишневых и яблонных садов, дававших в то время довольно значительный доход от сдачи в аренду.
Лен для фабрики закупался главным образом в зимние месяцы своими приказчиками (Федор Иванович и Иван Иванович Брылины, Василий Васильевич Меньшов, Василий Антонович Горбунов, Иона Васильевич Болталов, братья Морковкины, Николай Петрович Копнин, Осип Никанорович Диев, И.И. Емелин, И.И. Козлов, П.Е. Карпычев и другие. В Пучеже, Городце, Юрьевце, Суздале, Гавриловском посаде, Грязовце, Нерехте, Костроме, Бежецке, Яранске, Царевосанчурске, Сарапуле и других местах). Покупали и через комиссионеров, а также и партионно. Почти весь годовой запас делался зимой, главным образом в ноябре и декабре. Денег надо было много, приходилось занимать в банках. В последние годы Н.В.Демидов открыл специальный текущий счет под товары в Волжско-Камском банке. Весь лен и товары передавались в залог банку, т.е. они лежали в тех же фабричных складах, но только ключи были у артельщиков банка, они по чекам отпускали из складов лен и товар и по объявлениям принимали в склады. Было очень просто и удобно, стеснений никаких не было. Денег с текущего счета давали сколько надо.

Должность директора (прядильщика) на Ярцевской фабрике считалась весьма важной, и потому для занятия ее приглашались всегда первоклассные специалисты. За истекшие 50 лет прядильщиками были:
инженер-механик Борис Лаврентьевич Лаврентьев (с 14 января 1874 года по 14-е апреля 1895 года);
Фома Васильевич Тонг (англичанин), с 1 апреля 1896 года по 15-е марта 1905 года;
инженер - механик Александр Григорьевич Лбов (с 23 февраля1905 года по 20 декабря 1911 года);
инженер - механик Николай Васильевич Иванов (состоящий в этой должности и теперь с 16 декабря 1911 года).
Не менее важной считалась и должность механика (тем более, что один механик обслуживал еще две фабрики того владельца).
Механиками были: Василий Фомич Томпсон (англичанин);
Инженер - технолог Антон Рохович Кушелевский
Инженер - механик Владимир Александрович Реми
инженер - механик Рауль Камиллович Пиге (прибл. 1894 -17897 годы)
Петр Егорович Вернер (с 4 апреля 1897 года по 7 мая 1902 года)
Инженер-механик Тихон Андреевич Булгаков (с 9 марта 1902 года по 26 февраля 1911 года)
Инженер - механик Петр Игнатьевич Дурденевский (с 8 марта 1911 года)
Второй раз Тихон Андреевич Булгаков.

Бухгалтером Ярцевской фабрики при моем поступлении был Илья Николаевич Орлов, после его ухода по нездоровью (15 ноября 1902 года) долгое время бухгалтером был Иван Иванович Змеев (мой брат); после отделения Ярцевской фабрики от вязниковских, бывших одного Това-рищества бухгалтером приглашен правительственным правлением Федор Арефьевич Агеев (И.И. Змеев перешел в кассиры). По уходе Агеева на должность бухгалтера поступил Николай Васильевич Васильев.
В числе рабочих на Ярцевской фабрике в то время было много, так называемых "Калдашей", привезенных из Тамбовской губернии, Ермишского уезда (их можно было отличить по особенному выговору), затем много местных крестьян деревень Петрина, Быковки и др.
Корпус каморок в то время был тот - же, только после пристроена мусоросожигательная печь и сделано в каморках более лучшее устройство; рабочие, не имевшие квартиры в каморках, частью уходили в свои деревни, а дальние квартировали в деревне Ярцеве и Петрине. Отдельных квартир не было, а помещалось столько, сколько могло улечься на полу, палатях или печке. Вообще жилищный вопрос стоял очень плохо.
На ткацкой фабрике рабочие были частью из города и из ближайших деревень. В начале русско-турецкой войны (1877 и 1878 годы) пробовали привезти из вичугского края ткачей. Приехали они (рабочие прозвали их "Волонтеры"), поработали немного и один за одним стали исчезать, так почти никого и не осталось.
В русско-турецкую войну ткацкая фабрика работала много палаточного, лучшего качества из чистого льна, по заказу поставщика на армию Малкиеля (Малкиель один раз приезжал на фабрику, остановился в хозяйском доме и уезжая, щедро одарил всю прислугу: лакею, повару, кучеру дал по 25 рублей, соответственно дал горничным и др.).
Лучшими ткачами палаточного в то время были Иван Васильевич Комелов и Егор Васильевич Кучин, зарабатывавшие на нем в некоторые месяцы по 25 руб.
Ткацкими мастерами в начале, как я упоминал выше, были братья Новосиловы, а после смерти одного из них и перехода в смотрителя другого были до Груздева Михаил Александрович Сорокин и Григорий Петрович Петров, которые знали свое дело тоже хорошо, но так как они специального образования не получили и нигде не были на более лучших фабриках, то их познания ограничивались только тем, что велось на этой фабрике, кроме того не имели пол-ноты власти.

Здесь считаю уместным сказать, что вообще льноткацкое дело за 50 лет не так быстро шагнуло, как хлопчатобумажное. В льноткацком производстве только недавно начали работать на парных станках (один ткач на двух станках), тогда как на хлопчатобумажных давным-давно работали на четырех и более станках.
Основателем ткацкой фабрики был Федор Петрович и его сын Василий Федорович Демидов.
Старый корпус ткацкой был построен в 1831 году. По окончании постройки семья Демидовых переехала из слободы Мстеры в Вязники. В Мстере у них тоже была ручная ткацкая фабрика, я сам читал договор Федора Петровича Демидова с серпуховским купеческим сыном Василием Васильевичем Варгиным от 1815 года, где он подрядился на выработку на своей фабрике во Мстере 1000 кусков фламских 22 верш. полотне по 48 руб. за кусок в 50 аршин и 1000 кусков равентуха шир. 15 вершков по 32 рубля за кусок в 50 аршин.
В 1832 году Федор Петрович Демидов умер. Его сын Василий Федорович продолжал начатое дело. В 1859 году он строит Ярцевскую бумаго - прядильную фабрику, 1865 году переустраивает на льнопрядильную. В тоже время строит новый ткацкий корпус в Вязниках и вводит механическое производство. В 1874 году строит писчебумажную фабрику (ныне ново-ткацкая). С 1859 года постройки воздвигались ежегодно. В то же время скупал леса, покосные и усадебные земли. Всего лесов и земель было в трех уездах Вязниковском, Гороховецком и Ковровском до 22.000 десятин. Долгое время был городским головой. Влиянием в городе и уезде пользовался чрезвычайным. Был неутомим, на фабриках его могли ждать каждую ми-нуту, пробежит бывало мальчишка, заметивший что идет хозяин, крикнет "Дедушка" (В.Ф. так звали в последнее время) и быстро водворяется порядок, беда тому, кто попадет в просак, его он изругает жестоко, а иногда и палкой ударит. Когда дают корм лошадям, все боялись, что придет проверит (а это бывало нередко) правильно ли дан корм, напоены ли лошади; в уборочную придет правильно ли промерено полотно (продергивали через стол),не гуляют ли, начнет сам концы подавать. Приказчики, смотревшие за народом, были большие ругатели, про одного (Рачкова в Ярцеве), который особенно любил выслужиться, рассказывали, что один раз заметив, что едет в.Ф., забрался в пустой сарай, мимо которого тот ехал, и начал самыми отборными ругательствами ругаться. Демидов едет, слушает, когда Рачков выскочил навстречу, В.Ф. спрашивает "Кого это ты там ругаешь?" Да вот лентяев-то, измучился я с ними. Другой раз, что-то застопорилась паровая машина в Ярцеве, фабрика остановилась. Зная, что Демидов сейчас же приедет, Рачков спрашивает у мастеровых "Отчего машина стала?", Те в насмешку сказали "В воздушну крыса попала." Рачков стал следить приезда хозяина, лишь тот показался Рачков летит навстречу "Ну, что Рачков, что там сделалось?" "В воздушну крыса попала, Василий Федорович". "Ах ты черт, дурак, осел, как туда может крыса попасть" и давай его палкой.

Какой силой пользовался Демидов можно видеть из следующего. При земских уже учреждениях один председатель земской управы (Домашнев) не угодил чем-то Демидову, последний решил его сместить при новых выборах, но так как это зависело от выборщиков: крупных, владевших каждый цензом не менее 120 десятин и мелких не менее 12 десятин, то Демидов чтобы иметь на своей стороне больше выборщиков, роздал своим приказчикам, кустарям и другим столько земельных цензов (с совершением нотариальных купчих крепостей, конечно, фиктивных, так как тут – же составлялись документы на обратную передачу), что перевес вышел на стороне Демидова, когда это увидел председатель управы, то назначил выборы в с. Палехе, за 60 верст от Вязников. Демидов всю свою выборную армию отправляет туда и в результате в гласные выбраны те, о которых на собрании делал условный знак Порошин И.И. (Приближенный Демидова). Демидовы были старообрядцы, хотя сам В.Ф. относился к религиозным вопросам не очень ревностно. Рассказывали, между прочим, про его мать Авдотью Ивановну, которая умерла в 1867 году 90 лет от роду, что она и в старости сама работала, разматывая пряжу на колоброде, когда ей замечали зачем она, мать такого богача, работает - она отвечала:"Я могу еще сама зарабатывать себе хлеб". Демидов терпеть не мог от своих служащих и рабочих ответа "Не знаю", требовал, чтобы ответы были кратки и ясны. Например, является кустарь, работавший ручное полотно, которому причиталась порядочная сумма. "Василий Федорович, я к вашей милости". "Что надо?" "Деньжонок бы". "Сколько?" "Сколько пожалуете." Демидов вынимает из кармана пятачек и дает. " Василий Федорович!" "Ведь я тебя спрашивал сколько и надо говорить сразу, а не мямлить."
Демидов к тем лицам, которых он изучил и так сказать видел насквозь, относился с большим доверием, давал деньги и расписок не брал (и сам не любил давать). Вот пример, коего я был очевидцем: в последний год или два его жизни (1880,1881) мне, 16-летнему мальчику, его детьми велено было приходить каждый вечер в хозяйский дом и ночевать в спальне В.Ф. На случай чего бы с ним не случилось, я приносил из шкафчика данную мне постель - войлок, расстилал на полу и ложился и вот в известные дни слышу утром выходит из-за ширм в халате В.Ф., отворяет дверь в коридор и зовет дожидавшегося там приказчика Ивана Лавреньтевича Изотова, тот входит, Демидов говорит:"Вот Иван отвези это Степану Степанычу, да скажи ему, чтобы побольше покупал такого-то сорта" и дает ему сверток денег. Изотов берет, говорит "Слушаю, Василий Федорыч", кланяется и уходит, никаких расписок, никаких лишних слов и сколько тут денег Изотов не знает (а их 3-5 тысяч). У Изотова уже приготовлена лошадь, он садится и едет в село Фоминку Гороховецкого уезда, отвозит туда деньги, передает Степану Степановичу Носову, который там жил и покупал для Демидова лен.
Приходит кто-нибудь к В.Ф. из Вязниковских торговцев, приносит деньги и просит нельзя - ли эту сумму заплатить в Москве такой-то фирме, у коей этот торговец купил в кредит товар, при чем деньги можно заплатить сериями и купонами. Демидов берет клочок бумаги (часто оборотную сторону исписанного конверта) пишет на нем распоряжение в свой московский амбар о выдаче денег предъявителю этой бумажки и отдает ее торговцу, а тот отсылает своему кредитору. Эти переводные операции существовали много лет и после смерти В.Ф. Демидова, вплоть до введения переводов через Государственный Банк (но тогда переводы выдавались конторой уже на специальных бланках).

До бухгалтера Н.В.Голубкова (1881 год) главная контора у Демидова хотя и была, но учитывала только расчеты с посторонними, с торговыми амбарами, подъотчетными лицами и т.п. Полного же учета не было, тем более, что и касса была на руках В.Ф., а он учетам не подчинялся и вот как Демидов определял свою прибыль: один из наших любознательных счетоводов И.А.Серебреников как-то много лет спустя после смерти В.Ф. нашел его книгу (я ее не видал), в которой В.Ф. составлял сам в то время свои краткие балансы, результат в них был выведен так:"Бог прислал столько-то" (поставлена сумма прибыли, а в это время состояние Демидова равнялось уже 2-3 миллионам).
Василий Федорович Демидов умер в 1882 году около 67 лет от роду. Наследники его: сын Василий Васильевич, дочери Евдокия Васильевна Коновалова, Елизавета Васильевна Кузнецова, Александра Васильевна Демидова и Надежда Васильевна Ближенская и дети умершей дочери Борисовой Федор Тимофеевич и Надежда Тимофеевна учредили Товарищество на паях с основным капиталом в 3.000.000 Рублей (это стоимость того, что оставил В.Ф.Демидов без добавок).
Директорами правления были: Василий Васильевич Демидов до самой смерти (в 1900 году), Ф.Т.Борисов (очень много лет), в качестве спецов К.А.Брюханов (Нерехтский фабрикант) в первых годах, потом И.Г.Простяков (московский купец, пайщик многих предприятий), бывали временами и женщины (конечно номинально), после смерти В.В.Демидова были его дети Александр, Николай и Андрей Васильевичи, из них Александр был твердого характера "В дедушку", он расширил дело и имел широкие замыслы (жел/дор. Ярцево-Сеньково, переброску городских фабрик в Ярцево и проч.). Между прочим он задался целью собрать паи в свои руки и достиг больших успехов (у него было уже более половины всех паев); большой знаток банковского дела; Николая Васильевича считали, что он не коммерсант, но он отличался тем, что был джентельменски честен, в нем не было алчности и был выдержан настолько, что не допускал себе никакой лжи (по крайней мере на мой взгляд). Он вышел из пайщиков еще около 1913 года. Андрей Васильевич был в отца "Мягкохарактерный", не был алчен, не обижал людей, видел в человеке человека, более крутые распоряжения Правления он от себя смягчал и едва - ли кто из знавших его, иначе, как хорошим словом, помянет.

Категория: ИСТОРИЯ с комментариями | Просмотров: 358 | Добавил: Рэмович